Менеджемент и личный пример

Вриндаван - 15 марта 1974
запись беседы для начинающих из раздела «Религия и духовность» со сложностью восприятия: 1
длительность: 00:33:32 | качество: mp3 128kB/s 31 Mb | прослушано: 111 | скачано: 121 | избрано: 2
Прослушивание и загрузка этого материала без авторизации на сайте не доступны
Чтобы прослушать или скачать эту запись пожалуйста войдите на сайт
Если вы еще не зарегистрировались – просто сделайте это
Как войдёте на сайт, появится плеер, а в боковом меню слева появится пункт «Скачать»

00:00:01 Беседа в комнате между Его Божественной Милостью А.Ч. Бхактиведантой Свами Прабхупадой и саньяси, 15 марта, 1974 года во Вриндаване.
– Деньги потрачены, всё идёт хорошо, всё организовано.
– Да, управление подразумевает порядок. Если менеджера нет, то саньяси должны вызваться.

00:00:26 – Иногда, очень трудно поддерживать этот порядок, Вы сами сказали преданным не ходить на улицу и не покупать слишком много сладостей, но это их не остановило, они по-прежнему постоянно ходят в магазины сладостей. Сегодня утром я разбудил преданного, я разбудил его без пятнадцати четыре, я сказал: «Прабху, ты хочешь встать? сейчас уже четыре часа, время вставать». Он не проснулся, но я пошёл и начал мыться, потому что я хотел этого, а затем я вернулся, и уже почти настало время для Арати. Я сказал ему: «Если ты не собираешься идти под душ, то хотя бы пойди на Арати», но он не вставал.

00:01:07 – Идея в том, что, если ты создашь духовную атмосферу, которая будет вдохновлять, все захотят участвовать в этом, в этом решение. Ты не можешь индивидуально обходиться с каждым.
– Если ты садишься повторять мантру, они все должны тоже садиться, если кого-то не хватает, то тогда ты можешь сказать: «Почему ты не пришёл?» Но если ты сам не повторяешь мантру и просто пытаешься их будить постоянно. Спит он или нет, ты сам должен выполнять свои обязанности добросовестно, просыпаться, вставать рано утром.
– Но мы должны идти в храм на Арати, а если он лежит в кровати и спит…
– Нет, если он по-прежнему в кровати, тогда попроси его уйти, да, не нужно сражений.

00:02:05 – Шрила Прабхупада, я хотел сказать кое-что, потом я уйду, потому что это собрание руководителей, но я видел этого юношу после того, как его избили, и насколько я вижу, это выглядело очень жестоко, как будто бы его били досками. Это похоже на преступление, если бы это со мной случилось, я бы подал в суд, потому что он мог лишиться глаза, это нехорошо, ни при каких обстоятельствах.
– Мы это обсуждаем…
[неразборчиво]

00:02:51 – Дело в том, что сейчас мы переживаем кризис в Индии в плане нашего присутствия здесь, наш престиж, наша репутация упала до невозможного, не из-за нашего учения, а из-за нашего поведения, не из-за того, что мы белые, а из-за того, что мы ведём себя отвратительно. В отношении поведения мы никоим образом не можем стоять на одном уровне с индийскими саньяси, как же мы можем ожидать, что Шрилу Прабхупаду будут уважать если мы ведём себя так. Поэтому, как на лидерах, на нас лежит ответственность не избегать этого, не избегать других преданных, но обучать их сейчас, начать их обучать.
[речь Шрилы Прабхупады иногда неразборчива из-за тихой записи]

00:03:41 – Мы должны исполнять свои обязанности, когда у увидел [неразборчиво], я сразу же спросил его куда он идёт. Мы должны следовать установленным правилам, если кто-то спит, киртан идёт в это время утром, ему нужно сказать, что если ты будешь так спать, то ты не можешь так поступать.
– Я сказал этому юноше раньше.
– Хорошо. Но почему лить воду на него?
– Чтобы разбудить его.

00:04:28 Ты не должен делать ничего что бы спровоцировало, самое лучшее просто сказать, что он не в лучшей форме сейчас. Скажи мне, что он безответственный, его можно предупредить один раз, два раза, если он не следует, то тогда ты просто должен сказать ему: «Покинь это место!» Ему нужно дать этот шанс. По словам полиции, когда ему сказали, что по нашим правилам все должны вставать в четыре часа, он сразу же сказал: «Я не вижу, чтобы кто-то вставал в четыре». Никто, что я могу ответить?

00:05:27 – Как он может так говорить Шрила Прабхупада, как он может говорить, что никто не встаёт в четыре.
– Он говорит, что никто не встаёт рано утром.
– Но он встаёт, я встаю.
– Он встаёт, но остальные?
– Остальные встают, ну не все, но кто-то встаёт.

00:05:49 – Дело в том, что саньяси должны позаботиться, чтобы этот стандарт поддерживался на высоком уровне, это их обязанность.
– Это должно отслеживаться и это должно мирно решаться. Если это мирно не решается и человек злостно нарушает, то ему нужно вежливо сказать: «Иди домой».
– У кого есть авторитет сказать кому-то «пожалуйста уходи», у кого есть полномочия сказать человеку «уходи»? Мы не знаем у кого есть эти полномочия, президент скажет?
– Пока я здесь, я скажу.
– Вот эта данда, она даёт полномочия.
– Да, даёт.
– Нет, не даёт. В Соединённых Штатах? Нет, там преданные не уважают саньяси.
– Может просто потому, что ты просто не заслуживаешь этого?

00:06:50 – Если они не следуют принципам саньяси, то естественно, но об этом нужно сообщить официальному руководителю, президенту, нужно предпринять меры. Если допустим вы не следуете правилам и предписаниям, вы должны покинуть храм, нет необходимости драться. Прежде всего, саньяси, лидер, должны вести себя сами в соответствии с правилами и ограничениями, и тогда, просить других следовать, если другие не следуют, один раз, два раза, три раза их прощают…
– Если он строго следует принципам, то его автоматически будут уважать.
– Я хотел попросить кого-то уйти, покинуть храм, но как он покинет? Мы должны купить ему билет?
– Уйти, означает, что он может уйти в другой центр.
– Я хотел попросить его уйти, но, куда он пойдёт? Кто ему заплатит за обратный билет?

00:07:59 – Дело в том, что это уже крайняя мера. Мы проповедуем, чтобы люди приходили к нам, но наша задача не выгонять их, это не наша задача, но если он неисправим, тогда он должен уйти. Мы проповедуем для того, чтобы люди приходили к нам, а не для того, чтобы уходили от нас. Если же по какой-то тривиальной причине мы просим его уйти, так не делается, если он неисправим, прежде всего вы должны попытаться его исправить, это проповедь.

00:08:37 Наша проповедь состоит в том, что люди бесполезны, мы должны обучать их так, чтобы они могли принять Сознание Кришны, таков наш менеджмент, но если он совершенно неисправим, тогда его нужно попросить покинуть храм, но мы не должны выгонять его только потому, что он делает что-то не так. Его нужно просто научить, вы должны учить его своим примером, своим поучением, своими словами, примером, его нужно исправлять. Если я не могу его исправить своими словами и примером, в этом также и моя вина.

00:09:24 Вы не можете ожидать, что все кто приходят сюда, будут садху, это не так, к нам приходят обычные люди, но мы должны сделать их садху, это проповедь, вы должны делать это тактично. Если человек неисправим, если мы всё перепробовали, но при этом он по-прежнему не исправляется, тогда вы можете попросить его, не нужно отправлять его по какой-то мелочи, это не наш принцип. Наш принцип – прежде всего, исправить его, такова проповедь, насколько это возможно, при помощи примера, поучений, занять его, это наша школа, это школа.

00:10:15 Если ученик не успевает, вы не можете сказать: «Убирайся!», насколько в ваших силах, вы должны ему помочь, но когда вы исчерпали все средства, и он при этом не исправляется, тогда вы можете попросить его уйти, что вы можете ещё поделать? Найдите какие-то деньги, но я не думаю, что нам придётся прибегать к крайним мерам, если мы сделали всё от нас зависящее чтобы исправить его, ведь в конце концов, он – человек, и наша задача – учить и самим стать идеалом. Мы должны учить своим личным поведением.

00:11:05 Если вы встаёте рано утром, если вы омываетесь, если вы садитесь и проводите киртан, регулярно, как он может отказываться это делать? Это невозможно. Но если я курю, и при этом прошу других не курить, это никогда не подействует, прежде всего вы должны быть примером. Если человек сам не прибирается [неразборчиво], вы не должны просто командовать, а если он не делает, то «убирайся», нет, покажите ему, в конце концов, наша жизнь, это жертва ради проповеди. Эта проповедь означает, что самому нужно хорошо себя вести, он тогда не сможет вам сказать, что вы сами себя не ведёте так.

00:12:07 Например, однажды в Лондоне, произошла беседа с Нанда Кумаром, он обвинял тебя, ты обвинял его, я слышал. Ты должен поступать так, чтобы он тебя не обвинял, если ты просишь его вставать рано утром, принимать душ, а сам этого не делаешь… Допустим, есть какой-то особый случай, я рано утром принимал душ, сейчас я не принимаю из-за болезни, в противном случае, я регулярно принимал душ, и даже не горячей водой, я начал принимать горячий душ только в вашей стране, раньше я никогда этого не делал, даже в самые холодные времена.

00:12:58 Здесь я тоже пытаюсь избегать этого, я просто выставляю ведро воды на солнце, и если она нагреется, то это всё, что я себе позволяю. Конечно, если нужны особые условия для здоровья, и из-за этого человек не может подняться, если он болен, это другое дело, но все остальные должны вставать рано утром, принимать омовение, и быть готовыми оказывать служение к шести часам утра, к пяти часам утра. Что касается группы киртана, то все должны ходить туда, пусть на небольшое расстояние, но все наши люди должны ходить. Рано утром, посмотрите, столько групп ходит, начиная с трёх тридцати, ведите себя также, и другие последуют за вами. Чистота, чистоплотность и следование регулярной программе, это наш метод, мы должны быть очень чистоплотными, опрятными, вставать рано утром, у нас есть свои обязанности.

00:14:11 – Например, вчера, Бриджа Хари подошёл и сказал, что он не мог никого заставить убираться в храме, никто на убирался на Кеши гхате. Я сказал: «Столько же саньяси, попроси их организовать группу уборщиков». Он сказал: «Никто не будет убираться, они не станут этого делать, они не хотят».
– Но почему не сказать: «Вы должны убираться»
– Но они не станут.
– Если они не станут, то покажите им.
– Столько людей приходят и уходят. У нас была группа уборщиков, но они разъехались по другим группам. Есть много людей, но они отказываются это делать, потому что они следуют твоему примеру.
– Я убираюсь в своей комнате, я убираюсь также за пределами комнаты, ты просто не видел, не критикуй!
– Нет, я не критикую.

00:15:02 – Так или иначе, что было, то было, вы должны следовать Апаниачарии Прабху, таков должен быть принцип, нужно учить других собственным идеальным примером. Все должны быть чистоплотными, все должны вставать рано утром, начинать свою деятельность, тогда у вас будет право спросить у них: «Почему ты не пытаешься это делать?»
– И тогда им будет стыдно не делать это.
– Итак, этому принципу необходимо следовать, разве нет?

00:15:41 – Да, что касается меня, я не считаю, что многие люди принимают мои слова всерьёз, столько всего плохого говорят обо мне. Сначала они говорят, что песни эти в майе, мелодии, это майя, за спиной я слышу всё что угодно, никто не будет мои слова воспринимать всерьёз, хотя я цитирую из писаний, они не уважают меня.
– Что значит майя, песни в майе?
– Как только я уехал из Калькутты, мне сказали, что все бхаджаны, это яд Гаудиа Мадха, про эти бхаджаны они так сказали. Песни сами хорошие, но мелодии, они мне сказали, что это яд. Как я могу это преодолеть?

00:16:27 – Я слышал что-то по этому поводу, ты написал одному из преданных в Калькутте. Ты написал, что он приехал в Бомбей, Бхавананда, и он сказал, что он писал письмо, что-то вроде: «Я молюсь, чтобы меня заняли в служении моему Гуру Махараджу». А ты написал в ответ: «Мы, персоналисты, поэтому, когда мы говорим Гуру Махарадж, мы всегда произносим имя, А.Ч. Бхактиведанта Свами Прабхупада или Бхактисидханта Сарасвати, мы не просто оставляем такой туманный термин Гуру Махарадж. Мы пели: «Джая Прабхупада, Джая Гурудев», и он говорил, что это имперсонализм.
– Он также говорит: «Нитай гора Харибол, это тоже майя».
– Что это такое?
– И он говорил, что все эти бхаджаны, они неавторитетны.

00:17:28 – Он сказал, что Гоур Харибол, неавторитетно? Кто сказал это?
– Нет, он сказал, что «Джая Гурудев, Джая Прабхупада!», это нехорошо. Он сказал, что это нехорошо, «Джая Гурудев», потому что там не говорится конкретное имя гуру, это может быть любой гуру дев, он критиковал за это.
– Кто критиковал?
– Бхавананда. Потому что ты написал ему письмо, в котором говорится, что мы персоналисты.
– То есть это означает, что я майавади, вот что это значит.
– То есть это вопрос поведения, а ни просто каких-то индивидуальных особенностей.

00:18:09 – То есть в общем я майавади. Я вижу, что в Индии, в общем, плохая атмосфера, недовольство преданными, политика разделения на группы, и так далее, это происходит по всей Индии, очень тяжёлая ситуация.
– Вот, например, Тамал Кришна, его все уважают, потому что он делает очень хорошую работу, он управляет очень хорошо, и он исполняет свои духовные обязанности очень хорошо, и получает определённые результаты, это уважение. Бали Вардан Махарадж, он строит «Искон Пресс», и все просто касаются его стоп, когда видят его. Ты не найдёшь ни одного человека, который бы не уважал его, потому что он исполняет свои обязанности. Естественным образом люди начнут тебя уважать, если ты сделаешь что-нибудь хорошо, а не просто говоришь, что атмосфера плохая.

00:19:05 – У нас много недостатков, но в общем, если я веду себя хорошо, то другие пойдут за мной, это принцип. У меня могут быть какие-то недостатки, мы не свободны от них, мы все пытаемся проповедовать, мы должны вести себя хорошо, в соответствии с правилами и предписаниями, повторять 16 кругов, вставать рано утром. Как правило, прежде всего нужно вставать рано утром, убираться, участвовать в программах, повторять 16 кругов, если этому следовать, то всё будет.

00:19:51 – В своих лекциях Вы подчёркиваете два аспекта, гьяна и отречение, какое-то знание есть, но отчасти, проблема в том, что большинство преданных в каждом храме в Индии не отречены от этой грязи, они по-прежнему привязаны к чувственному наслаждению, даже на грубом уровне, и поэтому если кто-либо, саньяси, или кто-либо ещё лишает их чувственного наслаждения, они склонны не подчиняться, потому, что они привязаны к тому, что они хотят делать. Они думают, что поскольку они в чужой стране, далеко от Америки, где стандарты очень строги, они думают, что они могут заниматься всякой чепухой и никто их не остановит. Если стараешься их исправить, то они распускают сплетни за спиной, мы видели это с магазинами сладостей, с ранним подъёмом, со всем что мешает им в их приятных наслаждениях, и это в Калькутте, это в Бомбее, это происходит здесь, во Вриндаване. Преданные повсюду, они ведут себя просто как наслаждающиеся, и вот почему столько раджа гуны в храме.
– Столько раджа гун.

00:21:07 – Это факт. Да как же исправить это, если ты сам не исправишься, как ты можешь исправить?
– Многие из нас пытались исправить себя, в результате нас обвиняют в том, что мы сепаратисты, просто потому, что мы не хотим разделять с ними их занятия чепухой, потому что мы хотим сохранить стандарты, хотим читать, повторять джапу, поскольку мы не хотим сидеть и говорить о всякой чепухе. Если мы пытаемся их остановить, они не остановятся, так зачем нам опускаться на их уровень? Поэтому мы ведём себя как сепаратисты, запираемся в комнате и читаем, или повторяем джапу, мы пытаемся поддерживать чистоту, и это считается сепаратизмом, потому что это не соответствует их уровню ума, или тому, чем занимаются все остальные в храме, политикой и так далее, вот что меня расстраивает.

00:22:04 – Что было, то было, теперь, вы попытайтесь исправлять других, ведя себя правильно, в противном случае, нет необходимости держать столько людей, мы попытались во Вриндаване, несколько людей могут оставаться здесь. В противном случае, людей это не будет привлекать, потому что людей привлекает наше поведение, они увидят: «О, эти европейцы, американцы, они такие замечательные вайшнавы», их это привлекает, но если мы не соответствуем стандарту, то они сразу же начнут нас осуждать, это необходимо исправлять. Тот же принцип, мы должны вести себя должным образом и учить других, тогда это будет иметь эффект, это общий принцип, мы обсудили, сейчас постарайтесь следовать.

00:23:12 Другой момент, это проблема Кеши Гхата, должны ли мы дальше развивать это. Я получил эту собственность, каково ваше мнение? Исходя из тех обстоятельств, которые сейчас имеют место, каждый храм должен управляться очень хорошо, иначе вы не сможете привлекать людей. В нашем храме, в Лос-Анжелесе, мы хотим привлекать людей, там очень хорошо управляют, очень хорошо, вы видели, а это означает, что должен существовать достаточно большой счёт в банке, потому что это большой храм

00:24:05 – Я не думаю, что будет достаточно людей убираться, управлять и чистить Кеши Гхат, может быть в будущем, когда-нибудь.
– То есть не сейчас.
– Очень большой, очень большой.
– Пусть лучше будет меньше людей с хорошими качествами в маленьком месте, это принесёт гораздо больше блага, как например я был на Филиппинах, я был один, но всё равно, работа продолжалась гораздо быстрее, потому что я мог всего этого избегать, тех проблем о которых мы говорим сейчас, потому что не было причин для таких проблем.
– Здесь всё все знают.

00:24:51 – Всё очень быстро происходит, потому что люди автоматически привлекаются, и тогда вы учите их, обучаете их, меньше американцев, один, двое, которые хотят управлять. Затем, можно начать с индийцами работать, и по мере того, как они развиваются, становятся сильными, начинает развиваться центр, это потребует времени, но это будет более надёжно. Мы можем привести кучку американцев и всё просто распадётся на кусочки, и мы утратим свою репутацию.
– Тогда что ты предлагаешь?
– Мы начнём небольшой центр, и затем, будем постепенно развивать его, чтобы там было меньше неопытных людей.
– У нас уже был здесь маленький центр, где-то год, восемь месяцев.

00:25:48 – Он не говорит, что это будет успешный проект, но по крайней мере не будет всей этой пародии… Сможем ли мы вообще сделать так, чтобы индийцы прислушались к тому, что мы говорим, это уже другой момент.
– По крайней мере мы не будем убивать друг друга. По крайней мере мы не будем поступать так, чтобы в будущем нам пришлось покинуть Индию, нас попросят уехать, у нас заберут наши визы и выгонят нас, это может легко случиться, нет ничего невозможного. Есть места в мире, куда мы уже больше не имеем права приезжать, например, в Сингапуре это уже случилось.
– Я чувствую, что мы должны быть очень осторожными, избирательными.
– Да, в Сингапур, наших людей уже не пускают.
– Да, это уже случилось.
– Есть много мест, куда мы можем законно въезжать, тем не менее, люди нас не любят там.
– В Сингапур, туда вас даже не пустят.

00:26:55 – Я думаю, мы говорили об этом в Маниле, по собственному опыту могу сказать, что, если один или двое людей посылаются в какой-то район, им даются и полномочия, чтобы они попытались занять население в бхакти йоге, в этом процессе. Это постепенная работа с местным населением, более эффективна, чем если мы привозим большую группу людей, и пытаемся какие-то большие проекты проворачивать. То есть, человек, который этим занимается, должен иметь силы, если мне нужно куда-то ехать, я должен быть сильным, должен сам укрепить себя, начать с нуля.

00:27:57 – Я знаю с какими трудностями сталкиваются саньяси здесь, потому что многие преданные думают, что это как какое-то турне, какой-то отпуск, приехать в Индию. Они считают, что не должны здесь следовать всем этим правилам, что они лишь здесь на время.
– Я знаю, что это очень трудно, но всё равно мы должны пытаться обучать, поэтому мы не можем устраивать здесь каких-то больших проектов, потому что они приезжают как туристы.
– Да.
– Если построить храм, то контроль должен быть более жёстким, и им должны управлять люди…
– Которые своей проповедью, своим Сознанием Кришны могут вдохновить людей приходить и оставаться в этом храме и практиковать бхакти, а негативная мотивация не удержит человека.
– Поскольку вы ещё не утвердились в том, что же нам делать с этими лагерями, в данных обстоятельствах, нам надо сократить наших преданных?

00:28:59 – У нас есть база в Калькутте, у нас есть база в Бомбее, в этих двух местах.
– Это важные города в мире.
– Пока наш храм во Вриндаване не построен, мы свели всё к минимуму, поэтому о переговорах автоматически тут не может быть и речи.
– Если нет храма, где бы преданные могли просто следовать программе и правилам, они не захотят поддерживать сами никакого стандарта, они сразу же просто скатятся к своим старым привычкам, это естественно.
– Конечно, мы можем провести переговоры и отложить это на будущее.

00:29:47 – Я не думаю, что нам нужно переживать об этом, мы не будем переживать о материальной стороне дела сейчас, если у нас будет духовная основа, это будет расти естественным образом, Кришна даст нам все возможности, все материальные возможности, которые нам нужны, мы не должны сейчас пытаться обрести что-то на будущее.
– Вот почему я думаю, что Кришна не хочет, чтобы сейчас Он у нас был.
– Какой смысл иметь гигантский храм, если мы видели по всей Индии, не гигантские храмы, но никакого менеджмента.

00:30:24 – Что касается людей, то поскольку в некоторых случаях, руководители отправляют в Индию проблематичных людей, людей, которые не исправились в Штатах… Я думаю, что поскольку вы разделили Штаты на территории, то есть люди, конкретные люди на разных территориях, если вы можете назначить каких-то людей ответственных за определённые территории, в Индии попросить каких людей они хотят, они скажут вам каких людей они хотят, остальных вы можете отослать. Тогда будут хорошие, надёжные центры, потому что люди будут действительно те, которых там хотят.
– Хорошая идея. Как Шанкарачария, он разделил на четыре части.
– Шанкарачария был озабочен только Индией, мы же проповедуем по всему миру, поэтому мы разделили на двенадцать зон.

00:31:17 – Да, у меня идея, как у Шанкарачарии.
– Но сама Индия может быть разделена на несколько частей для проповеди.
– Уже разделена, на Калькутту, Бомбей, Маяпур, Вриндаван.
– То есть, люди ответственные за эти территории, они могут сказать какие люди им нужны, а остальных они могут отослать, таким образом у вас будут люди, которые хотят работать над проектом. А если они не хотят работать, то их тоже можно отослать куда-нибудь.
– Итак, сделайте что-нибудь в этом роде, потому что я не могу думать об этом, об администрации.
– Да, Тамала Кришна будет в Хайдарабаде.

00:31:55 – Я физически слаб, кроме того, если мне придётся смотреть ещё и за администрацией, я не смогу писать книги, как же тогда представлять нашу философию так, чтобы люди смогли понять её? Поэтому администрация разделена, теперь вы действуйте, применяйте разум. По-прежнему нас ещё уважают, поддерживайте наши стандарты. Люди полюбят нас, люди хотят нам помогать, например, этот великий саньяси, один из известнейших саньяси, Гангешварананда, его это привлекает, а он, человек огромных возможностей, человеческих ресурсов, денег, у него огромные возможности.
– Мы не должны оскорблять этих людей.
– Да.
– Духовных лидеров.

00:32:55 – Нет, мы не должны оскорблять этих людей, мы должны сами себя хорошо вести. Вы не имеете право никого оскорблять, и услаждать никого не имеете право, это невозможно, вы должны поддерживать свой стандарт. Придерживайтесь своих стандартов, тогда все увидят, что это здорово, это хорошо, оскорбляя, вы никому не принесёте радости, это невозможно, даже если вы слушаете его очень хорошо. Чайтанья Махапрабху не смог удовлетворить всех, и ему пришлось начать движение гражданского неповиновения. Даже Ганди убили, это невозможно, вы не можете удовлетворить всех, но вы должны придерживаться своих принципов, и вести себя должным образом.

транскрибирование: Татьяна Гребенькова | Барселона | Испания | 21 августа 2020