Спеши наградить за благородный поступок и не спеши наказывать

24 октября 2011
Не стоит выискивать ни в ком недостатки, завидовать чужому положению и строить козни. Это может стоить жизни.
история для практикующих из раздела «Философия» со сложностью восприятия: 5
длительность: 00:13:41 | качество: mp3 128kB/s 12 Mb | прослушано: 936 | скачано: 878 | избрано: 9
Прослушивание и загрузка этого материала без авторизации на сайте не доступны
Чтобы прослушать или скачать эту запись пожалуйста войдите на сайт
Если вы еще не зарегистрировались – просто сделайте это
Как войдёте на сайт, появится плеер, а в боковом меню слева появится пункт «Скачать»

00:00:00 Есть одна история, про одного человека, который был так же был другом царя, как вот этот слуга. И он был нищим таким, все. И он приходил каждый раз во дворец, когда суд какой-то происходил. А в суде там есть разные должности, а этот с улице приходил. Царь сразу подскакивал, его сажал на своё кресло, рядом садился и говорил: «Я жду твоих наставлений». И тот человек ему говорил: «Спеши наградить человека за благородный поступок, но не спеши наказывать плохого. Ибо он и без тебя получит наказание», это в суде. И царь, отменял все вещи, все и говорил: «Должен был произойти суд …», кого-то нужно было наказать, как-то казнить там или что- такое сделать. Ну, как-то наказать, а царь услышав это, от этого человека, сворачивал дело и начинал церемонию награды.

00:01:02 Т.е. начинали выяснять, какой хороший поступок сделал этот преступник. Представляете? Все насобирали кучу материала, отпечатки пальцев там то, се, свидетелей. Свидетелей куча сидела, которые ждали и копытом били: «сейчас, сейчас мы». И царь, вдруг под влиянием этого наставления, он говорил: «я слушаю твои наставления». И он говорил: «Спеши наградить человека за благородный поступок, но не спеши его наказать плохое. Ибо он и без тебя получит наказание». И царь сразу это принимал и говорил: «А что он хорошего сделал?». А те та все … и они, а он говорит: «Судебный процесс отменяется». И какие-то другие люди, они искали хорошее, его царь награждал и отпускал. И люди, так вообще были возмущены. И каждый раз это происходило, каждый раз.

00:02:00 И как-то раз, эти завидовали, которые, что он слушает этого человека. Они подошли к нему и сказали: «Ты, знаешь?», а ничего нельзя было предъявить ему. Они так же в его биографии поковырялись, ничего, поковырялись у него в кастрюлях, там тоже ничего, даже кастрюль не было. Они там, сям, по сусекам поскребли, ничего, никакого компромата. И тогда один, он заметил и он сказал: «Я сделаю, что царь этого человека лишит милости. Никогда больше слушать не будет». И он пришел к царю и сказал: «Ты, вот этого человека приводишь, ну приходит этот человек». Он сказал: «Ну, и что?». «На самом деле то, он терпеть не может тебя».

00:03:03 Царь такой говорит: «С чего ты взял?», а царь всегда подозрителен, когда кого-то обвиняют. «А откуда ты это взял?». Он говорит: «Ты выслушай меня до конца. Он терпеть тебя не может. У тебя дико воняет изо рта». И царь такой, и ему он так сказал: «А с чего ты взял?». Тот сказал: «Да нет, я то не чувствую этого. Это он все ходит и рассказывает, что у тебя дико воняет изо рта. Ты что не заметил? Каждый раз когда ты вот так нему и говоришь: «Ну, скажи, скажи мне», он так делает и тебе говорит. Что же он говорит? Спеши наградить человека за добрый, благородный поступок и не спеши наказать его. Ибо он без тебя получит наказание. Он вот так делает».

00:04:01 И царь такой вспоминать начал, но ничего не помнит. И говорит: «Да, я чего-то …». Он говорит: «Каждый раз». И друг подговорил этих, которые ему завидовали. И те, понятые, свидетели. И царь такой думает: «Ну, надо же, так». Царь расстроился такой, к жене приходит: «Иди сюда». Она: «Что дорогой?». Он: «Ху». Она: «И чо? Что выпил что ли?». Он говорит: «Да нет. Чем пахнет?». Она говорит: «Да не знаю. Каким-то там жасмином. А знаете, это жуют такие специальные приспособления, ну что бы изо рта. Она говорит: «Там пахнет, жасмином пахнет». Он говорит: «Может быть, дурной запах?». Она говорит: «Нет. Я же тебе всегда эти семечки жасмина, ты жуешь, и всегда от тебя прекрасными цветами пахнет».

00:05:05 И царь думает: «Вот», про того думает: «во, если это так, ничего он какой лицемер, обманщик. Мне тут одно, а у меня оказывается изо рта дурно воняет. Мне он, а там за спиной рассказывает, что у царя изо рта безобразно воняет, ужас». Итак, его это задело, царь же все-таки. А те друганы, побежали тому в гости, упали к нему в ноги. «Ой, мы так тебя вообще уважаем, мы тебя так любим. Ты такой великий, такой прославленный. Мы хотели бы у тебя учиться. И мы принесли тебе кучу еды, пожалуйста, не побрезгуй господин, прими, вкуси» и все такое. И во все блюда положили чеснок. А этот человек, он был очень благородный и они так его упрашивали: «Пожалуйста. Прошу тебя, ну вкуси, вкуси».

00:06:01 И он сказал: «Ну, ладно» и стал есть. Ему не нравился чеснок, но поскольку он был такой благородный, он думает: «Люди так хотят, что бы я». И думает: «Еще подумают, что я брезгую», и он стал есть. И он наелся и от него чесноком за версту воняло. Он нюхает у него руки чесноком, он так. И тут они к царю и говорят: «Вот сейчас надо тоже опять все это сделать, все так». И царь говорит: «Ну, позовите мне его», а царь то уже в таком настроении. И тот думает: «Елки». Рот прополоскал, всё равно чесноком воняет. И он пришел к царю и так подальше встал, и царь раз сразу увидел. Обычно близко стоит, теперь на расстоянии. Царь такой раз, и на этих на своих и они. Царь: «Ну, ладно там, что там у нас такое» и потом поворачивается и говорит: «И что делать?» у него спрашивает.

00:07:04 И тот так подходит к царю и говорит: «Спеши наградить человека за благородный поступок, но не спеши наказывать его за плохое, ибо и без тебя его накажут». И царь соскочил, и как стал кричать на него: «Ах ты негодяй, ах ты лицемер, ах ты такой, сякой», и выгнал его. «Пошел вон от сюда, лицемер». И царя то задело то, что? Что, думаете, что он обиделся, что у него изо рта воняло? Нет, для война свято, что? Дружба. Он думал, что его дружбан и что за спиной никто ничего, друзья за спиной друг другу ничего не говорят. Это его тут же сразу убило, царя.

00:08:00 Такая мелочь. Мы можем подумать, из-за такой мелочи, нет. Это лишь очевидное, то что для нас, что это мелочь. Для таких людей дружба, я ещё раз повторяю, это свято. Если он просто узнает, даже какую-то мелочь вы сделали, за спиною у него, а ему сказали, что вот: «воняет у него», и он другим ходит, рассказывает. Он же бы мог кому сказать? Сказал бы: «Царь, ты чего? У тебя изо рта», он сказал: «Ой, ну ладно, ладно». Ну, друзья, знаете, «сам то, сам то, почистил и все, да ладно». Но, он посягнул на эту святость, дружбы он. И друг, он всегда в ужасе, воин особенно, он: «Как? Как так? Не может быть». И царь отверг его. И у царя за это предательство, он подумал: «Что бы другим повадно не было лицемерить. Лицемерить». Итак, он наказывал за лицемерие, как иуда, лицемерие. Он не наказывал, что у него изо рта пахнет, что у ему что-то сказали о каком-то недостатке.

00:09:02 Он искоренял лицемерие в обществе. Как принцип, чего? Религии, чистоты. И он написал письмо: «Я даю такое-то, такое-то письмо все такое пятое, десятое. Тот кто тебе его передаст, тут же его казни». Свернул, положил в золотой такой футляр. И этому сказал: «На», этому человеку то, который чеснока наелся, сказал: «На. И передай это вот тому. Пойдешь, туда-то и передашь ему». Потому что царь не мог казнить своего друга. Он не мог казнить своего друга, он не мог его наказывать. Потому что он знал это – спеши наградить человека за благородный поступок, но не спеши наказывать плохого, ибо он без тебя получит наказание. И он подумал: «Ага, вот он чего имел в виду». Взял золотой футляр, это письмо и сказал: «Иди и отнеси это письмо туда».

00:10:04 И он пошел. И министры думают: «Почему он не наказал то его?». А как вы думаете, человек, который завидует, что он хочет? Что бы все было нормально? Что же они ждали? Жертвы. Завистник будет, он никогда не успокоится, если вы просто, ну с друг другом: «Ну, ладно, ладно, все хорошо, ладно. Тогда не будем дружить», разошлись. Нет, они хотят, что бы жертва была. Что бы того, кого они не любят, кому они завидуют, в жертву принесли. И они увидели футляр и этот, который все это придумал, он подумал: «Ну, царь, опять. Царь как вот. Наверное наградил, какой-то что-то письмо какое-то написал». И он думает: «Ну, надо же. Опять он получил милость, вместо того что бы получить наказание, он получил милость». И он побежал вперёд и по дороге идет на встречу.

00:11:04 Тот идет с этим, и он: «О, великий мудрец, здравствуй», туда-сюда: «Как ты?». «Да вот чего-то у царя был. Чего-то царь на меня раскричался, вот тут подарил какой-то футляр, говорит: «передай его там». И тот думает, наверное, царь даже ещё не просто его не наказал, ещё наверное наградил его. И он говорит: «Что хочешь за футляр?». Тот говорит: «Да ничего не надо. На». Он: «Серьезно?». «Серьезно». «А кому надо отдать это письмо?». Он сказал: «Вот тому». А это был его брат, очень богатый человек. И он подумал: «Ну, елки, вот. Что получу? Богатство» и он побежал, туда. Принес, царь прочитал, тот брат и с него шкуру с живого спустили, и он помер. Царь в этот момент сидел и ждал этого министра своего и говорит: «А где министр? Ну-ка».

00:12:03 Там искали так, он брата: «Брат, ты того, к тебе мудрец приходил с футляром золотым?». «Да, приходил». «Что ты сделал?». «Ну как там и написано, шкуру спустил с него. Помер он». И приходит опять мудрец к нему. Царь смотрит на него, говорит: «Это ты?». А он говорит: «Да я чего пришел то, ты мне давеча дал футляр этот золотой. Тут твой министр меня встретил и давай у меня выпрашивать, ну я ему отдал». И царь смекнул, и царь сказал: «Ты извини, что-то так тут все закрутилось, ничего понять не могу. Скажи честно, у меня сильно изо рта воняет что ли?». Мудрец сказал: «Да ты что? Шутишь что ли? У тебя всегда жасмином пахнет изо рта». Он сказал: «Что серьезно?». «Да жасмином». А царь то знал, что только жена дает ему жасминовые семечки. Он сказал сразу: «У тебя пахнет изо рта жасмином».

00:13:00 А он сказал: «Так, а чего ты от меня так». Он говорит: «Да, знаешь вот этот твой министр, которому я отдал эту штучку, как то вот пришел ко мне и говорит: «о, вы такой великий», и накормил меня чесноком. Ну, блюдами с чесноком. И я что бы тебе не доставлять беспокойств, так стоял». И царю все стало ясно. И царь встал и прокричал: «Спеши наградить человека за благородный поступок и не спеши наказывать плохого, ибо он и без тебя получит наказание».

транскрибирование: Евгения Ильченко | 23 апреля 2012