Встреча с компанией Нага-йогов и путь на юго-восток

24 апреля 2011
Путешествие в компании Нага-йогов. Путешествие на юго-восток в древний город Варанаси. Встреча со старым знакомым и культурологическая пропасть. Тадж-Махал.
аудиокнига для начинающих из раздела «Религия и духовность» со сложностью восприятия: 1
длительность: 00:39:12 | качество: mp3 64kB/s 18 Mb | прослушано: 515 | скачано: 539 | избрано: 18
Прослушивание и загрузка этого материала без авторизации на сайте не доступны
Чтобы прослушать или скачать эту запись пожалуйста войдите на сайт
Если вы еще не зарегистрировались – просто сделайте это
Как войдёте на сайт, появится плеер, а в боковом меню слева появится пункт «Скачать»

Путешествие в компании Нага-йогов

00:03:52 Как-то раз, когда я сидел на пустующей безлюдной тропинке в Гималаях, я увидел, что ко мне приближается устрашающая толпа из 2 десятков мужчин.

00:04:04 У всех них были железные трезубцы, увенчанные человеческими черепами. Каждый держал свой трезубец, словно ритуальный стяг. Спутанные волосы на их головах были закручены в тяжелые узлы, а свалявшиеся бороды покачивались в такт их воинственному шагу.

00:04:25 Толстый слой пепла покрывал тела воинов от самых дредов на головах до ступней босых ног. На шеях висели связки бус из Рудракш. На лбах у них были нанесены три линии, символизирующие Шиву. Талии были опоясаны железными цепями, задрапированными яркими красными набедренными повязками, прикрывавшими область паха. Кроме этих набедренных повязак на них не было абсолютно ничего, даже не смотря на сильные холода, а некоторые оставались полностью обнаженными.

00:05:10 Это были Наго Бабы. Проповедуя целибат — безбрачие в течение всей жизни, Наги часто прибегают к практике тантрических методов для умертвления плотских желаний, или же некоего мистического преобразования сексуальной энергии в психическую.

00:05:28 Пренебрегая принятыми в обществе условностями, многие ученики ходят абсолютно обнаженными. Их длинные нестриженые волосы являются своего рода отрицанием какого-либо внимания к своему телу. Течение Наго Бабов существовало ещё в далекие доисторические времена, а представители некоторых разновидностей этой религии воевали в составе войск против великого Магола и британских завоевателей, буддистов, и даже против других движений индусов.

00:06:02 Я сгорал от нетерпения понять, почему люди выбирают для себя такой аскетичный образ жизни. Собравшись с духом, я отважился попроситься путешествовать вместе с ними. Один из них, говоривший на английском, спросил мнение остальных. Они высказали свое согласие, потрясая высоко над головами своими трезубцами и крича: «Джай Шанка». Затем схватили меня за руку и втянули к себе.

00:06:36 Меня быстро признали, и отнеслись ко мне как к брату. Пройдя пешком много миль, мы остановились на берегу реки, чтобы разбить лагерь, где священнослужитель, которого звали Дхуни Баба, набрал дров и разжег священный огонь. Все Наги уселись вокруг костра.

00:06:58 Я тоже подошел поближе к огню и хотел было сесть рядом со всеми. Ужасающий крик потряс меня. Обернувшись, я увидел, что Дхуни Баба яростно вопит и несется ко мне с поднятым над головой трезубцем. Глаза его пылали красным пламенем, губы дергались, а руки дрожали, когда он размахивал трезубцем у меня над головой. Все собравшиеся Наги разъяренно уставились на меня, изрыгая проклятия.

00:07:30 Я был совершенно сбит с толку. Что я такого сделал? Возможно мне предстояло завершить свою жизнь на трезубце Нага Бабы? Я стал молиться. Один из них с исказившимся от отвращения лицом указал на мои резиновые сандалии. Я сдернул их и зашвырнул далеко в джунгли. Наги молча смотрели, все стихло, и я тоже затаил дыхание.

00:08:01 Тут все Наги разразились дружелюбным смехом и позвали меня сесть рядом с ними. Почувствовав, что напряжение спало, я наконец-то, выдохнул и вдохнул горного воздуха, усевшись на холодной земле, все ещё не придя в себя от потрясения.

00:08:18 Тот Нага Баба, что немного изъяснялся на английском, объяснил мне: «Священный огонь — это наш храм. Рядом с ним нельзя находиться в обуви. На самом деле мы не сердились, просто у нас принят такой способ обучения, чтобы ты запомнил этот урок навсегда. Ты сегодня получил огромную милость от Дхуни Бабы». Я торжественно поклялся, что в жизни не забуду этого урока. Дхуни Баба усмехнулся.

00:08:50 В центре жертвенного огня был установлен трезубец, олицетворявший Шио. Затем, распевая мантры, Наго Бабы предложили свои жертвоприношения, представлявшие собой очищенное масло, а после, в определенный момент церемонии, поставили перед алтарем керамическую трубку — Челум, кальян.

00:09:13 Все ещё продолжая повторять мантры, они церемонно заполнили челум ганжей и предоставили право первому раскурить кальян одному из старших Нагов. Тот почтительно поднес челум ко лбу и, прежде чем начать курить, стал читать заклинания.

00:09:32 Затем трубка пошла по кругу у костра и каждый Наг читал мантры перед тем, как начать курить. Когда трубку передали мне, я засомневался, мысленно я вернулся в прошлое, к тому заполненному дымом подвалу в афганском Кандагаре, где я дал клятву перед Богом. Со всем уважением, на какое я только был способен, я отказался курить кальян. Над пламенем Нагов повисла тишина.

00:10:02 Они недовольно глядели на меня и вскоре раздались выкрики: «Маха Прасат, Маха Прасат, Шанкар Маха Прасат». Нага, говоривший по-английски, перевел мне: «Это милость Шивы, ты должен почтить его вместе с нами, это помогает, когда медитируешь на беспредельное. Если откажешься, то нанесешь оскорбление и будешь наказан». Остальные смотрели на меня, словно бандиты, требующие реванша.

00:10:35 «Я поклялся никогда не принимать одурманивающих веществ», - мягко объяснил я. Он перевел мои слова остальным Нагам, и они все как-то странно затихли. Затем поднялся один из них, чтобы набрать охапку дров и подкинуть их в костер для поддержания священного огня. Выдержав паузу, он пристально посмотрел на меня и неодобрительно покачал головой.

00:11:03 В голове у меня забилась одна мысль: «Неужели этот огонь станет моим погребальным костром?» внезапно все они заулыбались мне. Дхни Баба любовно потрепал меня по голове и рассмеялся. Они уважали мою клятву воздержания от употребления ганжи.

00:11:26 К моему облегчению железный котел поставили на огонь, чтобы приготовить обет. Когда рис и дал сварились, Дхуни Баба, повторяя мантры, предложил часть готовой пищи огню. Остальное стало освещенной едой, называемой Прасад, и было роздано собравшимся Бабам. Той ночью мы все спали возле огня, а утром, после омовения в холодной реке, я наблюдал за тем, как они натирали свои тела пеплом священного костра, делая так всякий раз, когда рядом невозможно было найти пепла из крематория.

00:12:01 Не знаю, может из-за сильных жгучих холодов, но костер считался у них самым популярным местом. Некоторые курили ганджу, другие в это время медитировали или повторяли мантру на четках из рудракши. Потом прямо на моих глазах один пожилой Наг, до этого сидевший неподвижно в позе лотоса, медленно поднялся над землей примерно на фут. Другой Баба около огня проделал тоже самое.

00:12:31 Я ущипнул себя, чтобы убедиться, что не сплю. Нет, я не спал, я бодрствовал, но только в совершенно ином мире, мире грубых и шумных монахов, отстраненных от всего, кроме их собственной реальности. Везде есть люди, нарушающие законы, и здесь, уединившись в своем лесном укрытии, эти Наго Бабы с легкостью нарушали законы земного притяжения. Они достигли такой гармонии с законами природы, что могли свободно с ними играть, как им захочется.

00:13:09 Покуда эти двое зависли в воздухе, я оглянулся посмотреть на реакцию других. Остальные Наги просто не обращали на это никакого внимания. Левитация являлась для всех них обычной практикой.

00:13:27 На следующее утро нам передали известие об общем сборе у гуру всех племен Нагов. Мы отправились в лес, и по дороге мне рассказали, что их гуру занят выполнением серьезной ведической медитацией, сидя в течение многих дней в позе лотоса, в полной неподвижности, без пищи и воды. Пробираясь сквозь заросли кустарников тот Нага, что говорил по-английски, и стал моим переводчиком, по дороге просвещал меня на счет своего предводителя:

00:13:58 «Он покинул свой дом в возрасте 12 лет, чтобы стать Наго Бабой.Неукоснительно следуя науке йоги, он никогда не позволяет себе курить Гаджу или какое-либо другое одурманивающее вещество, как это делают многие из нас. Также он никогда не позволяет своему телу плотских утех. Почти непрерывно медитируя, он достиг таких сверхъестественных способностей, на которые нельзя смотреть без удивления. Он редко разговаривает, но лишь стоит ему заговорить, все слушают только его».

00:14:37 Нам понадобилось 6 часов ходу, чтобы добраться до той прогалины в лесу, где восседал гуру Наго Бабов. Его огромное тело, замершее в позе лотоса, буквально вибрировало энергией. На вид ему было лет 70, его седые спутанные волосы ниспадали ему на спину и ещё на несколько футов покрывали собой землю.

00:15:01 Обнаженный и покрытый толстым слоем пепла, он сидел с закрытыми глазами и медитировал. Один из Нагов ударил веткой дерева в примитивную литавру, а другой в это время принялся дуть в буйволиный рог, чтобы пробудить гуру от медитации и возвестить о нашем прибытии.

00:15:21 Гуру медленно раскрыл глаза. Не мигая, он уставился прямо на меня. Я задрожал. Все Наги собрались вокруг нас по поводу этого события. Наступила такая тишина, что было слышно, как лист падает с дерева. Низкий раскатистый голос извергся изо рта гуру, когда он выкрикнул: «Зачем тратить свою жизнь? Ты станешь Нагой».

00:15:51 Стукнув себя кулаком по мощной голой груди, он пророкотал: «Нага победит иллюзию. Наго — это человек». Нацелив палец прямо мне в лицо, он медленно тряхнул головой, и тут его вновь прорвало: «Ты станешь Наго Бабой сейчас же, не завтра, а прямо сейчас, сейчас же».

00:16:25 Пристальный взор гуру насквозь пронзал меня. Чувствуя себя подобно крошечной мыши в присутствии ревущего льва, я подумал, что он запросто, одним только своим взглядом мог бы сжечь меня до тла. Он ожидал моего ответа, как и все вокруг. Что я должен был сказать? И что случится после этого? Но мне нужно было следовать своему сердцу. Я молча стоял, тянулись долгие секунды. Гуру Нагов, казалось, читал мои мысли.

00:17:02 И в этой тишине я вдруг почувствовал уверенность, что он сможет понять меня, понять, что как бы я не ценил его путь, этот путь был не моим. В его пристальном взгляде светилось понимание, когда он поднял свою толстую могучую руку и, прикрыв в медитации глаза, предложил мне свои благословения. «Хорошо, да поможет тебе Господь», - промолвил он. Наго Бабы воздали должное моей счастливой судьбе, и вернулись к своим делам.

00:17:45 Из-за практикуемой им йоги гуру Наго Бабов излучал вокруг себя какую-то неземную энергию, пробуждавшую одновременно и благоговение и страх, а его волеизъявление казалось столь же незыблемым, как сами Гималаи.

00:18:02 Я был очень горд состоявшимся с ним знакомством, но чувствовал, что мне все лучше идти дальше. На следующий день я поклонился вождю племени, прося его благословения продолжить свое паломничество. Все Наги разом подняли свои трезубцы и прокричали благословение: «Джай Шанка».

00:18:24 Озираясь вокруг, я в одиночестве шел по лесной тропе босиком. В этом племени Наго Бабов царил редкий дух товарищества. Их лояльность по отношению к самому племени и друг к другу была настоящей, продиктованной самой их жизнью. Повсюду, куда бы они не забредали, посторонние зачастую просто дрожали от страха от одного только их вида, поскольку Наго Бабы были дикими и грубыми, ведя аскетичную жизнь. Хотя по своему все это было направлено только на одно, на поиски Бога.

00:19:20 Я намеревался посетить Бадринатх, расположенный высоко в Гималаях. По традиции, когда человек достигал последнего порога жизни, он предпринимал путешествие в Бадринатх, откуда уже никогда больше не возвращался. Но все дороги туда были занесены снегом, оказавшись непроходимыми из-за лавин, и мое путешествие не состоялось.

Сварга Ашрам в Ришикеше

00:19:45 По возвращении в Ришекеш я очутился в одном из его самых выдающихся ашрамов — Сварга ашраме, куда в моей радости, меня пригласили на специальный праздничный пир для всех Саду. Все Саду уселись рядами на земле лицом друг к другу, чтобы почтить духовную пищу — прасад, специально приготовленный для такого случая.

00:20:09 Глядя, сколько могли съесть эти старые садху по этому самому случаю, я поразился и поспешил незамедлительно последовать их примеру. Закончив прасад, мы вымыли руки и многие из нас улеглись на землю на левый бок, что традиционно способствует улучшению пищеварения.

00:20:29 Отдохнув, я намеревался исследовать окрестности. Бродя по пешеходной тропе, я встретился с какими-то состоятельными паломниками, которые были просто очарованы, увидав западного паренька, живущего среди cадху. Остаток дня мы провели в разговорах, сидя на веранде. Ближе к вечеру к нам обратился за милостыней какой-то йог, которому было лет за 30. Но мои хозяева не обратили на него внимания.

00:21:00 Рассердившись на них, он задумал преподать им хороший урок. Сначала он забрался на стул, и дотянувшись до горящей лампочки, принялся выкручивать её из патрона. Став перед паломниками, он голой рукой с хрустом смял горячую лампочку. Раскрыв кулак, он показал нам, что сжатая в ладони лампочка превратилась в мельчайший порошок. Удивительно, но на руке не было и следа крови, или хотя бы какого-то пореза. И это было только началом его представления.

00:21:34 Затем он высыпал весь полученный стеклянный порошок себе в рот и запил его чашкой воды. Состоятельные паломники пришли в неописуемое изумление. Потянувшись к своим карманам, они наградили йога щедрым пожертвованием и стали просить его продемонстрировать другие способности. Для демонстрации очередного трюка йог отошел на находящуюся поблизости стройплощадку и попросил длинный прут стальной арматуры.

00:22:04 Прикрыв один глаз тонким клочком ткани, он установил этот металлических шест одним концом к себе в глазное яблоко, а другим концом шеста уперся в стену. Потом он медленно начал продвигаться к стене. С каждым шагом металлическая палка сгибалась все больше и больше, покуда йог почти не уперся в стену, согнув пополам арматуру практически голым глазом.

00:22:33 Отбросив в сторону прут, который принял теперь у-образную форму, он снял кусочек ткани, чтобы показать нам налившийся кровью ярко-красный глаз, воспаленный, но невредимый. Я видел так много проявлений подобных способностей у йогов, что это стало для меня весьма обычным делом. Но вот зато паломники принялись сорить деньгами, прося его рассказать, как ему удалось получить такие способности.

00:23:03 Массируя ладонью глаз, йог объяснил: «До 20 лет я жил в гималайской пещере при своем учителе. Гуру же стал замечать, что я стал использовать свои йогические способности, которым он меня обучал, ради престижа и денег. Отказавшись от такого ученика он прогнал меня из ашрама и обрек на возвращение в общество».

00:23:26 Кинув в специальный полотняный мешочек деньги, полученные от паломников, он продолжал: «А теперь я стараюсь набрать денег себе на женитьбу. Меня учили только науке йоги, и для меня это единственный известный способ заработать на жизнь».

00:23:43 Хотя все учили меня, начиная со Свами Рамы, который умел останавливать биение собственного сердца и перемещать предметы одним усилием воли, и до моего энергичного друга, материализовавшего бусину Рудракши, что подобные чудеса не должны почитаться выше простой преданности Богу, но по-настоящему, я только в этот момент понял, что мистические способности, как таковые, совсем не обязательно являются духовными.

00:24:13 Естественно, что те, кто был в состоянии противостоять очевидным законам природы, производили на меня впечатление. Много из всего увиденного мной казалось необыкновенным. Теперь же я увидел, что подобные трюки, не относящиеся к осмысленному поиску Богу на самом деле были иллюзорными, я искал большего.

Путешествие на юго-восток в древний город Варанаси

00:24:54 Гималаи дали мне многое, но мне до сих пор было неведомо, какую форму примет моя собственная вера, и я старался испытать всё богатое разнообразие различных вероисповеданий Индии. Данное мною обещание посетить Варанаси — высоко духовный город, воспеваемый в индийской литературе, а также желание узнать побольше о Буддизме и о практикующих его последователях в Бодх-Гае, подвигло меня предпринять путешествие на равнины Юго-Востока.

00:25:27 Я собирался спускаться с Гималаев, но твердо решил, что обязательно сюда вернусь. Эти 4 месяца, казалось, составили для меня целую жизнь, и мне многое нужно было переварить. Возвратившись к своему излюбленному камню посреди Ганги, я слушал песнь реки. Перед моим внутренним взором яркими вспышками мелькали все мои гималайские переживания. Там был Саду, наставивший меня отдать реке мою западную одежду, и взамен снабдивший меня одеяниями странствующего монаха. Были там и сокровища мудрости, которые я собирал, наблюдая за рекой.

00:26:06 И тот момент, когда я предложил свою гармонику Ганге, а вместо нее получил сладостную песнь реки. Там была простота и мудрость Свами Читананды, благословение Махариши, полученное мною во сне. Там был поглощенный медитацией Татвала Баба, благословение прокаженной женщины, отеческая доброта Кайлаш Бабы, и материнское сострадание Анандамайи-ма. Ведические способности Балашивайоги, и уникальные методы обучения в племени Нага Бабов. Уроки, которым я обучился от рек, гор, деревьев, неба и диких животных. Когда я прощался с гималайскими горами и всеми людьми, живущими там, мне казалось, что в этих лесах я провел самую лучшую часть своей жизни.

00:27:43 Мне надо было добраться до Варанаси, и я сел в поезд, идущий в Дели. В окно я смотрел на простирающие перед моим взглядом равнины Индии, широкие поля, некоторые пустующие, а другие с пышной растительностью распахивались упряжками волов или буйволов, вслед за которыми шагали босоногие мужчины, цепко ухватившись за плуги.

00:28:12 Постепенно эти пейзажи сменялись деревушками, потом небольшими городками, и уж затем сопровождаемые запахом и привкусом дизельного дыма мы въехали в Нью-Дели. Сигналили рожки, ревели двигатели грузовиков, повсюду толпился народ. Кричали разносчики, орала детвора, торговались менялы. Теперь уже гималайские леса были далеко и их сменил загрязненный город, переполненный миллионным населением.

Встреча со старым знакомым и культурологическая пропасть

00:28:44 Прогуливаясь около фонтана у Конатплейс, я услыхал окрик: «Монах, не могу поверить». Спустя мгновение какой-то белокурый путешественник подбежал ко мне и схватил за руку. Это был Син — мой знакомый, который тоже странствовал, прилепив на рюкзак маленький канадский флажок.

00:29:06 Мы встречались на площади Пикадили в Лондоне, среди поклонников контр-культуры. Я был рад его видеть, но тем не менее, возвратясь совершенно из другого мира, я оказался плохо подготовлен к такой встрече. Пока мы разговаривали с Сином, его язык, манерность речи и интересы показались мне совершенно незрелыми и неинтересными.

00:29:31 Что же происходит? Я вежливо выслушивал сплетни о наших общих знакомых, его взгляды на мировую политику, и о тех местах, где ему удалось словить кайф, о его проблемах, когда он болел дизентерией, вплоть до таких интимных подробностей, как консистенция его стула. Мне хотелось бежать, а ведь не прошло и года с той поры, когда я наслаждался его компанией. Почему же сейчас все стало совсем по-другому?

00:30:00 Может он изменился? Сделав глубокий вдох, я неожиданно понял, что изменился я, а не он. До этой встречи со своим старым приятелем я не мог вообразить себе, до какой степени я изменился. А пообщавшись с Сином, у меня возникло такое ощущение, словно я преобразился абсолютно в другого человека.

00:30:26 В какой-то момент это потрясло меня. У меня закружилась голова и задрожали конечности. Я понял, что мне необходимо как-то более взвешено подходить к тому миру, что был мне так знаком, но теперь стал вдруг совершенно чуждым.

00:30:50 Покуда Син продолжал нести вздор, я окинул все это внутренним взором. Там я вновь увидел, что тот круг общения и окружающая нас среда, которую мы выбираем для себя, могут формировать наш характер, вплоть до самых фундаментальных основ наших представлений о жизни.

00:31:09 Неподалеку от нас бил струями мощный фонтан, непрерывно выкидывая высоко в воздух потоки воды. Достигнув самого верха, каждая из составляющих его капель воды с шумным плеском обрушивалась в бассейн. Наблюдая за струями фонтана, я молился о том, чтобы самому не обрушиться в порочную ловушку осуждения других.

00:31:32 Из-за того, что я сам сделал нестандартный выбор в жизни, я испытывал на себе, какого это очутиться на месте того, кого осуждают. Я не мог бы уже продолжать жить в ладу с собой, если бы сам стал осуждать других. Однако, эта тенденция критиковать других была сильна. Я мог более не соглашаться с идеями Сина или выбором его пути, но почему бы не уважать его как душу, произошедшую из того же самого божественного источника, и не продолжать вести ту самую жизнь, которую я теперь считал священной.

00:32:07 Эти мысли текли у меня в голове, пока я продолжал поддерживать беседу. Спустя какое-то время Сим позвал меня пообедать вместе с ним. Извинившись, я вежливо отказался. «Здорово, что мы с тобой встретились, Монах!», - сказал он, с энтузиазмом пожав мне руку. «Очень познавательная встреча, Сим, правда!». С того самого дня всякий раз, когда я оказывался проездом в Нью-Дели, я останавливался в храме Ханумана (Pracheen Hanuman Mandir), что возле Конат-плейз (Connaught Place), в компании садху.

Тадж-Махал

00:32:50 На своем пути следования в Варанаси, поезд делал остановку в Агре (Agra. Uttar Pradesh. India), на родине Тадж-Махал (Taj Mahal). Одной из роскошей поездки в вагоне третьего класса была возможность сойти с поезда где заблагорассудится, а потом, позже, вскочить уже в другой поезд, следующий в нужном тебе направлении. Разве можно было остановиться Агре и не посетить этого знаменитейшего мавзолея — памятника 17 века, прославившегося как одно из чудес света?

00:33:24 Лишь только я вошел в массивные ворота, моему взору открылся длинный водоем, окаймленный по берегам кипарисами. На обеих его берегах были разбиты изобилующие цветами персидские сады. Чуть поодаль, в самом конце прудов на фоне синего неба и реки Ямуны высился Тадж-Махал. Подойдя ближе, я с восхищением разглядывал ручную резьбу на белом мраморе, инкрустированном снаружи и изнутри самоцветами. Отдыхая в саду, я прочитал буклет о его истории, откуда узнал, что правитель маголов построил этот памятник своей умершей любимой жене, и он предназначался ей в качестве усыпальницы.

00:34:11 Окончательно памятник был достроен в 1648 году, на его возведение ушло 22 года, и понадобилось 20 тысяч рабочих и мастеров. Легенда гласит, что когда мавзолей был готов, талантливым мастерам отрубили руки, чтобы они уже наверняка не смогли построить ничего подобного. В дальнейшем один из собственных сыновей того правителя узурпировал власть в королевстве, сослав или поубивав своих братьев, а самого отца бросил в тюрьму. Оторвавшись от книги, я попытался осмыслить эту историю. Построив великолепные дворцы, порты, мечети, или этот самый Тадж-Махал, правитель оказался побежденным и был заключен в тюрьму собственным сыном.

00:35:00 Лишенный свободы, он ужасно страдал в заточении, а в это время члены его семьи воевали и умерщвляли друг друга. Таковы достойные сожаления последствия жажды власти. В сердце, которое взращивает сорное семя эгоистической жадности, цветку любви не удастся выжить. Побороть собственную зависть, похоть и жадность — вот что действительно монументально.

транскрибирование: Наталья Колоцей | Речица | Беларусь | 05 мая 2014
обработка текста: Роман Михайлов | Чиангмай | Тайланд | 10 марта 2017