Часть 3 - Гималайское паломничество. Глава 2

24 апреля 2011
аудиокнига для начинающих из раздела «Религия и духовность» со сложностью восприятия: 1
длительность: 00:30:43 | качество: mp3 64kB/s 14 Mb | прослушано: 1024 | скачано: 904 | избрано: 32
Прослушивание и загрузка этого материала без авторизации на сайте не доступны
Чтобы прослушать или скачать эту запись пожалуйста войдите на сайт
Если вы еще не зарегистрировались – просто сделайте это
Как войдёте на сайт, появится плеер, а в боковом меню слева появится пункт «Скачать»

00:03:02 Из Гоа я морем перебрался обратно в Бомбей, и собрался возвращаться в Гималаи. Я доехал поездом до Дели, а затем на северо-запад к городу Панхаккот, на границе с Кашмиром. Оттуда я держал свой путь в кузове грузовика на восток к гималайскому городу Дармасало, что в Химачаупрадеш. Во всем чувствовалось приближение лета. Лес был усыпан распускающимися цветами, оранжевыми, желтыми, фиолетовыми и белыми. Огромные древние деревья укутались сияющей зеленью молодой листвы, а непрерывный гул и шум дикой природы подпитывал возбуждающую атмосферу. Высоко на горном хребте, над Дармосалой, воцарился Маклеогандж — лагерь тибетских беженцев, где жил тибетский Далай Лама.

00:04:06 Подготавливаясь к паломничеству в этот горный монастырь, я прочитал книгу, написанную Далай Ламой, «Моя земля и мой народ». Я узнал, что Лама дон Брук родился в 1935 году, в простом тибетском домишке, построенном из камня и глины, в семье бедных крестьян. На поиск нового воплощения Далай Ламы регент Тибета послал в этот дом специальную группу Лам, так как ему открылось, что именно там родился следующий Далай Лама. Едва малышу сравнялось два годика, монахи посетили его дом под видом путешествующих в поисках убежища странников. На шее одного из монахов висели бусы предыдущего Далай Ламы, которые ребенок тут же схватил и потянул к себе, признав их за свои собственные.

00:05:05 После ещё нескольких посещений и соответствующих испытаний, комитет пришел к заключению, что ими найдено 14-ое воплощение на земле Алавакитешвары, Бодьи Сатвы сострадания, которые, как полагают, рождается в каждом поколении как Далай Лама, чтобы служить народу Тибета и возглавлять его духовную и политическую жизнь. Мальчика определили в монастырь в Хасе, где обучали и подготавливали к тому, чтобы стать главой государства и духовным лидером нации. В годы его детского правления Тибет процветал, но в 1950 году в Тибет вторглись войска китайских вооруженных сил, и уже к 1959 году нацию буквально раздирало на части из-за ожесточенной пропаганды и насилия.

00:06:00 По настоянию своего народа, опасающегося за жизнь Далай Ламы, он был вынужден бежать со своей любимой родины. Тогда Далай Лама вознес молитвы в храме Господа Будды, и предложил ему на алтарь подношение в виде платка белого шелка, как символ прощания и намерения вернуться обратно. С тяжелым сердцем он снял с себя монашеские одежды, и переодевшись солдатом, сбежал из дворца под покровом ночи. Словно беглец, пробирался он со своими единомышленниками сквозь снежные заносы, под проливными ливнями, в жгучие морозы через труднодоступные тибетские горы. И все это время он всем сердцем был рядом со своим народом, постоянно думая о его тягостном положении. Заболев в дороге, истощенный и, как он сам назвал, убитый горем сильнее, чем это можно выразить, он наконец, пересек границу с Индией.

00:07:04 Захваченный этой удивительной историей об изгнании, поворотах судьбы и преодолении трудностей, я почувствовал настоятельную необходимость повидать то место, где теперь обосновался духовный лидер тибетского Буддизма. К тому времени, когда я прибыл туда, а произошло это в 1971 году, Маклеогандж, словно гнездышко, укрытое среди высоких, поросших деревьями гор и крутых долин Гималаев, напоминал собой Тибет в миниатюре. Беженцы одевались в свои традиционные одежды и возводили деревянные и кирпичные здания в духе и стиле тибетской архитектуры, с драконами и другими мифическими существами, вырезанными или нарисованными сочными и яркими красками на столбах и арках. На склонах холмов паслись яки.

00:08:00 Неподалеку в уединении медитировало несколько западных паломников. Так же как и в Тибете, большинство мужчин здесь были буддистскими монахами. В центре деревне была устроена большая прямоугольная площадка со специальными молитвенными колесами, которые верующий по традиции обходил вокруг несколько раз, все время крутя эти колеса и повторяя мантру: «Ом Мани Подмени Гум». Из прочитанного мной я уже знал, что у тибетских буддистов этой мантрой призывают благословение Чендра Зиго — воплощение сострадания, и что в ней содержится все учения Будды. Люди в Маклеоганджи отличались невероятным дружелюбием. Они приветствовали меня своими сияющими улыбками везде, куда бы я не пошел. Не взирая на все те трудности, которые они перенесли, и не смотря на то, что стали беженцами в иностранном государстве, они, казалось, пребывали в полном умиротворении духа.

00:09:11 Я не встречал среди них попрошаек или мошенников. Все выглядели довольными. Одна семья зазвала меня к себе в свой маленький домишко, где меня угостили национальной тибетской лапшой, называемой Тхупка, и традиционным чаем, приготавливаемым по особому рецепту с маслом яка и соли. Такой чай был особенно эффективен в студеные гималайские ночи, когда человеку требовалось согреться. Мое сердце было столь очаровано здешними людьми, что я частенько целыми часами наблюдал, как они выполняют свои ежедневные работы по хозяйству, весело ухмыляясь мне от уха до уха.

00:09:57 Неподалеку от дома Далай Ламы стоял храм великолепного божества Будды, сидевшего в позе лотоса. И монахи, и простые люди поклонялись этой золотой форме Будды, предлагая ему благовония, колокольчики, лампады и другие дары. Пуджа, или церемония поклонения, просто зачаровала меня. Монахи расселись в два ряда лицом друг к другу. В центре располагался Будда. Они читали отрывки из священных писаний, написанных на разрозненных листах пергамента. Когда хором повторялись древние молитвы, каждый такой лист помещался в стопку поверх предыдущего. Во время соответствующих пауз несколько монахов дули в длинные, похожие на трубы рожки, другие звенели ритуальными колокольчиками, кто-то ещё бил деревянными колотушками в большой гонг и ударял палочками по огромным барабанам.

00:11:00 Когда священные вибрации достигли своего апогея, главный священнослужитель церемонно воздел кверху скипетр, искусственно изготовленный вручную из меди. Этот скипетр — Дорье, был приемником духовной энергии. Стены храма украшали произведения искусства, называемые тантрами, раскрашенные яркими красками, и призванные помочь достичь просветления. На них отображалась история и символика Буддизма. Аромат зажженных масленых лампад и сладковатых благовоний уносил мой ум все выше и выше, когда я сидел рядом с медитирующими и повторяющими мантры монахами. Особенно меня поразило, с какой любовью и почтением люди относились к своему Далай Ламе. Для жителей Тибета он обладал непререкаемой духовной властью Папы Римского и политическим могуществом короля.

00:12:03 Его фотографии занимали самые видные места в каждом доме и в каждом магазине. Как-то раз ранним утром, когда я медитировал в храме, ко мне подсел пожилой Лама высокого роста с бритой головой в одеждах темно-бордового цвета и ниткой деревянных бус вокруг шеи. Он сказал, что наблюдал за мной в течение уже нескольких дней и поинтересовался: «Нет ли у меня каких-нибудь вопросов?» С того момента мы каждый день проводили с ним пару часов разговоров. И вот однажды наступил один особенный день. Он пригласил меня пойти вместе с ним на личную аудиенцию к самому Далай Ламе.

00:12:57 Дом Далай Ламы покоился на поросшем лесом холме, в окружении вооруженной индийской военной охраны, размещенной там для его защиты. Далай Лама находился под постоянной угрозой смерти. Когда я миновал службу безопасности, меня препроводили в помещение с яркими красочными изображениями Будды, украшавшими стены. На алтаре восседало великолепное божество Будды, выполненное из металла, украшенное цветами, медными лампадами, колокольчиками и другими предметами поклонения. Воздух был пропитан ароматов благовоний, запахом кедра. Несколько минут спустя отворились двери, и я встретился взглядом с Далай Ламой, взглянувшим на меня искрящимися от радости глазами из-под коричневой оправы своих очков.

00:13:58 С крупной обритой головой, лицом правильной формы, с небольшим закругленным носов, в одеянии темно-бордового цвета поверх ярко сиявшей золотой монашеской рубахи, весь лучась обаятельной заразительной улыбкой, он проворно пересек комнату, чтобы поздороваться со мной. Громко смеясь, он стиснул обе мои руки и снова, и снова продолжал из трясти в крепком рукопожатии. Он жизнерадостно подмигивал, сердечно приветствуя меня: «Вы пришли издалека, добро пожаловать к нам». Мы сели с ним на стулья друг напротив друга. С детским любопытством он расспрашивал меня о моей жизни в Америке, и почему я выбрал жизнь Саду. Он с искренним интересом слушал мой рассказ, взволнованно внимая каждому слову. И всякий раз, когда в моем повествовании проскальзывала хотя бы тень юмора, он очень живо реагировал на это, всплескивая руками и всем телом содрогаясь от смеха.

00:15:08 Мы проговорили с ним уже примерно пол часа, когда я задал вопрос о положении его народа в Тибете. Воспоминания волной нахлынули на его лицо, в глазах заблестели слезы, в подступившей со всех сторон тишине он прошептал: «Когда я был маленьким мальчиком, моя нация наслаждалась свободой. Мы были счастливым единым народом, и наша духовность процветала». Затем он надолго замолчал. В отрезвляющей тишине он поднял чайник, предлагая мне чашку тибетского чая. Я смотрел, как дымящийся чай струйкой льется из носика в мою чашку. Потом Далай Лама поставил заварочный чайник на место, и в глубокой задумчивости опустил голову, уйдя в себя и переживая в сердце борьбу своего народа далеко за вершинами гималайских гор, в Тибете.

00:16:13 Потом он мягко сказал: «Мы в огромном долгу перед Индией, где нашли приют тысячи наших людей. Универсальным качеством религии, - продолжал он, - является сострадание к другим живым существам. Жертвенность в пользу других — вот истинная Тхарма». Я видел, какое величайшее самопожертвование он приносит своему народу, его слова поразили мое сердце. «Медитация, изучение и богослужение, - сказал он, - придают нам внутренние силы, чтобы вести жизнь благочестивую и просвещенную».

00:16:58 Сказанное им затронуло во мне самые глубокие чувства, и я с растущим уважением ощутил, как меня вдохновляет его личность, а его теплота создавала ощущение, что мы с ним давние и близкие друзья. Улыбаясь, Далай Лама милостиво накинул мне на шею белый шелковый платок с вышитыми на нем тибетскими мантрами. «Эта традиция, дарить такой платок всем моим особым гостям», - пояснил он. Мне казалось, что я не заслуживаю его времени и его доброты, и я с благодарностью склонил перед ним голову. Находясь в его обществе, мне стала более понятной добродетель бескорыстного служения. Он являлся человеком, преданным не только своим духовным принципам, но также несшим тяжкое бремя служения нуждам своего народа, часть которого находилась в изгнании, часть порабощена.

00:18:03 Ему приходилось преодолевать поистине непостижимые трудности и препятствия в своей явно безнадежной борьбе. Терпеливо перенося изгнание и постоянно испытывая угрозу жизни, он служил своему народу. Вот что, на мой взгляд, означал подаренным мне платок. Это был особенный подарок. Я устроил себе резиденцию в пещере, на поросшем деревьями склоне горы, с видом на холмистую долину. Мою пищу составляла так называемая цампа — высушенный и перемолотый в муку поджаренный ячмень.

00:19:02 Если в цампу добавить немного воды, получается что-то вроде жидкой каши. Тибетские монахи научили меня питаться ею, так как она долго не портилась. Таким образом, я свел потребности своего тела к минимуму и получил возможность каждый день спускаться в Маклеогандж на обучение к тамошним обитателям. Ночевать я возвращался к себе в пещеру. Однажды ночью, лежа на каменном полу, я увидал гигантского паука, ползущего по стенке всего в нескольких дюймах от моего лица. Паук медленно перемещал своё волосатое черное туловище, поднимая за раз всего лишь одну ногу, пока, наконец, не исчез в расщелине, дюймах в шести от моей головы. Когда я был маленьким, я ужасно боялся пауков. Каждый раз, лишь только стоило мне увидеть дома паука, я бежал от него прочь с криками, прося маму прогнать его.

00:20:07 А этот паук, обитающий в пещере, был самым страшным из всех, когда-либо виданных мною. Господь послал мне его в качестве испытания. «Нужно преодолеть свой страх», - подумал я. И с той самой ночи мы с пауком с должным уважением друг к другу делили между собой нашу пещеру. С места, где я занимался медитацией, мне порой были видны кобры, ползущие по лесу. Иногда у меня появлялись и другие соседи по комнате. Однажды ночью с потолка пещеру свалился огромный скорпион. Находясь от меня всего в нескольких дюймах, он водил своим смертоносным жалом из стороны в сторону.

00:21:04 И как раз в это самое мгновение догорела и погасла моя единственная свечка, и пещера мгновенно погрузилась в кромешную тьму. Я посчитал неблагоразумным делать какие-то движения вслепую, и долгое время сидел в полной темноте неподвижно. В этой ситуации мне припомнились отеческие наставления Кайлаш Бабы, когда он обучал меня правильному поведению в окружении змей и скорпионов. Медленно дыша, я стал молиться Богу, чтобы он помог мне преодолеть мои осуждения, ненависть и страх. Как-то по утру, сидя в своей пещере, я мысленно перенесся через моря и континенты к отцу, в Чикагский пригород Хайлондпарк. Я сам точно не знал своего пути, но тем не менее, чувствовал, что самым большим проявлением своей любви, которое я мог предложить ему, было бы письмо, где я хотел ободрить его стать ближе к Богу, таким образом, каким бы был для него самым естественным.

00:22:19 С юношеской самоуверенностью, сам ещё толком не выбрав своего пути, я написал ему следующее: «Мой любимый отец, мне бы хотелось попросить тебя кое о чем, что тебе очень дорого. Большая часть твоего сострадания получена тобой от моего любимого дедушки Била. Думаю, что происхождение его сострадания уходит своими корнями в его еврейскую религию и безграничную веру. Дедушка взрастил в тебе семя любви к Иудаизму. Прошу тебя, питай это семя со всей искренностью, чтобы постичь эту вдохновляющую веру и любовь к Богу.

00:23:08 Я чувствую, что этот священный дар медитации наделит тебя способностью глубокого проникновения в саму суть Иудаизма. Иудейская вера, равно как и все иные великие религии, сможет приблизить всех нас к Господу. Пожалуйста, продолжай искать воодушевление в религии своего отца и предков. Я думаю, что этот ка раз то, чего ты хочешь в действительности. Маклеогандж, Далмасала, Химачаопрадеш, Индия. Май 1971 года».

00:24:18 По большей части в моих поисках истины в Индии, у меня не было такого спутника, которому я смог бы раскрыть своё сердце. Все мои сотоварищи либо совсем не говорили по-английски, либо являлись великими и могущественными мудрецами, гораздо старше меня по возрасту. Временами я был одинок, но научился относиться к одиночеству, как к одному из способов развития связи с Богом. Безмолвная медитация стала моим посредником, через которого я мог изливать свои думы и чувства. Спокойствие медитации стало для меня убежищем от моего беспокойного ума и окружающего мира.

00:25:01 Когда я успокаивал своих домашних сообщениями о том, что у меня все в порядке, мною часто двигало желание раскрыть своё сердце в письмах, даже понимая, что им будет трудно воспринять мои слова. Иногда я доверял свои мысли страницам маленькой записной книжке. Как-то раз, в один из солнечных деньков я сидел в уединении своей горной пещеры и писал, ни к кому конкретно не обращаясь. В сознании отшельника бывают смутные времена волнений, когда человек устал и запутался, не зная, куда он на самом деле идет, и что оставил позади себя. Он не может никак понять, то ли ему цепляться за те вещи, что все ещё окружают его, то ли навсегда отказаться от них, куда пойти тому, кто оставил друзей и дом, и что делать тому, кто бродит в одиночку по диким местам своего собственного уединения?

00:26:10 Должен ли он проломить те стены, что сам же и воздвиг вокруг себя. Или наоборот, должен укрепить их и сделать выше и не доступней. Он молит Господа: «О Боже, кто направит меня и подскажет дорогу к тебе. И где же обитать такому человеку без крова, считающему, что дом его не в этом смертном мире?» Неподалеку от моей пещеры обитал один мистик-затворник, родом из Египта. Время от времени мы вели с ним беседы о духовной природе человека и смысле жизни. У него были смуглое, очень приятное лицо, крупный нос, тонкие губы, и давно не стриженая борода клинышком.

00:27:08 Взгляд его черных глаз, направленный куда-то внутрь себя был столь глубок, что, казалось, он смотрит в иной мир. При всем его внешнем спокойствии, ум его находился в постоянной работе, ища какую-то другую, недостающую частицу мудрости в головоломке жизни. Будучи мастером египетского оракула, науке предсказаний, наподобие таро, которую иногда ещё называют Мэтунэтэ, он в один из вечеров предложил мне прочитать мою судьбу. Я согласился. Перетасовав как следует колоду и аккуратно разложив карты ровными рядами на бирюзовой скатерти, он совершил ряд оккультных ритуалов, сохранившихся со времен Древнего Египта.

00:28:01 После этого он провел со мной какую-то сложную медитацию, которая завершилась моим выбором карт. Каждая из этих ярких разноцветных карт, размеров около 6 дюймов в высоту и трех в ширину, была проиллюстрирована мистическими символами и мифологическими изображениями. С добрых пол часа он концентрировался на получившемся раскладе карт, прежде чем, наконец, нарушил тишину. Он медленно поднялся со стула, обеими руками упершись на стол, и огласил своё пророчество: «Это не во власти твоего ума или твоего рассудка понять то, что ты так хочешь узнать, каким духовным путем тебе следовать. Но однако же, пройдет совсем немного времени, и божественная сила сама направит тебя.

00:29:03 Словно лист, подхваченный ветром ты будешь направлен на путь, которым тебе надлежит следовать». Казалось, будто картам было открыто обо мне все, а он был их глашатаем. Коснувшись пальцами какой-то одной определённой карты, он умолк. Закрыв глаза, он прошептал: «Ты должен настойчиво продолжать начатое. С помощью силы вне тебя самого ты поймешь, что ищешь. Верь в это, это твоя судьба. Твой учитель придёт к тебе»

транскрибирование: Наталья Колоцей | Речица | Беларусь | 14 мая 2014