Безумные гонщики духовного развития

Кучугуры - 21 сентября 2009
Без любви даже слова Бога превращаются в атеизм. Слишком быстрый темп приводит к падению. Когда проповедь превращается в зомбирование. Поведение должно быть адекватным ситуации. Бешеный темп. Ум невозможно отменить за один день. Чтобы в больнице не было больных, нужно их выгнать? Сомнения - это духовный рост. Если отрицать проблемы - они уходят внутрь. Не торопите процесс принятия решения. Психические комплексы – это естественно. Окошечко в духовный мир. Проблемы с открытием сердца. Правила открытия сердца. Ответы на вопросы.
лекция для глубокого изучения из раздела «Религия и духовность» со сложностью восприятия: 7
длительность: 01:26:46 | качество: mp3 64kB/s 39 Mb | прослушано: 891 | скачано: 564 | избрано: 23
Прослушивание и загрузка этого материала без авторизации на сайте не доступны
Чтобы прослушать или скачать эту запись пожалуйста войдите на сайт
Если вы еще не зарегистрировались – просто сделайте это
Как войдёте на сайт, появится плеер, а в боковом меню слева появится пункт «Скачать»

Без любви даже слова Бога превращаются в атеизм

00:00:01 Иллюзия полностью уходит из нашего сердца тогда, когда в нашем сердце появляется любовь к Богу и остается в нем навсегда. И пока мы не способны оставить любовь к Богу навсегда в своем сердце, то иллюзия будет возвращаться. Как только любовь... будем, значит двигаться. Давайте сделаем движение вперед. У нас же движение вперед. Поэтому делаем движение вперед, реально. (Разговоры в зале)

00:01:20 Поэтому, если любви в сердце нет, то рассуждения о высокой духовной философии превращаются в обыкновенное сотрясение воздуха, в теоретическое знание. Пока, из нашего сердца любовь уходит и приходит на место любви иллюзия, то мы не должны слишком гордиться своей возвышенностью, мы не должны слишком гордиться, избранностью. Потому что в чем она избранность?

00:01:53 На нас так же капает дождик, как и на всех остальных, на нас так же дует ветер, как и на всех остальных, в чем избранность? Нет. Мы должны быть действительно смиренны. Наше смирение должно проявляться в том, что … иллюзия относится к нам так же, как и ко всем остальным. Кришна сам говорит об этом, что я, одинаково отношусь ко всем своим детям. Конечно те, кто смогли оставить любовь в сердце, к ним имеется особое отношение, но из нашего сердца любовь уходит пока, время от времени. Мы ещё не достигли таких высот.

00:02:33 Поэтому без любви даже слова Бога превращаются в атеизм. Если мы говорим о Боге, но просто говорим об этом, если наше знание о Боге просто теоретическое, если мы ещё пока не способны в действительности оставить Бога в своем сердце, то это может быть одной из форм атеизма. Гордость – это форма атеизма. Почему любое духовное движение начинается со смирения? Потому что только на уровне смирения можно отойти от атеизма.

00:03:06 Пока я горд. Вполне возможно, что я просто атеист. Хотя я горжусь чем-то духовным. Я горжусь философией, я горжусь движением, я горжусь своими какими-то шагами в духовной жизни, я горжусь тем, что я повторяю Хари Кришна Махамантру, но эта гордость ещё может быть атеистической.

00:03:30 Да, я горжусь духовным, но это ещё атеистическая гордость. Потому что я пытаюсь как-то этой гордостью оградить себя от тех проблем в сердце, которые у меня остались. Слабость сердца достаточно серьезное явление, иначе бы о нем не говорилось в Бхагавад-гите, об этой слабости. Поэтому время от времени, когда любовь уходит из нашего сердца, мы теряем энтузиазм, мы отходим от пути развития, мы возвращаемся к своей предыдущей деятельности, раздумываем над тем, что же сейчас делать, как же теперь себя вести. И если технология не отлажена, как же себя вести, когда любовь уходит, когда в сердце опять возвращается пустота, иллюзия, когда начинается депрессия, кризис, то можно совершать серьезные ошибки, которые утяжеляют ситуацию.

00:04:23 То есть, если я не знаю как себя вести, то ситуация будет вдвойне тяжелее, втройне тяжелее. И наша задача не утяжелять. Этот мир и так достаточно не прост, тут и так достаточно все сложно. Если мы ещё утяжеляем своей глупостью, поэтому в любой духовной системе должна быть также разработана, и технология, как себя вести, когда не хочется служить Богу. Как себя вести, когда мы видим это в родном близком человеке, соседе, преданном. Как себя вести, когда происходит этот, период отдыха, когда иллюзия возвращается.

00:05:02 Или когда даже не иллюзия возвращается, а когда мне просто надо отдохнуть. Когда просто на меня действует материальный мир, я ещё нахожусь в этом материальном мире, тут есть двойственность. А двойственность называется маниакально-депрессивный психоз. Сначала мы в маниакале находимся, все делаем, не выходим из преданного служения все 24 часа, а потом нужно долго отдыхать. Депрессия приходит, поэтому как-то нужно понять, в чем же технология, как же себя правильно вести. В жизни человека, который активно развивается, существуют и приятные ситуации и неприятные ситуации.

00:05:50 [Обращение к залу]: Женщины всё равно стоят, это как-то неправильно. Потому что, когда женщины стоят, мужчина тоже должен стоять, я не знаю, поэтому надо как-то или рассадить женщин, или ..я тогда буду стоя лекцию читать. Мне как-то это неприлично, потому что женщины стоят, я сижу. Я здоровый мужчина, давайте, как-то или мужчины уступят места, или стульчики найдутся, проявите культуру, пусть лучше мужчины постоят, йоги, здоровые мужчины могут ко мне поближе сесть, вот сюда прямо пройти. Подвиньтесь немножко. Мальчики сюда вот, поближе. Все не уместятся, но хотя бы чтобы все как-то расселись. У нас будет вторая лекция, там уже... Так уже как-то получше.

00:07:22 Мужчины – защитники, они не виноваты, что они защитники, поэтому пусть позащищают немножко. Тут ещё вот у меня минимум три места есть, даже целый стул есть. Ну вот, как-то так, покультурнее. Сейчас мы в любом случае здесь все разберемся, а следующую лекцию уже организаторы будут смотреть как, где, что... Просто сейчас расслабьтесь, сосредоточьтесь. Материальный мир, это мир, где всем все время всего не хватает. У нас тоже чего-то не хватает все время, что делать.

Слишком быстрый темп приводит к падению

00:08:37 Как бы мы не старались, всё равно всем чего-то не хватит, ничего не поделаешь. И как мы выяснили, существуют приятные и неприятные ситуации. Одни из них мы называем падениями, какие-то неприятные ситуации, какие-то тяжелые ситуации, сложные ситуации. Почему так происходит? Тому, кто бежит по лестнице, легче упасть, чем тому, кто идёт спокойно по лестнице. Поэтому мы не будем перебегать, а то все попадаем, просто посидим спокойненько. Наше движение так и называется движением, потому что мы задаем друг другу бешеный темп развития, нам хочется двигаться. Мы смотрим на что-то, нас это не устраивает, мы пытаемся бежать в другое место, думаем там будет лучше, но это неправильное настроение.

00:09:34 Потому что, если мы так будем мыслить, все что мы будем делать, будет нас раздражать. Мы создадим семью, она нам не понравится, будем бежать в другое место. Зачем мне однокомнатная семья? Надо трехкомнатную семью. Но сейчас у нас тут однокомнатная семья, зачем в трехкомнатную сразу бежать? То есть не нужно сразу ничего менять, нужно постараться понять, что происходит в моей жизни. Мы задаем слишком большой темп друг другу. Мы все время друг друга подталкиваем, быстрее, быстрее, быстрее, быстрее, быстрее, быстрее, но зачастую это просто материальное мышление.

00:10:13 Мы думаем, что если быстрее, мы достигнем точки назначения быстрее. Не факт. В духовности все не так просто. От того, что я быстрее мантру читал, что-нибудь быстрее бы в моей голове менялось? Нет, не факт, абсолютно не так. От быстроты не все зависит, больше, больше, больше, больше, это материальное мышление – «больше». Нас интересует баланс! Больше – это не всегда правильно. Больше – это некоторый атеизм. Атеист думает больше, больше, больше, но даже атеистическая концепция это не подтверждает. Если я ношу ботинки 41 размера, что 43 размер будет лучше для меня? Он же больше, дайте мне ботинки побольше.

00:11:01 Нет, мы подбираем все по размеру, и скорость движения так же у каждого должна быть по его состоянию, по его внутренним ощущениям, по его ситуации. Но нас интересует наша скорость развития. И мы свою скорость развития перекладываем на других. Вот в этом проблема некоторая. Нам кажется, что если кто-то движется медленнее меня, то у него проблема. Надо ему помочь. Как ему помочь? Буду толкать. То есть всех детей надо толкать в спины, да, тогда получается. Что они так медленно ходят? Может как-то за ручку все-таки взять, пока не толкать. Есть разные способы. Или на плечи посадить.

00:11:45 В общем-то движение, движение, бешеный темп. Мы не просто развиваемся, мы становимся подвижниками. А подвижничество достаточно сложное состояние. Подвижничество достаточно экстремальная деятельность в этом мире. Поэтому у нас движение подвижников, приходится совершать подвиг потому, что этот темп, он задается с самого начала. С самого начала. Мы не просто сами развиваемся, мы ещё хотим, чтобы все вокруг нас развивались. Вот тут проблема начинается.

00:12:20 Мы не просто сами развиваемся, мы всех вокруг заставляем развиваться. Вперед, вперед, вперед, вперед, соседи, родные, близкие, друзья, все, все вперед. Все должны также бешено бежать вместе с нами. Но может быть проблема. Может быть серьезная проблема. Если мы быстро бежим, начинаем падать, спотыкаться, начинаются сложности. Кто-то не готов так бежать. Есть даже разные спортсмены. Одни на длинные дистанции бегают, я вот на короткие дистанции раньше бегал. Я 100 м хорошо бегаю, 5 км я уже не понимал, это уже было для меня долго, скучно, тяжело. У каждого своя специфика.

00:13:04 У нас физкультура начинает в спорт превращаться, как обычно. Это всеобщая тенденция. Фанатизм, это когда физкультуру превращают в спорт, и соответственно увеличивается риск получить травму. Мы спортсмены все. Мы даже немножечко похожи на спортсменов, у нас есть некоторая форма, у нас все по расписанию. Мы немножко похожи, но мы забываем о смысле, что в конце концов, нужно двигаться вперед, а не делать дикие прыжки, а потом долго залечивать раны. Необходимо все-таки просто достичь поставленной цели, а не превратить это в травмирование. Надо как-то стараться без травм двигаться.

00:13:48 При утренней зарядке все-таки трудно ногу поломать. Спокойненько встал и сделал зарядку, не поломаешь. Но вот при соревнованиях уже травмы это естественное явление. Поэтому есть спортивная медицина, отдельная наука. И вот нам уже пора вводить спортивную медицину, может быть с этого семинара она начнется. Травматология духовной жизни. Если есть фанатизм, если есть спорт, будут травмы. Если мы пытаемся от этого уйти, просто вычеркиваем спортсмена из списков, все, травмирован, вычеркнули, то ничего не получится.

00:14:29 Поэтому в духовной практике также есть эта тенденция, выходить из сбалансированного развития и начинать творить великие дела. Мы творцы великих дел. Все наши дела великие, но мы не всегда великие. Да, конечно, мы хотим поднять самую тяжелую штангу, но всегда ли мы готовы? Может лучше с гантелек начать, с самых простых, с водяных таких, знаете, на воде гантельки. И то и другое, в принципе, является развитием организма. Но, главное, не сломаться, а то можно и самому сломаться под этой штангой, ещё других задавить, бросить штангу в зал, родных, близких, друзей, знакомых.

00:15:17 Нужно чувствовать баланс, чувствовать баланс. То есть не выходить из этого сбалансированного состояния, иначе получаются тяжелые травмы. И вокруг также все травмируются. Их нужно научиться лечить, нужно научиться, каждый должен обладать этим знанием. Слишком мы быстро двигаемся иногда. Человек, который даже случайно посетил наш храм, он столько узнает за первый день посещения нашего храма, сколько он за всю свою жизнь не узнал, сколько всего на него тут же наваливается за один день. Любой начинающий преданный готов часами напролет делиться своими знаниями с первым встречным. А второй встречный так просто слушать не будет.

Когда проповедь превращается в зомбирование

00:16:11 А попробуйте поделиться с кем-то постарше. Но вот он первый встречный, вот он только пришел, и мы готовы с ним часами делиться тем, как надо и как не надо, тем как надо, как не надо, тем как правильно, как неправильно. Что теперь надо делать обязательно и что теперь ни в коем случае, ни при каких условиях делать нельзя. После такого разговора человек возвращается домой новой личностью и не всегда адекватный. (смех в зале) Дома просто шок, это реальное зомбирование, просто у человека все изменилось. Он ведет себя не так. Главное, он думает не так, он ведет себя не так.

00:16:58 Он начинает бояться мыть посуду в раковине. И он идет с ней куда-то, и все думают, в унитазе сейчас мыть будет. Это просто ужас некоторый. Как можно воспринять нормально человека, который перестал мыть посуду в раковине? Это просто шок. Даже я так иногда боюсь, спрашиваю: где мыли эти тарелки, точно мне скажите, в ванне, где вы тоже моетесь? Да. Не надо мне этих тарелок. Да, мне нужно, чтобы я на лекции сидел, а не выбегал с лекции несколько раз. (смеется) Мойте там, где вы точно моете посуду, где вы ещё моетесь сами, пожалуйста, не мойте там тарелки, это некультурно, это странно. Потому что тело, оно все-таки нечистое.

00:17:49 И там, где только что помыли тело, туда ставить посуду, мыть там посуду, вряд ли это кто-то нормально воспримет. Даже меня это пугает очень сильно. Только меня это пугает, нет? Кого-то ещё пугает, я смотрю. Ну тогда ещё одну ванну заведите, я не знаю, что-то придумайте. Особенно, если человек первый раз приходит домой, и у него начинаются такие интересные явления, после такого разговора человек не просто новая личность, он действительно себя ведет по-другому. Он пытается помыться с навозом. Он ещё не знает, с каким точно, идет его на улицу искать, что-то приносит. Что он принес? Я тоже этого боюсь. Вы мою посуду мыли с навозом? Мыли. Перемойте пожалуйста, я не знаю, что за навоз вы нашли, я не верю, чистый он был или не чистый, я не знаю, что это такое. Это он в книжке чистый, а на улице не факт, что он чистый, поэтому перемойте на всякий случай.

00:18:58 Новый абсолютно человек, принес что-то с улицы и давай им все им тереть. Что ты принес? Навоз. Сейчас все будет чисто. Это не всегда адекватно, это мы поймем, и то не каждый раз. Если человек такой возвращается в семью, как он будет воспринят? Зазомбированный человек, нужно бежать жаловаться. Я бы побежал и пожаловался. Это странно, действительно странно, почему так. Он начинает брызгать на свою кровать водой после подъема. Не буду я все наши традиции перечислять. У нас много интересных традиций, которые в обыкновенной семье просто воспринимаются как полностью изменённое состояние сознания. И все это он за один день получает.

Поведение должно быть адекватным ситуации

00:19:59 Это просто гигантская скорость развития, вряд ли кто-то сможет это нормально оценить. Мы превращаем людей в сумасшедших йогов. Он уже вернулся, он уже ложится спать на коврик. Кровать, нет, кровать – это невежество, на коврик, на восток. Не важно где восток, пусть это будет наискосок всей комнаты. (смех в зале) Почему на восток? Не знаю, но так надо, никто точно не знает, почему на восток, но, главное, туда. Начинает есть только правой рукой, борщ пытается есть рукой. Сумасшедший йог.

00:20:53 Мы должны превратить эту идею в сбалансированных мудрецов, которые способны адекватно себя вести в любой ситуации. Которые способны оценить ситуацию и понять, как себя в ней вести. Если все ложкой едят, да не проблема тоже ложкой поесть, если все рукой, то не проблема рукой поесть. Но нужно оценить ситуацию. Что такого страшного произойдет, если мы ложкой поедим, объясните мне. А что эта ложка убьет мою жизнь? Вилка это вообще. Преданный, который ест вилкой, он предал наше движение. (смех в зале) А если он ещё и правильно её держит, вилку в левой руке, а нож в правой, то это уже нарушитель всех традиций.

00:21:50 Но если такова ситуация, если он дома, если он за столом, если он сидит с родственниками и все вокруг едят ножом и вилкой, в чем проблема? Это сумасшедшее состояние, это не мудрое состояние. Понятно, что, это вещи вторичны, нужно уметь не травмировать тех, кто вокруг нас находится. Ладно мы уже немножко травмированы, нас уже так просто не исправишь, но других не нужно травмировать. Пусть они увидят, что мы способны действительно быть в ситуации. Да, у нас есть вещи, которые мы не меняем, конечно, мы не изменяем своё питание, это факт. Но какие-то вторичные вещи, что в них такого страшного. Мудрец – это тот, кто видит отличие между первичным и вторичным, видит отличия между духовной практикой и тем, что помогает духовной практике.

00:22:46 Нужно понимать, что вторичное оказывает минимальное воздействие. Если я, например, 16 кругов не прочитал, это да, это проблема, но если я вилкой поел, это не будет большой проблемой. Это будет одна десятитысячная процента влияния. Если я круг не прочитал, да, это проблема, это сто процентов проблема, если я перестал мантру повторять. Это факт. Но если я какую-то вторичную вещь не сделал, это сотые доли процента влияния. Это сотые доли, это тысячные доли, ничего особенно сильного нет, ничего с моим сознанием не произойдет, но я могу сохранить адекватные отношения.

00:23:25 Я могу остаться с этими людьми, я могу с ними находиться, в конце концов. Мы не можем все просто по кельям разойтись, жить где-то в лесу, в палатках. Да, конечно весело, близость к природе, но климат не всегда позволяет все-таки. Мы должны жить в социуме, мы должны быть адекватными. Мы слишком торопим, слишком торопим. Сумасшедшим йогом можно стать за пару часов, но нужно стать мудрецом, адекватным мудрецом, который способен в любой ситуации находиться, и действительно вести себя достойно, благородно, красиво себя вести, так чтобы все видели, что это мудрец, что это мудрец с принципами, но не сумасшедший.

00:24:09 Между сумасшедшим и мудрецом с принципами глобальная разница. Глобальная разница. И только в этом случае будут нас уважать, если мы будем мудрыми, а не сумасшедшими йогами. Йогом быть легко, мудрецом очень сложно быть. Может быть на это придется несколько десятилетий потратить, чтобы стать настоящими мудрецами. И из сумасшедших йогов превратиться в настоящих мудрецов. Может быть жизнь на это потратить.

Бешеный темп

00:24:37 А, раз мы выяснили, темп бешеный, то и падение на такой скорости становится естественной закономерностью, естественное падение. Не в каждом движении, не в каждой духовной традиции с самого начала задаются такие возвышенные идеи, возвышенные принципы. Такие строгие регулирующие принципы, далеко не в каждом движении. В этом наша особенность. Любой йог позавидует тому, насколько мы быстро принимаем его поведение и то, к чему они иногда всю жизнь идут. Достаточно долго иногда растягиваются эти шаги в других традициях, мы очень быстро все это принимаем.

00:25:22 Путь правил и ограничений варнашрама-дхармы могут растягиваться на 400 жизней. Сто жизней человек должен был прожить идеальным шудрой, потом 100 жизней идеальным вайшей, 100 жизней идеальным кшатрий, потом 100 жизней идеальным браманом, и потом ему давался шанс приступить к духовному развитию, встретиться с духовным движением. Достаточно длительный процесс. Серьезный процесс, чтобы это постепенно в сознании укладывалось. У нас экстерн, стопроцентный экстерн, с первого дня без вариантов. С первого дня. Даже не может быть вариантов.

00:26:02 Если новый человек приходит, у него спрашивают: а вы этому следуете, он говорит, нет. Как? Как вы живете вообще? Как вы живы до сих пор? А он говорит, как-то не знаю даже, жив. В одних традициях принципы носят временный характер. Например, пост в определённые дни недели, по средам и пятницам пост для мирян, традиционный на Руси. Постятся. В среду предали Иисуса, в пятницу, распяли, то есть некоторое привыкание. Они привыкают к этому, только потом в монашеской среде уже полностью принимается пост на вегетарианство.

00:26:48 Это не так, что мы одни вегетарианцы, нет. Просто в других традициях это растягивается на некоторое время. К мирянам одно отношение, они понимают, что у них другая ситуация. К монахам другое отношение. Есть некоторая поступенчатость развития. Есть достаточно большие посты, великие посты, какие угодно. Нам есть чему позавидовать в действительности. А уже кто как чему следует, это не проблема традиции. Это проблема каждого конкретного человека. Но это заложено, в каждой традиции заложено. В других традициях принципы соответствуют положению. Положению человека в духовной системе, в общем-то.

00:27:29 Так, монахи, например, могут чему-то следовать, миряне чему-то не следуют. У нас тоже есть какое-то разделение. Но, зачастую, все это в один день происходит, к сожалению, слишком быстро. В один день, мы излишне торопимся. Да, одни могут так поступить, но не факт, что все. Если у одного получилось, не значит, что у других тоже получится. И неизвестно, сколько жизней до этого ушло на то, чтобы вот так вот все произошло за один раз. Никто не знает, сколько времени нужно каждому, чтобы принять полностью всю систему в той мере, какова она есть.

00:28:04 Мы тоже ей следуем на каком-то своем уровне. Мы выбрали для себя то, чему мы можем следовать. Шрила Прабхупада тоже выбрал для нас какие-то моменты, посмотрев с грустью на западного человека, Шрила Прабхупада сказал, сделать из западного человека брамана, всё равно что уголь отмыть до бела. Поэтому выбрал что-то, наш вариант. Наш вариант, какие-то в общем-то идеи, которые мы можем нести, но это не значит, что все это за один день может быть принято. Но мы торопим всех вокруг.

00:28:38 Торопим, торопим, торопим, толкаем в спину, поэтому люди падают. Люди падают, падают, падают. Что происходит? Так как у нас все принимается в один день, поэтому процесс вот этого привыкания, процесс перехода, процесс привыкания к новой жизни перекладывается на период фактического следования всем этим правилам и ограничениям. То есть я их сразу принял, а потом начинают к ним привыкать. Понимаете, как интересно. Сразу принял, что ещё не понял, но сказали надо, сразу принял, а привыкание начинается в процессе, когда я уже принял обет и всем сказал, что следую, все, меня уже поздравили, похлопали, гирлянду повесили.

00:29:23 А привыкание после началось, вот в чем интересное явление у нас происходит. И мы не хотим это увидеть, мы не хотим это признать, мы не хотим понять, что процесс привыкания, к сожалению, перекладывается пост-фактум. То есть привыкать надо уже после того, как я принял какую-то традицию. К сожалению. И вот эти проблемы, которые возникают в процессе привыкания, уже после того, как следование обетам началось, мы называем падением, понимаете? Вот тут нужно очень четко понять, что происходит. То есть тренерам, например, по фигурному катанию, конечно бы, очень хотелось, чтобы их спортсмены не падали вообще. Но лед так и остается скользким до сих пор.

00:30:15 Какими бы хорошими спортсменами они не становились, каким бы хорошим спортсменом не становился фигурист, он всё равно падает время от времени. И чем сложнее прыжок, чем быстрее скорость его движения по льду, тем выше риск падения, причём на то же самое место он падает. Риск этот остается, а тем более, на этапе привыкания.

Ум невозможно отменить за один день

00:30:42 Посмотрите, та же ситуация с пранама-мантрой. Очень простая ситуация, она позволяет человеку свободно думать, свободно выбирать духовного учителя, спокойно думать над своим решением, легко менять свой выбор, спокойно можно менять свой выбор, никакой проблемы нет. Даже вообще отказаться от выбора, сказать, не нужно мне пока этого ничего. В этом нет никакой проблемы. Отложить на более поздний период духовного развития, и это не создает никаких проблем в обществе, не создает. Ни в сознании этого человека, ни в обществе.

00:31:18 Но если обет уже принят, то подобные сомнения уже воспринимаются только как гуру-апарадха, приводит к отлучению от храма, я не знаю, к чему угодно, все братья в Боге начинают оскорбляться. Но процесс сомнения, он достаточно длительный. Мы думаем, что если мы приняли какой-то обет, то процесс сомнений прекратился. Но в уме есть свойство сомневаться. Ум может сомневаться, почему нет? Если бы этих сомнений не было, то никто бы и не разводился.

00:31:56 Мы же когда семьи создавали, разве были какие-то сомнения? В период создания семьи? Все побыстрее в ЗАГС, чтоб не передумал, не передумала, а вдруг догадается, кто я на самом деле. Но с этого только все начинается, с этого только все начинается. Принятие обета это только начало, начало испытаний, только начало. И сомнения не обязаны тут же уйти. Но если мы их отрицаем как факт, то мы не сможем и с ними работать. Понимаете?

00:32:38 То есть не должен сомневаться. Инициированный преданный не должен сомневаться, все, без вариантов. А раз мы приняли, что он не должен быть в этих сомнениях, то мы не знаем что делать, когда эти сомнения начались. Он не должен сомневаться, все. Ели он засомневался, он не наш, вычеркнуть, на доску позора, аннулировать его, стереть с лица земли, выгнать из храма, вычеркнуть, все. Апарадх-щик, или как сейчас называют?

00:33:14 Но мы просто отменяем ум! Как это ум не будет сомневаться, как это ум не будет волноваться? Что, ум раз и ушел? Дали посвящение, я взял свой ум и выкинул в этот огонь посвящения? В ягье, вместе с этими бананами или что? Ум посмеялся над всем этим. Он сказал, я остался, сказал, мне всё равно на все ваши посвящения, (смех в зале) мне всё равно на твои 16 кругов, мне всё равно на твой навоз, мне всё равно на все, что ты делаешь, я буду с тобой, я буду с тобой долго. И ты не знаешь, как долго я буду с тобой.

Чтобы в больнице не было больных, нужно их выгнать?

00:33:54 Но если мы взяли и просто вычеркнули это из нашей жизни, что мы идеальное движение, и каждый наш посвященный не должен сомневаться, ни в чем, никогда, ни при каких условиях, то мы просто не знаем, как с этим быть. И однажды это происходит с нами, и мы тоже не знаем, как с этим быть, потому что это закрытая тема, у нас нет больных. В нашем обществе не болеют. Хотя у нас больница. (смех в зале) Представьте, в больницу приходит проверка. Спрашивают, ну как у вас есть больные? Нету. А где они? Мы всех выгоняем. (смех в зале)

00:34:40 И так в действительности происходит. В больнице не нужны плохие показатели, да? Там нужно, чтоб быстро вылечивались. Если ты долго не вылечиваешься, значит, ты неправильно лечишься. Ты нарушаешь режим, ты там что-то, наверное, не то ешь, не следуешь советам – всё, мы от тебя отказываемся. Мы в материальном мире, у нас есть ум, оказывается, он у нас есть. С этим умом есть проблемы. Да, мы принимаем какие-то обеты, но это не аннулирует эти проблемы, не аннулирует ум, и мы должны понять, что дальше продолжается лечение. Оно не прекратилось на принятии обета, оно продолжается дальше.

00:35:25 Оно продолжается, поэтому на любой стадии врач должен, понимать, что болезнь, могут быть рецидивы, все что угодно может быть. Болезнь может возвращаться. Некоторые болезни должны быть с нами пожизненно. То есть человек не имеет право сомневаться, вот и все. Это воспринимается, как самое страшное предательство. Сомневающийся – это предатель. Наказывается всеобщим презрением. Никто не имеет право сомневаться.

Сомнения - это духовный рост

00:35:56 Но духовный рост это и есть сомнение. Мы все здесь потому, что засомневались в материальном мире, да? Теперь мы здесь, но сомнения остались, теперь нужно понять, что действительно туда попал, куда мне надо в конце концов. Если я не буду сомневаться, я так же буду в общем-то сумасшедшим йогом. Поэтому Кришна разрешает Арджуне сомневаться. Кришна мог просто ему сказать иди и сражайся, в чем проблема, Арджуна? В чем твои проблемы, иди, вот перед тобой армия, взял меч и пошел вперёд сражаться!

00:36:35 Нет, Кришна разрешает ему сомневаться. Говорит, хорошо, давай поговорим обо всех твоих сомнениях. И Бхагавад-Гита – это книга о сомнениях, эта книга для сомневающихся. Эта книга о сомневающихся. Арджуна начал нашу традицию. Он засомневался, во всём засомневался, во всём. И он все свои сомнения выложил. Достаточно много сомнений. Очень крамольные сомнения. Он сомневался во всём. Кришна ему спокойно всё объяснял. Объяснял, объяснял, объяснял, объяснял. Он ему не говорил, как ты посмел на поле боя, в самый ответственный момент... как это так!?

00:37:19 Он говорит, нет, наоборот, ты мой друг, поэтому давай поговорим о твоих сомнениях, в чем проблема. Он не вычеркивает Арджуну из списков Пандовов (смеется), не вычеркивает. То есть в молодом коллективе, в неокрепшем коллективе, сомнения не допускаются? Это признак неокрепшего, это признак первых ступеней развития, это признак развивающейся организации, сомнения не допускаются. Никто не должен ни в чем сомневаться. Сомневающихся быть не должно в природе. Да?

00:37:55 Но это просто нежелание признать, что мы как все. Мы как все, мы не особенны, у нас тоже есть проблемы, и чем быстрее мы их признаем, тем научимся с ними быстрее справляться. Тем лучше для нас же самих, если мы признаем, что мы как все. Но мы пытаемся себя выставить как особенных, что наша методика нас избавляет полностью от всех сомнений. Что человек, который повторяет 16 кругов, и следует четырем регулирующим принципам, однозначно, святой и ни в чем не сомневается. Это не так!

00:38:29 У него такое же количество проблем, как и у всех остальных, и он так же сомневается. У него просто есть инструменты, как с этим бороться. Но если мы закрываем на это глаза, то люди просто выходят, они нам неудобны. Поэтому заболел – вышел, заболел – вышел. Нет человека, нет проблем. Это уже известная концепция, она всё время применяется. Нет человека, нет проблемы, нет, мы должны сохранить всех, это семья. А в семье так невозможно. У нас семья Шрилы Прабхупады, у нас другие принципы.

Если отрицать проблемы - они уходят внутрь

00:39:03 Нам проще объявить наше общество не сомневающимся, чем научиться с этими сомнениями работать. К сожалению, сейчас проще. А в результате, сомнения уходят вглубь, так как мы не выпускаем эти сомнения вовне, так как мы не можем с ними работать, то сомнения уходят вглубь. Они уходят вглубь каждого. Мы учимся сомневаться внутри, и вот это проблема. То есть, пока болезнь на виду, с ней можно работать. Но когда болезнь уходит внутрь, начинаются большие проблемы. Внутрь, внутрь, внутрь, внутрь, но долго внутри они тоже не могут оставаться.

00:39:44 Поэтому потихонечку они выходят наружу, как прыщики. Выходят наружу в виде сплетен, в виде недовольств, в виде оскорблений. Походите, послушайте, как преданные общаются. Тут недовольны, недовольны, недовольны. Или только мне так одному кажется. Оно выходит, оно не может долго сидеть внутри. Если мы не учимся с этим вовне работать, то оно изнутри, как прыщики, полезет. Не получится скрыть эти проблемы, не получится скрыть. Все очень правильно устроено. Господь все правильно устроил.

00:40:24 Поэтому если в теле есть болезнь, то она на коже проявится. А если в сердце есть болезнь, она вылезет в виде критики. Все равно человек будет недовольным. Недоволен, панира мало положили и ещё чем-то, мы всем все время недовольны. Оно вылазит, вылазит, нет счастья внутри. Почему? Потому что там сомнения. Внутри нет счастья, оно и будет вылазить. Мне все будет не нравиться. Все равно это такие вторичные вещи, какая разница. Положили меньше панира, здоровее будешь. Какая проблема, здоровее буду. Я просто недоволен, мне всё равно чем быть недовольным. Потому что оно внутри меня живет, я не могу это решить как-то вовне, это не принято решать вовне.

00:41:11 И оно все внутри живет. Это очень опасно. В темном омуте там такие черти могут завестись! Нужно быть крайне аккуратным. Выходит наружу. И если мы не обращаем внимания на этот симптом, что есть этот некоторый зуд, такой тихий, но есть, все чем-то немножко недовольны. Если мы не обратим на это внимания, то болезнь будет развиваться. Потом начинается уже падение, реальные падения, реальные падения.

00:41:41 Одному не понравилось, другому не понравилось, один пропал, другой пропал, третий пропал, исчез, исчез. Да не исчез никуда, не исчез, не решил проблему. Не решил проблему, нет технологии решения проблемы. А если мы просто пьем обезболивающее, тоже проблема не решается. Обезболивающее, это великие дела, это обезболивающее. На великом пути должны быть потери. Обезболивающее. В семье не должно быть потерь, не должно быть в семье потерь. Но мы на великом пути, поэтому что делать?

00:42:22 Если у нас такая большая битва, можно потерять пару батальонов, но какого ребенка в семье можно потерять? Какого выберем в этот раз? Да никого нельзя потерять, но мы оправдываем. Гигантизм оправдывает нашу потерю. Но великие дела делаем, поэтому что делать? Есть потери, да, нет? Но нельзя этим оправдывать. Если просто отвернуться и заглушить эту боль, то проблема приведет к настоящей болезни, она просто будет болеть, с которой сам человек уже справиться не может. Так происходит падение, то есть я уже сам с этим справиться не могу, падаю.

Не торопите процесс принятия решения

00:43:05 И не понимая этого, достаточно часто мы совершаем такие слишком быстрые шаги, мы слишком быстро выбираем себе старшего, слишком быстро, он просто навязывается. Слишком быстрое навязывание происходит. Навязывается последователями, другими последователями старшего. Он, он, только он, только он один, нет никаких вариантов, ты не должен сомневаться, как, ты в нем сомневаешься? Ты предатель. Ты не должен сомневаться. Мы решили, ты не должен сомневаться.

00:43:43 С одной стороны, это неплохо, да, но если я не приму это естественно, если это не будет моим естественным принятием, если это не будет принятием моего сердца, если я все это не обдумаю хорошо, если я все это не взвешу как следует, то сомнения перейдут на более позднюю стадию. Они уже постфактум будут развиваться все эти сомнения. И превратятся в антисоциальные оскорбления. Уже в анафему все это перерастет. С таким легким поджариванием на костре этого оскорбителя, на вертеле.

00:44:20 Дайте человеку подумать, не торопите его, не торопите. Не торопитесь! Если мы торопим человека к какому-то духовному действию, то мы просто торопимся потом сжечь его на костре. Нам же потом его жечь придется на костре. Мы его поторопили, он принял, не справился с этим, у него возникли сомнения, и мы же его сожгли, приговаривая «мы так и знали, это было понятно с самого начала. Вот так вот смотрите, и никогда так не поступайте. С вами будет так же, он сомневался».

00:45:03 Он сомневался в наставнике, он сомневался в гуру, он сомневался в Бхагавад-гите, он сомневался в переводе Бхагавад-гиты. Он в чем только не сомневался! Сжечь. Сожгли, но проблема не решена. Человека сожгли, проблему не сожгли, сомнения остались, они в уме, они есть. Пока мы не научимся с сомнениями работать, мы будем с людьми работать, и будет насилие. Будет насилие внутри духовной организации – либо ты с нами, либо ты против нас. Либо ты мыслишь как я, либо ты не наш – это секта. Не должно быть секты. Но должно быть широкое мышление.

00:45:43 Он может быть с нами с другим мышлением. Он может быть с нами и может мыслить по-другому или нет? В этом зале могут быть те, кто не мыслит как я? Или нет? Вон отсюда все. (смех в зале) Нет, это нормально. Мы все такие, мы все индивидуальности, мы все мыслим по-разному немножко, мы имеем право по-другому мыслить. Мы имеем право мыслить по-другому. Арджуна согласился сражаться, но Ачарья пишет, если бы на его месте был другой преданный, он бы мог отказаться. А Кришна не так вот хитро охомутал Арджуну, не так вот хитро ему все выставил, «за-шакти-л» на совете.

00:46:36 Вызвали Арджуну на совет, он провел с ним беседу, «ты вообще тут сомневаешься», и так ему промыли мозги, Арджуне, что он пошел и всех убил, братьев, деда, учителя, всех пошел. Да не промыли ему мозги, ему дали полную свободу выбора, и он выбрал битву. Другой мог отказаться, понимаете. Это важный в Бхагавад-гите урок, то что Арджуна выбрал, другой мог отказаться. И Кришна бы не обиделся, ему, в принципе, всё равно кто будет. Проблема для Кришны, в общем-то была решена. Нет, другой мог отказаться, это наш выбор. Мы можем как-то поступить, мы можем как-то поступить.

00:47:19 Но когда мы подталкиваем друг друга, мы потом сами же и поджариваем его на костре. Поэтому, дайте подумать. В этом случае не просто поспешишь и людей насмешишь, в случае с духовным развитием можно просто стать изгоем в духовной организации, просто превратиться в изгоя, с черной меткой, с печатью «он сомневался».

00:47:50 Конечно же, нам все это необходимо, нам необходимы эти духовные шаги, духовный наставник нам необходим как воздух, каждому. Их должно быть много, это все факт. Но он не может быть сержантом или прапорщиком, которому просто приказали руководить «вот твой взвод, Петров, Сидоров». И им тоже приказали, вот твой начальник, сержант такой-то. Все, равняйсь, смирно, к великому будущему, в духовный мир шагом марш, по ходу разберетесь. Левой, левой!

00:48:22 Это естественные вещи, они своевременные вещи. Мы не в казарме находимся, это должно быть естественно. Да, конечно, есть правило, есть система, но нужно учитывать, что есть и внутреннее принятие, есть сомнение, есть естественное время для преодоления этих сомнений, это естественные периоды. Они у каждого разные. Каждый должен в своё время отсомневаться.

00:48:46 Одному, может быть, 5 минут хватает, но другому может быть пять лет надо, чтобы отсомневаться, чтобы сомнения ушли, чтобы они действительно вышли из сердца. Отношения должны развиваться естественно и своевременно. У начинающих существует много комплексов, которые не позволяют так просто что-то принять. У того же, например, старшего. Не так просто принять, есть комплексы. Да ещё тем более с ним нужно во всем советоваться. Это не так просто с кем-то взять и советоваться. Что мы так легко к кому-то за советом что ли подходим? Это не так просто. Есть комплексы.

Психические комплексы – это естественно

00:49:21 Там могут быть комплексы возраста. Почему нет? Это нормальный комплекс возраста. Почему нет? Это нормальное явление. То есть почему я должен к тому, кто явно младше меня, подходить какие-то мудрые вещи спрашивать, почему? Мне мой ум может это не позволять делать. И в этом нет ничего оскорбительного. В этом нет ничего оскорбительного. Ну и что, что его назначили? Но у меня может быть такое явление, оно может быть в моем уме, и оно не позорное явление. Я хочу советоваться с тем, с кем я хочу советоваться.

00:49:55 Я хочу советоваться с тем, с кем хочу, а не с тем, на ком написано он твой советник. Я хочу посоветоваться, мое сердце просит совета, мое сердце его просит, и я сам выбираю, с кем мне посоветоваться. Я захочу с этим, а захочу с другим, почему нет? Это не навязанные вещи, это невозможно навязать, понимаете. Система должна быть, но она должна учитывать внутреннее состояние. Если мы внутренне состояние не учитываем, то система слишком фанатичной становится, и очень много падений происходит. Должно быть естественное развитие.

00:50:25 Комплекс образования, он тоже присутствует, почему нет. Комплекс национальности, какой-то гендерный комплекс, сколько угодно, и все это есть. В нашем мире не так просто стать кому-то другом, тем более духовным наставником. Что, у нас так много друзей? Это не так просто! Так легко быть духовным наставником? Не так просто быть старшим для кого-то и не так просто быть младшим для кого-то, это естественные вещи!

Окошечко в духовный мир

00:50:54 Человек принимает кого-то своим старшим, если тот позволяет ему почувствовать духовность. Но тогда и естественно принимают личность своим старшим, потому что он дал мне это почувствовать. Не просто понять его с философской точки зрения, это любой может, мы все философы. Каждый может три часа рассказывать что-нибудь по философии, абсолютно без проблем. Можно любого сюда сейчас посадить, и он будет три часа спокойно рассказывать, только его надо включить, завести. Любой преданный может три часа говорить о философии сколько угодно. Мы все начитанные, наслушанные, всё что угодно.

00:51:32 Но старший – это тот, кто дал почувствовать духовный мир, дал почувствовать, что-то в моем сердце почувствовал духовный мир, поэтому я его естественно принял. Это мое окошечко, да, а стена тоже хорошо, но он стал моим окошечком и мне все равно, какое это окошечко. Из него для меня реально дует, из него я реально чувствую духовный мир. И это естественно происходит, так, нет? Это так.

00:51:59 Это реальное окошечко в духовную реальность, и это индивидуально. Это мое окошечко, это ваше окошечко. Каждый своё окошечко принимает. А это называется милость Господа. То, что через кого-то мне Господь открыл духовный мир, это называется милость. Пролилась милость, и я почувствовал аромат духовного мира. Именно через эту личность, не через какую-то другую, каким бы он замечательным не был мудрецом, как бы его не назначали, вот через него пролилась и всё. Милость естественная, милость не назначается.

00:52:31 Если мы кого-то подталкиваем излишне, вот этот, вот этот, никаких вариантов, вперед, а как же окошко? А я же вот. А всё. Начинаются сомнения, я весь в сомнениях, весь в сомнениях. Теперь ты должен почувствовать Бога с этим человеком. Всё, вариантов нет. Теперь это твоё окошко. Не окошко, амбразура. Не всегда это окошко. Почему я должен чувствовать Бога через эту личность? Как семья создается? Абсолютно непонятно почему. Тот, вроде бы, красивее, богаче, моложе, а вот, вот… (смех в зале) А привела домой непонятно кого, и родители в шоке. Ты что, кого-то получше не могла найти? А из него вот дует, понимаете, люблю, не могу.

00:53:28 И что делать? Как-то пролилось, милость какая-то и ничего не сделаешь. Невозможно назначить любовь. Невозможно милость Господа назначить, она сама естественно происходит. Но ты должен, иначе мы тебя накажем. Наказан ты будешь наказан, и если ты не будешь получать милость Господа из этого источника, ты будешь наказан! Будешь наказан, сожжем на костре.

Проблемы с открытием сердца

00:53:59 И если отношения не естественные, то начинаются проблемы с открытием сердца. Вот это наставничество невозможно, если не обсуждаются проблемы. Наставничество – это всегда обсуждение проблемы. Так я понимаю? Так. Нужно обсуждать проблему. Но как их обсуждать, если человек не всегда готов отцу родному открыть свои проблемы. Там такое живет. Сейчас вот если на нашем лбу пустить бегущую полосу, знаете, мы все с ума сойдем от стыда. Там такое пробегает, такие проблемы.

00:54:39 Господь очень здорово придумал, что мысли не читаются. Тут слов хватает, тут со словами деться некуда. Мы по губам читаем, а если бы на лбу пробегало что-то. Мы иногда отцу родному не можем открыться. Что творится у меня на душе, и уж тем более незнакомому человеку, которого назначили. Как я могу ему все это открыть?

00:55:01 Открытие сердца, это сокровеннейшая часть. Это сокровеннейшая часть взаимоотношений между старшим и младшим. Сокровеннейшая часть, самая сокровенная часть. Открытие сердца. В этом действии есть ряд очень серьезных законов, очень важных законов, которые нельзя так просто нарушать. Фактически никто их не знает. Это важнейшие законы. Все должны знать этикет прикосновения к чужому сердцу. Мы пытаемся прикасаться к чужим сердцам. У нас это входит в традицию – лезть в чужое сердце.

00:55:37 Необходимо знать этикет. Сколько должен знать хирург, чтоб прикоснуться к чужому открытому телу. Сколько он должен знать, чтобы к сердцу прикоснуться. Есть хирурги, нет? Много надо знать? Насколько много правил должно быть, сколько надо руки отмывать, минут? Долго все это, это серьезная, вещь, это внутренний процесс. У нас все очень просто. А ну-ка быстро расскажи обо всех твоих проблемах. У нас сегодня с тобой разговор о твоих проблемах, расскажи-ка мне быстро. Ну-ка, выверни своё сердце наизнанку.

00:56:17 Но если я действительно расскажу, у тебя волосы дыбом встанут. Ты со мной больше общаться не захочешь. Ты будешь бояться на меня смотреть, если я тебе сейчас все расскажу. Поэтому мы не все рассказываем, и не хотим рассказывать, и нет технологии рассказов. Но пока мы сердце не открываем, как мы будем с этим бороться, с тем, что там происходит? Не так просто! Открытие сердца – это не просто психологическое консультирование, нет тут никакой психологии. Это лила с одеждами гопи. Открытие сердца – это лила с одеждами гопи, которые далеко не сразу вышли на берег. Далеко не сразу.

00:56:59 И то сделали это потому, что приняли Кришну своим мужем. Если бы не приняли, то бы и не вышли. А приняли – вышли, и то бочком. Бочком. Не так это просто открыть что-то, не так это просто открыть. Открыть не так просто. Наоборот, мы все пытаемся закрыть. А тут нужно открыться. Закрывали, закрывали, закрывали, закрывали, закутались полностью, одни глаза остались, а теперь открываем. Не так просто. Нужно понять, как это делать. Нельзя требовать открыть сердце просто так друг от друга. Человек не хочет раздеваться при людях, это стыдно, это нехорошо, это сложная вещь – открыть сердце. Там не одни розы.

00:57:43 Это было бы здорово, если б там только одни розы. Там и все остальное тоже растет, кроме роз. Нам нужна свобода втайне, нам нужна свобода втайне. Мы должны оставаться в обществе с тем, что происходит у нас внутри. Да? Не показывая обществу то, что происходит у нас внутри, пусть оно там так и живет. Я только потому в обществе и остаюсь потому, что никто не знает, что там у меня внутри живет. Да? Там столько всего, мы это не говорим. А тут, пожалуйста, давай выкладывай. Ну тогда это просто самому лишиться общества. Хорошо, сейчас расскажу, так, об этом я думаю, он вот такой, об этом думаю, он такой, об этом думаю такой, о вас я, вообще, «думаю на полчаса»...

00:58:30 И что дальше? Что дальше с этим делать? Просто журить. Да ка же так, да как ты мог, вот и всё решение, что-то я действительно зря. Нельзя требовать открыть сердце просто так. Даже на приеме у врача человеку как-то за ширмой все-таки позволяют раздеться. Ширмочку дают. Он и так уже раздевается, нет, всё равно за ширмочкой. Это сложный процесс. Это происходит. В любой практике, где нужно открывать сердце, происходят такие проблемы, в общем-то. Когда кто-то кому-то открывает своё сердце, это фактически, акт любви. фактически, это акт любви – открытие сердца.

00:59:21 Люди начинают чувствовать любовь друг к другу. Чтобы открыть сердце, они должны начать чувствовать эту любовь. Это фактически, такой акт полного обнажения сердца, я должен полностью открыть своё сердце. Так и кстати, в наших наставнических отношениях очень часто мне жалуются о том, что если старший и младший разного пола, то начинаются большие проблемы. Потому что вот этот акт открытия сердца – это любовный акт. И большие проблемы возникают. Большие проблемы. Так как если мы открываем друг другу сердце, это уже любовь практически. А в материальном мире это опасное явление, когда есть межполовые взаимоотношения, тут же начинаются опасные явления.

01:00:07 Конечно, это хорошая возможность, их переженить, назначить их друг другу старшими-младшими, они начнут сердце открывать, все переженятся. Конечно, хорошая технология, быстрая, но вряд ли в этом значение наставничества. Вряд ли в этом её цель. Нет. И проблема не в том, что они разного пола а проблема в том, что старший думает, что младший обязан ему оголять свой ум, что младший обязан раскрывать свой ум, что младший просто обязан взять и всё выложить на блюдечке. Да, ум бесстыжий, мы это признаем. Это в трактатах написано: ум бесстыжий, ум что хочет, о том и думает, это функция ума. Но оголять его всё равно стыдно. Оголять его всё равно не нужно.

Правила открытия сердца

01:00:57 Так каковы же правила открытия сердца? Сейчас мы запомним первое, самое главное. У кого-то будет шок, наверное, я не виноват, но это очень важные вещи. Если мы это поймем, мы спасем много жизней. Правило открытия сердца. Большинство проблем произошло именно по этой причине – по непониманию самого первого правила. Говорить о своем падении, неважно какое оно было, назовем все это падением, то есть что-то у нас внутри или вовне произошло. Говорить о своем падении можно только тому, через кого об этом никто и никогда не узнает. Никто и никогда. Никто и никогда. Поэтому это точно не должен быть наставник из близкого круга общения.

01:01:50 Это точно не он, точно не из вашей ятры. И лучше всего не из соседней. Не тот, кто связан с теми, кто знает вас. Если это действительно была неприятная ситуация. Ни в коем случае нельзя рассказывать. Именно по этой причине есть путешествующие проповедники, есть санньяси. Они именно для этого путешествуют. Они могут выслушать ужасные вещи, всю правду от начала до конца, и тут же их забыть. И забыть того, кто говорил. И как его звали, и где это было, и через три дня он уже никогда не вспомнит. Лично я ничего не помню, кто мне что рассказывает, я ничего не помню, никого, ни кто это был, ни имя, и ни где это было. Помню было страшно, но где это было и кто рассказывал, я ничего не помню. Каждый день новые люди, новые люди, новые люди, новые люди. Такова часть их работы. В этом идея.

01:02:47 Они могут выслушать, тут же забывают. Невозможно это все помнить. То есть к хорошему врачу не грех съездить и в другой город, и тот должен хранить врачебную тайну, чего бы это ему не стоило. Есть врачебная тайна. Она существует, без нее так просто серьезную болезнь не вылечишь. Поэтому настоящий старший, в плане серьезного падения, серьезных проблем, этот тот, в ком умирают чужие тайны. Вот это старший. В настоящем старшем должны умирать чужие тайны. Чужая тайна вошла и там умерла, только крестик остался. Что было не помню, только вот холмик на могиле. Вот это старший. В этом случае он старший.

01:03:32 Если в нем это не умерло, и оно из него вышло и дальше пошло, это большая проблема. Это может быть большой проблемой. Почему этого нельзя делать? Почему нельзя ближнему своему открывать о своем падении? Да потому, что если об этом узнает социум, то он уже никогда не восстановит своего доверия к этому человеку, никогда не восстановит. Закон таков – рассказал о своем падении людям, закрыл сам себе дорогу назад в социум. Сам закрыл. Уже больше не пустят. Уже будешь с клеймом, всегда будешь с клеймом. Хотя, эти падения у всех происходят и постоянно, это нормальный этап развития, падения происходят, но если это стало достоянием общественности, да ещё и своими собственными руками, всё, дверь закрыл.

01:04:24 И это правило ещё в большей степени относится к тем, кто узнает о чужом падении. Еще один очень важный момент сейчас. Если мы по той или иной причине узнали о чьем-то падении, какой-то неприятной ситуации, если мы расскажем об этом другим, то тем самым, мы навсегда закроем ему дверь для возвращения назад. Ему дверь для возвращения назад, закрыли, всё. Как можно быстрее всем рассказать, чтоб ему точно дверь закрыть. Что всё, мы так и знали, так и знали, так и знали, слышали, слышали, слышали. Всё, закрыли дверь, закрутили на много оборотов.

01:05:00 Такое раскрытие тайны является не чем иным, как добиванием больного. Оно называется добивание. Главная задача в падении – это встать и вернуться в строй. Это главная задача в падении, нужно это запомнить. Кто бы ни упал, главная задача встать и вернуться в строй как можно быстрее. Но если доброжелатели уже всем обо всем рассказали, встать в строй уже просто невозможно, просто невозможно. Всё, человек выпал, выпал, выпал из социума, добит социумом.

01:05:34 Поэтому как бы странно это не звучало, если падение происходит, то никогда никому об этом не говорите, как бы странно это не звучало. Но поверьте моему многолетнему опыту, падение это естественный процесс, а вот когда об этом падении знают другие и начинают об этом говорить и добавлять, и разукрашивать, вот с этим уже не справишься. Справиться с самим падением в сотни раз легче, чем справиться с реакцией публики на это падение. Упал и пошел дальше. Вот, если упал и все вокруг смеются, ещё потом десять лет тебе об этом напоминают «помнишь, как ты смешно упал, а мы помним, мы все помним», уже будет очень трудно.

01:06:31 Поэтому встаньте, отряхнитесь, поправьте шейку и тихонечко вернитесь на своё рабочее место, тихонечко. Как будто ничего не произошло. Может быть я сейчас страшным вещам учу кого-то, но поверьте, это просто практический опыт. Тихонечко, как будто ничего не произошло, вернитесь обратно в строй. А когда у вас появится возможность поговорить с тем, кто далёк от вашего социума, кто далек от вас, и не знает того, кого знаете вы, можете им рассказать об этой проблеме. Ито, опытные мудрецы рекомендуют рассказывать не как о себе, а как будто об этом попросил спросить другой. Понимаете? Чтобы не было всё равно прямой опасности потерять социум, мы должны сохранить себя в социуме. Мы себя должны оставить в сознании Кришны, что бы не происходило.

01:07:34 Так мне постоянно пишут интересные письма. Все думают, что это хитрый метод, этот метод известен. Все пишут примерно так – одна матаджи попросила меня спросить вас, что ей делать, если она полюбила женатого? Я говорю, передайте этой матаджи, что любить женатых вредно, могут побить. Поэтому, первое правило таково – рассказал о падении преданного, убил преданного. Рассказал о своем падении тем, кто тебя знает, добил себя. Наша задача – остаться в сознании Кришны. Цена этому – культура открытия сердца.

01:08:24 Если у вас что-то болит, не нужно всем это показывать. Покажите тому, кто это лечит. Понимаете? Представьте, что мы сейчас все будем мне показывать, что у вас болит, а у меня, а у меня, все будем просто бояться друг друга. Болит и болит, ходите к своему врачу, а этот врач должен хранить врачебную тайну. Все остальное сантименты, тяжелейшие сантименты, тяжелейшие сантименты, тяжелейшие. От этого потом просто трудно жить. Просто пошел и честно рассказал, а тебе жить невозможно.

01:09:03 Мы же «браманы», мы все должны честно рассказывать. Честно, но кому надо. Как деньги. Деньги тоже нужно честно платить, но кому надо. Мы же за электричество платим все-таки в электросети, а не в другом месте. К нам потом приходят:
- А где деньги за электричество?
- А я другим отдал, я же честный, меня попросили, я отдал.
Так это ж не нам. Нужно знать ещё кому открыть своё сердце, кому открыть. Вот эта технология открытия сердца, она, к сожалению, ещё не отлажена. Она не отлажена, поэтому так много страданий, так много проблем, так много неприятностей происходит. Потому что мы сами увеличиваем свои страдания во много раз.

01:09:51 Упал, встал, поболело немножко, потом синяк прошел и пошел дальше. Но если об этом синяке знают, то все будут туда и тыкать: «здесь болит, да, а точно, что у тебя здесь болит. А мне сказали, что у тебя здесь болит. У тебя здесь болит, да, здесь». И этот синяк никогда уже не пройдет. Поэтому упаси Бог, я не учу вас врать, я учу открывать сердце кому надо и когда надо. Понимаете? Чтобы сохранить свою жизнь в сознании Кришны. Потому что неправильно сердце открыл, можно просто убить своё Cознание Кришны, просто убить.

01:10:33 И так везде. Представьте, что вы на работе скажете, что вам захотелось обокрасть кассу. Просто честно, придете к директору, скажете ему: «Я вас люблю, дорогой директор, я хочу вам своё сердце открыть. Я все время на кассу засматриваюсь вечером. Не знаю, где ключ лежит, уже код себе переписал. Я вам честно говорю». Что сделает директор? Уволит.
- А я же честный.
- Я тебя честного, увольняю, как можно быстрей, бегом отсюда.
Правильно, нет? И правильно сделает. Не надо сердце открывать. Кому-то когда-то хотелось что-нибудь украсть? Не говорите никому. (смех в зале)

01:11:16 Потому что, если украдут, на кого подумают? На того, кто честно признался, что ему хотелось. Всем хотелось, но обвинять будут того, кто сказал. Поэтому мало научиться говорить правду, нужно научиться говорить правду во времени, в месте и в обстоятельствах. Нужно быть практичным. Поэтому Прабхупада так долго отстаивал принцип практичности. Будьте практичными, не будьте сухими теоретиками. Учитесь это в реальной жизни применять.

01:11:49 Каков должен быть эффект? Мое преданное служение должно улучшиться после этого действия, а не остановиться. Если я вроде бы все сделал честно, правильно, как сказали, но мое преданное служение умерло, и мне теперь стыдно в храм приходить, я себя чувствую изгоем, и все на меня косятся – он сказал честно, то кому это нужно? Кому это нужно?

01:12:12 Просто было некультурно, оказывается. Это было некрасиво. Это было оголение не вовремя. Да, мы все каждый день заходим в ванную, принимаем омовение, и никто не против. Но если сейчас кто-нибудь ко мне на стол залезет, примет омовение в тазике, то уже будет излишне. Излишне. То есть нужно знать время и место - в этом секрет, секрет, культуры. И культура должна этому учить. Поэтому мы должны стать культурной организацией, культурной. До скольки у меня вообще? Полчасика есть. Вопросики, да.

Ответы на вопросы

01:13:12 (Вопрос из зала) …Вы сейчас говорили об ошибках, падениях и позоре. Вот эту тему позора раскрывали и говорили, что позор не должен…он должен выходить раньше, иначе будут проблемы, позор больше, последствия будут серьезнее. И вот у меня вопрос в связи с тем, что вы сейчас говорили немного обратное, я не оспариваю противоречие, а вот если преданный не просто не раскрывает сердце, а пытается, следуя совету, как бы спрятать этот позор. Он делает не то, что вы говорили тогда, и потом всплывает. А он столько усилий приложил, чтобы этот позор скрыть в обществе преданных. Как к этому относиться?

01:14:03 Я не говорю, что его надо скрывать опять-таки, я очень громко сказал, что я не учу вас врать. Я учу действовать вовремя. Поэтому действовать вовремя – это так, чтобы все улучшилось. Поэтому, если мы вовремя расскажем тому, кому надо, тогда это улучшится. Если вы это расскажете «до» тому, кому надо, это улучшится. Поэтому если вы можете «до» рассказать, «до» расскажите. Но проблема в том, что обычно «до» не рассказывают.

01:14:31 Опыт показывает, что план зреет таким шквалом. То есть я думаю об этом потихоньку, думаю об этом потихоньку, думаю об этом потихоньку, а потом когда уже сделал, я пришел в себя и понял, что я не проконтролировал процесс, как и из постепенного додумывания все просто в лавину превратилось, захватило мое сознание, я это сделал. Это явление иллюзии, она покрывает и стаскивает, покрывает и стаскивает. Поэтому до какой-то степени мы думаем, что я успею с этим разобраться, но потом, когда я уже выхожу из этого состояния, я понял, что я это уже сделал, как это произошло, я уже не понял. Оно вот уже произошло.

01:15:22 Это естественное состояние любого преступления. Когда человек совершает что-то, его спрашивают, как ты это сделал, он говорит, я не понимаю, как я это сделал. Говорит, я не хотел, я не хотел. Понимаете? Я не хотел. Вот это вот действие иллюзии. Мы просто позволяем своему уму об этом думать. И на этой стадии ещё не хочется никому об этом говорить. Думаю, я об этом раньше думал, я начинаю думать об этом чаще, думать об этом ритмичнее. И как только ритмика появилась, на каком-то моменте ум просто сносит. И потом я уже прихожу в себя, а я уже это сделал. Произошло!

01:16:07 Поэтому, если можете поймать «до», пожалуйста. Но мы сейчас говорим о том, что делать, когда это уже произошло. То есть сейчас другая технология раскрывается. А тогда я раскрывал технологию, как не довести, а теперь – как поступить, когда это уже произошло. Это немножко разные технологии. Понимаете? Сейчас уже травма произошла. Мы разбираем ситуацию, когда вот это уже случилось. И что теперь делать. То, что делать до этого, это, в принципе, понятно. Это нам уже много раз объясняли. Но сколько бы нам не объясняли, что этого делать не надо, время от времени мы это делаем.

01:16:48 Во всяком случае, в уме. Шрила Прабхупада описывает ум, а опасность ума в чем? То, что мы не можем сделать в реальности, мы можем тысячу раз сделать в уме, самым для себя удобным способом. И никто это не узнает, но это также падение, понимаете?
– В уме?
– В уме, конечно. Да. Например, простой пример. Вы продумали план, как ограбить банк, продумали его в уме, и просто кому-то рассказали. Да, сказали кому-то, соседу. А сосед пошел и пожаловался. Вас будут арестовывать или нет, как вы думаете? Я думаю, что придут. Если даже не ограбят. Но если дойдут слухи, что вы это хотите сделать, придут, и будут спрашивать: вы что там думали, вы о чем думали?

01:17:54 А не дай Бог вы план нарисуете. Просто нарисовал план устройства банка – дверь, сигнализация, здесь касса, два охранника. Просто нарисовали план банка и думаете о нем. И его найдут. Будут проблемы или нет, как вы думаете? Будут. Это уже предотвращенное преступление. И всё равно будут проблемы. Дадут три года условно, я не знаю, но уже будут проблемы. Еще даже просто задумали, а не сделали. Понимаете. Просто ходите по улице с гранатой. (смех в зале) «Я с чистыми помыслами». Как вы думаете, будут проблемы? Будут проблемы!

01:18:37 Если ребенок берет спички и говорит: я не буду играться. Вы ему поверите? Не поверите. Даже вот эти тонкие явления происходят реальные проблемы. Приходят реальные проблемы, настоящие проблемы приходят. Поэтому это также проблема внутри. Мы это сделали, причём мы это сделали изысканным образом каким-то, как хотели. Вовне этого бы никогда не получилось, а внутри вот хорошо, как надо.

01:19:12 (Вопрос из зала)… если возникают сомнения, с кем тогда можно поговорить, кому можно рассказать, у кого спросить?

01:19:20 Ну вот, как сейчас я объяснял, все зависит от того, какой тип сомнения. Если это безопасные сомнения, т.е. те, которые приняты в обществе, их можно спрашивать в близком круге. Если это опасные сомнения, о которых не принято говорить, их надо спрашивать в индивидуальном порядке у тех, кто не имеет отношения к вашей духовной жизни. Кому-нибудь подальше. То есть чем опаснее сомнение, тем с более дальнего, как сказать по-русски, дальнего круга.

01:19:58 Чем дальше круг, тем лучше будет спрашивать. Что бы это не переносилось на вашу реальную духовную жизнь. Потому что, иначе пойдут сплетни, разговоры, «он сомневается», ещё что-то, «как так, какое право он имеет в этом сомневаться, ему нужно столько лет в сознании Кришны, какое право?». Но сомнения есть, они должны быть. Весь вопрос, кому мы их открываем.

01:20:28 (Вопрос из зала) скажите пожалуйста, вот по поводу сомнений, по поводу конкретного конфликта и реальных падений, хочется сказать о том, что кто-то [не разборчиво], перед ними двери наверняка закрывались, и неоднократно, если следовать этой логике [не разборчиво]

01:21:06 Перед многими закрылись. Кто-то выжил. Но у нас не общество выживания. Давайте не будем устраивать общество выживания. Давайте все-таки как-то семью создадим. В семье не нужно выживать, чтоб выжили просто герои. Выжили герои, но которые прошли через всё, дальше как-то легче выживать. Я думаю, что у нас есть все возможности, чтобы выживать легче.

01:21:37 (Вопрос из зала) [не разборчиво]

01:21:43 Реально учит на любой духовной практике, либо она превращается в фанатичную секту и самоуничтожается, либо она проходит через испытания, становится мудрой и расширяет своё видение. Становится сильно смиренной. То есть умеет признавать свои ошибки, видеть эти ошибки и с ними работать. Это и есть смирение. Понимаете? Смирение – это не тупость. Смирение – это умение признавать свои ошибки. И поэтому, если мы будем говорить о наших ошибках, то их просто будет меньше. Мы не стесняемся говорить о наших ошибках.

01:22:22 Может быть это так сказать не то, что нужно каждый день обсуждать, но какие-то простые вещи понимать, простой этикет, я думаю, это должен знать каждый. Потому что серьезные вещи все-таки редко происходят, нужно знать себя как вести. Если пожар, нужно знать, где огнетушитель. Если вы не знаете, где огнетушитель, то, да, пожары редко происходят, но где здесь огнетушитель? Кто-нибудь вообще знает, где тут огнетушитель? Да, мы думаем, что пожара не будет, но возьмет и будет, кто его знает. Хотя бы один должен знать, где огнетушитель, хотя бы кто-то. Где он вообще?

01:23:15 (Вопрос из зала) Извините пожалуйста, у меня такой вопрос немножко сложный. Реальный материальный мир течет по одному измерению, мы попадаем на духовные планеты, там время идет по-другому. Между нашими воплощениями, на самом деле, по тем меркам, можно сказать миллионы лет, да? Я правильно, просто вопрос длинный. Получается, значит, что с точки зрения, теперь давайте перевернем, мы из духовного, или райской планеты глядим на свою жизнь здесь на земле. Она получается такая короткая, как будто я выскочил из дома, добежал до соседней молочной лавки, купил пакет кефира, прибежал, вот жизнь кончилась. Примерно такое. Это как бы предтеча вопроса, а теперь суть. Получается, что за мой маленький спотыкач, относительно того времени, которое может быть даже абсолютнее, чем наше вот это, я должен значит, на адской планете тысячу лет на одной ножке прыгать от того, что она горячая и раскаленная. Адекватны ли наши, даже страдания здесь, в материальном мире, адекватны ли вот эти наши страдания, о чем мы сейчас говорим тому, что мы совершили. То есть для того большого времени, мы только спотыкнулись. а нам говорят, прыгай тысячу лет теперь на одной ножке, планета раскаленная, в следующей жизни ты будешь хромым, горбатым, и на тебя женщины внимания обращать не будут. Или это…

01:24:57 Понимаю. Бог справедлив. Без вариантов. Мы к себе несправедливы. Мы всегда себя считаем лучше, чем мы есть на самом деле. Поэтому Бог никого не обманывает, он никого не мучает. Бог – это не начальник концлагеря, у которого есть великая мечта всех нас замучить до смерти. Объясняется, что наша жизнь, как вспышка молнии, любая жизнь. Даже жизнь Брахмы – это вспышка молнии. Поэтому за эту вспышку молнии мы можем успеть все насовершать, встать на путь духовного развития и вернуться домой, в духовный мир. Все это просто вспышка молнии.

01:25:40 И думать даже не будем, просто это вспышка молнии. Это реальная вспышка молнии. Но так как мы очень великие, нам наша жизнь кажется великой, длинной, очень важной. Бабочке тоже кажется её жизнь очень важной. Она такая красивая, важно летает, у нее план – найти цветок, напиться нектара, потом она умирает. Очень важная жизнь. Поэтому, насколько у нас эго велико, настолько и наша жизнь тяжелая, насколько она нам кажется долгой и беспросветной. Это просто признак. Поэтому сразу нам объясняется, что жизнь – это вспышка молнии, поэтому нужно не раздумывать особенно, а встать на путь духовного развития. Главное, с него не уходить. Мы разбираем, как с него не уходить, как не уйти.

01:26:28 Время у меня до двух. Поэтому мы продолжим следующую лекцию с вопросов. Спасибо большое.

транскрибирование: Анастасия Rich | Приморье | Болгария | 05 июня 2014
обработка текста: Роман Михайлов | Чиангмай | Тайланд | 09 июня 2014