Часть 3 - Гималайское паломничество. Главы 3, 4

24 апреля 2011
аудиокнига для начинающих из раздела «Религия и духовность» со сложностью восприятия: 1
длительность: 00:53:27 | качество: mp3 64kB/s 24 Mb | прослушано: 1561 | скачано: 924 | избрано: 32
Прослушивание и загрузка этого материала без авторизации на сайте не доступны
Чтобы прослушать или скачать эту запись пожалуйста войдите на сайт
Если вы еще не зарегистрировались – просто сделайте это
Как войдёте на сайт, появится плеер, а в боковом меню слева появится пункт «Скачать»

00:02:55 Я попрощался с приютом умиротворения - Маклеод Ганжем. Никогда не забуду я то ощущение радости и доброты, что получил там. Но тем не менее, меня непреодолимо влекло повидать как можно больше святых мест Индии, испытать ещё больше различных методов и традиций в надежде на то, что мое предназначение и в самом деле расткроется мне само.

00:03:24 В Патханкоте я сел на поезд, направляющийся на юг, в штат Харьяна, и сошел с него в Курукшетре — том самом месте, где впервые была рассказана Бхагавад-гита. Это место считается одним из самых священных мест в Индии. Едва я отошел от станции, таща с собою сумку с грузом духовных книг, как из находящегося неподалеку храма до меня донеслись звуки чтения стихов Бхагавад-гиты на санскрите, раздававшиеся из потрескивающего громкоговорителя. Я полностью погрузился в слова, с которыми Кришна обратился к своему ученику Арджуне, уже собиравшемуся уклониться от его призыва перед лицом непреодолимых препятствий.

00:04:13 Гита была поведана Арджуне на поле битвы, потому что сама жизнь является сражением, где зло постоянно нападает на добро и тем самым подвергаются испытаниям и проверке все наши сокровенные идеалы. Нам всем уготовано противостоять угрожающим опасностям и внушающим страх демонам как внутри нас самих, так и вовне. Из противоборства с этими агрессорами нужно было вынести многое, сохранив целостность и веру. Вечный зов Кришны раскрывается в своей кульминационной точке – в практике самоотверженной преданности, отрешенности и духовного погружения, в практике, которая стремится получить доступ к энергии, находящейся вне нас и помогающей нам преодолевать все наши страхи - к энергии Божественной Любви.

00:05:22 В этом священном месте послание Бхагавад-гиты так глубоко проникло в меня, как если бы Сам Кришна говорил со мной лично с каждой её страницы. Каждый день я читал по нескольку глав, полностью погружаясь в свой маленький отксерокопированный экземпляр Бхагавад-гиты, напечатанный на дешевой бумаге, с белой картонной обложкой. В своих путешествиях мне довелось читать множество различных священных писаний, но ни одно из них не поразило меня так сильно своей исключительной практичностью.

00:05:58 Читая Бхагавад Гиту под тем самым баньяновым деревом, где изначально Кришна говорил с Арджуной, я был потрясен, как мощно в ней раскрывалась наука самореализации - вне исторических границ, вне контекста одной религии. Это проливало свет на такие запутанные хитросплетения: как душа относится к Богу, каким образом влияет материальная природа на неизменную душу, как карма – природные законы действий и их последствий - воздействует на каждого из нас и каким образом неуловимое влияние времени воздействует на все творение.

00:06:40 Как одинокий скиталец ищет истину, когда в любой момент на него могут обрушиться непредвиденные опасности, искушения и страхи, я находил утешение и наставления в этих бессмертных нетленных словах. Именно в Курукшетре Бхагавад-Гита стала моей настольной книгой, подсказывающей, как жить.

00:07:05 Спустя несколько дней я уехал из Харьяны. И в какой-то момент мой поезд, продуваемый ветром индийских равнин, остановился ненадолго на одной из станций. Там я стал свидетелем одного безобразного случая. Я увидел, как на платформе хозяин, нанявший к себе на службу подростка, бил его и поносил оскорбительными словами. Подросток даже пальцем не шевельнул и не промолвил ни единого слова, в свое правдание и был незамедлительно прогнан прочь.

00:07:44 Я спросил стоявшего рядом студента колледжа: «Что произошло?» Покачав головой, он ответил: «Дело в том, что он рожден в низшем сословии, касте. Он как раб. У него не будет никакой возможности получить надлежащее образование или жениться на какой-либо девушке не из его угнетенной касты. Всю жизнь ему предстоит зарабатывать на нищенскую жизнь рабским трудом. Мне это известно — я сам такого же происхождения. Просто мне немного повезло. Правительство борется против этой несправедливости, и также наиболее образованные, культурные и широко мыслящие люди также сражаются против такого положения дел. И тем не менее, все это ещё остается весьма глубоко отпечатано в умах многих».

00:08:43 Этот парень объяснил мне, что такая кастовая система на самом деле была грубейшим извращением древнего учения Священных Писаний - ведической варнашрамы, в котором трактуется, что подобно тому, как у человеческого тела имеется голова, руки, живот и ноги, где каждому члену отведена соответствующая функция для пользы всего организма в целом, точно также и в социальном теле каждому его члену предназначено выполнение своих обязанностей во благо духовной пользы как самого себя, так и всего общества, согласно естественным склонностям и навыкам человека. Понятие ведической варнашрамы предполагает поощрение, уполномочивание и объединение всех. «Однако, — сказал он в заключении, — подобные измышления о кастовости по рождению и эксплуатации низших каст, извратили некогда прекрасную систему».

00:09:47 Я мысленно вернулся назад – к подавлению рассовых и религиозных меньшинств в Америке и Европе и погрузился в печальные размышления о том, сколь много различных обликов преобретает тенденция культивирования превосходства и эксплуатации других, находя свое выражение в общественном устройстве, политике, философии и даже в религии. Мне становилось все более понятно и ясно, что если я действительно желаю познать Бога, то должен следовать своим собственным путем. Однако меня тревожило, что такой выбор может привести к зашоренности мышления. Так как меня привлекала одна из самых важных религий в Индии, то я находил в ней ободряющую поддержку, зная, что в истинной индусской философии нет ничего такого, что бы строилось на подавлении человеческих существ по их принадлежности к различным расам, кастам, полу или их рождению. И что у святых людей я ни разу не встречал подобного рода предубеждений.

00:11:09 Я брел по прекрасной долине Кулу в штате Химачал-Прадеш, проходя мили среди древней природы. В таком естественном окружении я чувствовал себя так близко к Богу. Двумя днями раньше, увидав на стене железнодорожной станции приклеенный фотопостер, я вскочил в грузовик, направлявшийся в Кулу. Раз, когда я шел, упиваясь гималайским воздухом, пропитанным свежим ароматом сосен, я повстречал путешественника из Колорадо, с которым раньше сталкивался в Иране. Вернувшись оттуда, он предпринял путешествие в Индию, собираясь там заняться изучением тибетского буддизма. «Как идут твои поиски? Успешно?» — поинтересовался я.

00:12:02 Входя в состояние, подобное трансу, он закатил глаза: «Бог воплотился!» Его веки затрепетали, и дрогнул голос: «Я был ослеплен Божественным Светом просто от одного прикосновения его пальца. Волны экстаза прокатились по всем моим членам. Божественная музыка заполонила мои уши. Я вдыхал аромат амброзии и ощущал на языке её нектарный вкус. Ты немедленно должен идти - Господь Вселенной сошел на Землю!» Словно врач, дающий лекарство умирающему пациенту, он настаивал: «Кульминация твоего долгого путешествия в Индию ждет тебя в Харидваре. Ступай же сейчас, брат, не задерживайся! Всевышний Господь скоро поедет за границу».

00:13:04 Заинтригованный, я направился на юг, к ашраму в Харидваре. Войдя в храм, я озадаченно уставился на большую фотографию, установленную на алтаре. На ней был запечатлен юный гуру в короне с павлиньим пером, играющий на флейте и стоящий в позе Кришны. Однако он сильно отличался от той картины с Кришной, которую я преобрел себе в Дели. Подойдя ко мне, ученики этого гуру, подобно моему знакомому из Колорадо, впали в экстаз, говоря о нем. «Милосердный Господь приходил раньше как Рама и Кришна, и вот теперь Он явился вновь. Когда Гуру Махарадж наделит нас знанием, он откроет нам наш божественный глаз и мы узнаем в нем Владыку Вселенной». Поскольку Гуру Махарадж вскорости уезжал в свою первую зарубежную поездку, его ученики торопили меня поспешить на автобус, следующий до Нью-Дели.

00:14:12 Вернувшись в Нью-Дели, я увидал сотни учеников Гуру Махараджа, толпившихся у порога ашрама в ожидании возможности взглянуть на него. Я сел в уголке и стал наблюдать. Один пожилой ученик завел со мной разговор, а затем представил меня группе махатм — так называли тех достойных людей, кому доверено знание Гуру Махараджа. Махатмы приняли решение, что я должен встретиться со Шри Матаджи — святой матерью их Господа. Она восседала на подушке в окружении своих почитателей, которые обмахивали её опахалами из ячьих хвостов и ловили каждое сказанное ею слово. К моему удивлению, она посчитала, что мне необходима личная аудиенция у её сына, до его отъезда. И вот, один из махатм уже сопровождал меня в его комнату.

00:15:20 Гуру Махарадж оказался мальчиком, которому было всего лишь лет тринадцать, слегка полноватым с аккуратным пробором в волосах. Он представился мне как Прем Рават и объяснил, что он является преемником своего отца — Шри Ханджи Махараджа. Гуру Махарадж провел меня на крышу для приватного разговора, подальше от суматохи своих учеников. Там, вдали от толпы и суеты, мы расхаживали с ним вместе туда-сюда, пока он расспрашивал меня о моей жизни и описывал предстоящую ему впервые заграничную поездку. Когда он спросил, не хочу ли я получить от него инициацию (или посвящение в знание), я объяснил ему так же, как и другим учителям до этого, что я с большой осторожностью отношусь к принятию на себя подобных обязательств.

00:16:20 Покуда мы вели с ним беседу на крыше, толпа людей в тревоге и нетерпении ожидала его. Как раз в тот самый момент один из махатм высунул голову на крышу и объявил, что уже подошло время ехать в аэропорт. Гуру Махарадж ускорил шаг: «Мне надо идти. Если когда-нибудь ты решишь получить знание, — сказал он, — можешь лично прийти ко мне где угодно - в Индии, Америке или в Лондоне». Под взглядами множества людей мы с ним спустились по ступеням вниз. Я отступил в сторону, а Гуру Махарадж, под звуки многочисленных фанфар, благословил своих приверженцев и отбыл на машине.

00:17:07 Наблюдая за всем этим издали, я был признателен ему за его внимание и полагал, что, вероятно, в прошлой своей жизни он был совершенным йогом. Но, заглянув внутрь себя, я четко осознал, что у меня не было никакой склонности принять его как Кришну, Верховного Господа Вселенной. Вопрос: «Кто есть Бог?» является слишком серьезным, чтобы рассматривать его вот так – походя.

00:17:43 За все время своих путешествий я весьма привязался к духовным книгам, которые носил с собой. Постепенно в моей полотняной котомке скопилась целая библиотека. За исключением этой тяжелой сумки с книгами, единственным моим достоянием была кружка для подаяний и ветка дерева, служившая мне в качестве посоха. Много раз я задумывался над тем, как бы мне уменьшить бремя своей ноши. Но каждый раз, просмотрев все книги и пытаясь решить, какие из них не нужны, я понимал, что не способен расстаться ни с одной из них. Среди них были Бхагавад-гита, Библия, Упанишады, «Автобиография йога», книги по буддизму, одна книга, написанная Шанкарачарьей и ещё книга «Кришна», которая мне досталась лично из рук Шрилы Прабхупады. Поскольку каждая из них была для меня особенной, я опасался, что уже больше никогда не найду ткаую же и таскал за собой эту сумку книг везде, куда бы ни шел, зачастую, просто совершенно выдыхаясь от тяжести.

00:18:59 И теперь, находясь неподалеку от Коннот-плейс в Дели, я поставил сумку с книжками на углу улицы. Натужно сигналили авторикши, извергая клубы черного дизельного дыма. Вся улица была забита автомобилями, пытавшимися проскользнуть один вперед другого. Велорикши, ручные тележки и управляемые волами упряжки быков лавировали среди разбитых грузовиков, гудевших рожками и распространявших облака угарного газа. Посреди всего этого я стоял и ждал, когда загорится зеленый сигнал светофора.

00:19:43 Внезапно, сзади на меня налетел какой-то человек, словно тисками, заграбастав меня за шею, и сунул мне в ухо какую-то металлическую палочку. Он ткнул её глубоко в ушную раковину и очень больно скреб там. Я задрожал. Кто этот человек, что он делает? Похоже, он хочет проколоть мне барабанную перепонку! Он продолжал долбить мне в самое ухо, а я, полностью в его власти, боялся даже пошевелиться. Затем он освободил мне шею, выдернул железку из уха и сунул мне посмотреть. На металлическом стержне был большой комок ушной серы. Я обрадовался, почувствовав, что стал слышать гораздо лучше, чем за все годы своей жизни, по крайней мере, одним ухом, точно. Тогда он стал требовать заплатить ему одну рупию, чтобы почистить второе ухо. Но у меня не было ни гроша. Он попытался было торговаться со мной, но, поняв бесполезность переговоров, исчез, оставив меня с непрочищенным ухом.

00:20:52 Я не мог поверить – у меня даже понятия не было, насколько непристойно грязным было мое ухо, покуда я не почувствовал, что это значит, когда оно стало чистым! Особенно, по сравнению с другим. Страдальчески улыбаясь, я сравнивал произошедшее со своими духовными поисками. Я размышлял: «Возможно, грязная сера эгоизма, скопившаяся в сердце, не дает нам четко слышать звучащий там голос Господа. Гуру, вооруженный посохом знания, очищает наши сердца. На самом деле, мерзко видеть, что может выйти наружу из нашего сердца. Но если следовать этому с терпением - мы очистимся.

00:21:42 Еще одним уроком, усвоенным мною из этого опыта, было следующее. Иногда Господь бесплатно предоставляет нам образчик религиозного опыта, но, чтобы получить больше, нам необходимо заплатить цену в валюте – в валюте искренней преданности процессу очищения.

00:22:06 Теперь моя способность слышать напоминала собою разбалансированную стереосистему. Я осознавал, что мне просто необходимо очищение, и на многих уровнях. Я все ещё ждал на углу улицы, пока загорится зеленый свет. Но когда я подошел к тому месту, где оставил свою сумку с книгами, она исчезла. Я пришел в отчаяние. Я искал во всех четырех направлениях, бегая туда-сюда и опрашивая всех вокруг, но все напрасно. Мне пришлось смириться с реальным положением, что мои книги украли. Стоя на том самом углу, я переживал о потере. Эти драгоценные книги просвещали меня, обогащая знанием и вдохновением. Они были незаменимым сокровищем в моей жизни. Я получил их из милосердных рук своих учителей. И вот, от моего бесценного богатства и след простыл. Невероятно огорченный, потеряв надежду на их возвращение, я ушел с того места.

00:23:25 Но, пройдя всего несколько шагов, я вдруг осознал, насколько легко мне стало идти. Тяжелый груз – моя сумка, набитая книгами, так долго доставлявшая мне столько беспокойств, исчез. Так же внезапно, как я ощутил отчаяние, я почувствовал себя освобожденным. Едва не прыгая от радости, я подумал: «Нашему уму свойственно трактовать некоторые несущественные события как значительные. Ум генерирует для себя искусственные желания, искренне считая, что без них не сможет жить. Таким образом мы проносим через всю свою жизнь тяжелейшую ношу наших привязанностей. Эти привязанности являются главным бременем нашего ума. Мы можем и не осознавать степени этого непосильного бремени, как, например, в случае с моими книгами или серной пробкой в ушах, пока случано просто не освободимся от него. Но если мы вдруг почувствуем радость освобождения, то сможем жить простой жизнью, свободную от бесконечных тревог.

00:24:47 Я начал развивать привязанность к тому, чтобы найти свой путь и своего учителя по своему желанию. Парадоксально, но сейчас я понял: чтобы действительно найти то, что я ищу, мне нужно стать отрешенным и искренним. Я надеялся, что препятствия, которые мне предстоит преодолеть на своем пути, приведут меня к окончательному освобождению.

00:25:27 Город Айодхья — там, где родился Господь Рама, был местом паломничества бесчисленного множества преданных на протяжении тысячелетий и мне захотелось присоединиться к ним. Когда-то давным-давно самый прекрасный из всех Господь явился здесь в роли человека, дабы научить мир правильно жить на своем собственном примере. Как сын, Он смиренно принял собственное изгнание и пожертвовал своим правом на трон, сделав это, чтобы защитить честь отца. Как муж, Он любил и во всем защищал Свою жену, Ситу, вплоть до того, что вступил в войну ради её спасения. Как ученик, Он выполнял самое тяжкое и грязное служение и всегда стремился учиться у своих учителей.

00:26:24 Как друг, Он проявлял самую нежную любовь ко всем, кто в этом нуждался. А в роли брата, Его преданность и любовь просто воссияли наперекор непреодолимым искушениям. И позже, выступая в роли правителя, Господь Рама без какой либо дискриминации обращался со всеми гражданами точно так же, как со своими собственными сыновьями и дочерьми. Все эти качества Его личности были призваны преподать нам наглядный урок надлежащего исполнения обязанностей в наших отношениях, пробудить у нас в сердцах любовь к Господу.

00:27:12 Идя вниз по широкой дороге, вдоль которой выстроились огромные храмы и дворцы и увидав огромные толпы паломников, я было, подумал, что здесь, в Айодхье, я попал на королевский двор. Ночами я спал на глинистом берегу реки Сараю. Как-то утром, после омовения, предвкушая что-то необычное, я шел к тому месту, где родился Господь Рама. Тогда я даже и не подозревал, что попал в одно из самых неблагополучных мест мира. Неужели мои глаза обманывали меня? В месте паломничества, которому поклоняются сотни миллионов, священном месте рождения Господа Рамы, стояла заброшенная мечеть, огороженная забором из витков колючей проволоки и патрулировалась солдатами, вооруженными винтовками со штыками и лимонками.

00:28:15 За ограждением на деревянном помосте сидело несколько садху, повторявших Святые Имена Господа Рамы. Совершенно запутавшись, я попытался выяснить, что здесь происходит, но ни один из саду не говорил по-английски. Наконец, кто-то дал мне брошюрку на английском. В ней говорилось, что Джанма-Бхуми считается местом рождения Господа Рамы, и что очень давно здесь стоял великолепный храм Рамы. Но на этом самом месте завоеватель-могол выстроил мечеть. И с тех пор, в течение всех этих долгих лет, индусы и мусульмане боролись за право называть эту землю своей собственностью.

00:29:01 Наконец, чтобы подавить затянувшийся кровавый индусо-мусульманский конфликт, правительство взяло ситуацию под контроль. «На сегодняшний день зона конфликта охраняется хорошо вооруженной армией, вход на территорию запрещен». Брошюра заканчивалась такими словами: «И потому садху приняли обет, согласно которому будут постоянно воспевать святые имена Рамы до тех пор, покуда индусам не предоставят возможности доступа на эту территорию».

00:29:41 Я уткнулся в огромный стальной замок на воротах и принялся размышлять над международной политикой и над жестокими кровопролитиями из-за веры. В своих путешествиях и поисках Божественной любви, я раскрывал для себя уникальную красоту всех мировых религий. Но человеконенавистническая агрессия «во имя Бога» также являлась печальной реальностью этого мира. Это был путь тех, кто привязан к внешним формам и не понимает самой сути. А суть одна - безусловная любовь к Богу. Отличительные признаки всякого истинного последователя любой религии – это вера, самоконтроль, любовь и сострадание.

00:30:40 Глядя через колючую проволоку, я увидал деревянную плиту на входе в заброшенную мечеть. На ней было изображение Господа Рамы. Солдат в полной военной экипировке промаршировал в направлении к нему, поднимая с земли пыль своими кожаными сапогами. Через плечо у него была перекинута винтовка со штыком, грудь опоясывал патронтаж. Преклонив колени в молитве, он аккуратно разложил гирлянду из цветов [мэриголда] вокруг изображения Господа. При сложившихся обстоятельствах он служил священником храма. Я просто удивлялся.

00:31:28 Именно здесь, в Айодхье, мне в руки попала книга, снабженная английским переводом – «Рамаяна», которую я ежедневно читал на берегу реки Сараю. В этом древнем священном писании рассказывается о жизни и учении Господа Рамы. В то время у меня все ещё была сильная предрасположенность медитировать на всеобъемлюющую безличную Истину. Но постепенно в своем сердце я ощущал непреодолимое влечение к личностным качествам Господа. Читая о любовном обмене между Рамой и Его преданными, я все больше и больше привлекался путем преданности. Господь Рама являл собой поистине замечательный образец для подражания, обучая нас, как быть духовным человеком и одновременно исполнять активную роль в семье и обществе.

00:32:23 Когда подошло время покинуть эти места, я поблагодарил святой город Айодхью и помолился о том, чтобы никогда не забывать драгоценных даров, полученных мною здесь.

00:33:01 Вскоре мое поломничество привело меня в место, расположенному к юго-востоку от Праяга. Место это считалось самым святым среди всех святых мест. Это была родина Кумбха-мелы – место самого большого слета паломников на всей земле, где каждые двенадцать лет на фестиваль стакаются до двадцати миллионов верующих, чтобы увидеть пришедших туда святых и принять очищающее омовение в реке. Праяг расположен в месте слияния трех рек: Ганги, Ямуны и Сарасвати. За полгода до этого я отклонил приглашене приехать на Кумбха-мелу, так как планировал провести время у Ганги, в Гималаях, но, тем не менее, я всегда мечтал посетить эти места. Прибыв туда душным летним утром, я спросил местного жителя дорогу к месту слияния рек. Ткнув пальцем, он показал мне нужное направление.

00:34:13 Дойдя до реки Ганги, я уселся на её песчаном берегу и предался воспоминаниям о своих первых днях жизни в Индии. Я вспоминал, как сидел на том камне в Ришикеше, где мать-Ганга преподавала мне свои уроки, призванные сформировать мою жизнь. Еще мне припомнилось, как я, слушая её вечную песнь, услышал в ней звучание Харе Кришна мантры, которой было суждено навечно запечатлеться в моей душе. Вот и теперь, сидя на её песчаном берегу в Праяге, я понял, что если бы я просто следовал её течению, то пришел бы к месту её встречи с Ямуной и Сарасвати. Точка слияния этих трех рек описывается в Ведах, как самое святое из всех святых мест на земле.

00:35:10 Я направился туда. Уже был полдень, и мельчайший белый песок сверкал огнем, обжигая мои босые ноги. С тего самого дня, когда я невольно нанес оскорбление членам племени [Нагов-богов], приблизившись в сандалиях к священному костру, я совсем отказался от обуви и ходил босиком. Но в тот день песок был так невыносимо жгуч, что идти по нему казалось просто невозможным. Расстояние казалось бесконечным. Но наконец, когда прошло уже больше часа, моим глазам явился великолепный пейзаж: река Ямуна, зародившись среди гималайских вершин и пройдя свой путь по равнинам Северной Индии, приняла в свои объятья мать-Гангу. Слились воедино воды Ямуны глубочайше-синего цвета и белоснежной Ганги и, а затем, чуть ниже, к ним присоединилась своими прозрачными водами и Сарасвати.

00:36:23 Сидя на песчаном берегу, я вглядывался в безоблачное синее небо. Там, широко распростерши крылья, в потоках воздуха парил ястреб. Рыжевато-коричневое оперение его сверкало под солнцем. А он снижался все ниже и ниже, покуда не оказался всего в нескольких ярдах над моей головой. Блестящими желтыми глазами он внимательно осматривал реку. Внезапно он ринулся вниз и с головой погрузился в волны Ганги. Там, под водой, происходило неистовое сражение, пока, наконец, он не вынырнул на поверхность с бьющейся в его когтях рыбиной, приблизительно в один фут длиной. Над моей головой отчаянно извивающаяся рыба была унесена в расположенный неподалеку лес.

00:37:22 Наблюдая за этим, я размышлял: «Ничего не подозревающая рыба, которой была знакома только жизнь на реке, проводила свой обычный день, как и до этого, но в один момент оказалась буквально вырванной из окружавшей её действительности. Вырванной, чтобы встретить смерть. Мы же, подобно этой рыбешке, живем своей обычной жизнью, едва ли осознавая, что в наименее всего ожидаемый момент желтоглазый ястреб судьбы, принявший форму кризиса, трагедии или даже смерти, может грубо и безжалостно выдернуть нас из привычного комфортного окружения. Мы регулярно слышим об этом в новостях, видим вокруг нас, но редко серьезно задумываемся о том, что подобное может произойти и с нами.

00:38:21 Возможно, уроком здесь может послужить предостережение против самодовольства, а также осознание необходимости отдавать предпочтение нашим духовным потребностям. Плавай та же самая рыба поглубже, она была бы вне пределов досягаемости ястреба. Точно так же – если мы углубимся в свои отношения с Богом, то сумеем увидеть внутреннюю реальность столь глубокой и столь удовлетворяющей нас, что наше сознание достигнет уровня, где стабильный и отрешенный ум сможет сам влиять на непредсказуемость [неразборчиво].

00:39:08 На берегу трех рек, в палящем зное лета не было заметно ни единой души. Я оставил свои немногочисленные пожитки на берегу и вошел в воду. После омовения меня словно захлестнуло волной энтузиазма - мне хотелось остаться в этом месте как можно дольше. В конце концов, я даже не знал, попаду ли я когда-нибудь ещё в это волшебное место. Я решил рискнуть плыть на другую сторону. Ширина реки в этом месте была метров сто. Течение Ганги было сильным, Ямуна же была поспокойней. Когда я поплыл, мощным потоком Ганги меня отнесло к пустынному берегу, где не видно было ни души. Я выкакабкался из воды и ступил на песчаный берег. К своему ужасу, я почувствовал, что меня засасывает вниз какая-то неведомая сила, готовая поглотить меня.

00:40:15 Плывун или зыбучий песок! Казалось, что это был тот же самый мягкий песочек, на котором я часто спал. Но внешность бывает обманчивой. Я отчаянно боролся за свою жизнь, но, несмотря на все мои усилия, я погружался в песок все глубже и глубже. Тело мое уже засосало по самые колени и постепенно я опускался все глубже. Изо всех сил я упорно сопротивлялся, но тщетно. Мать-земля буквально проглатывала меня.

00:40:55 В поисках помощи я тщательнейшим образом осмотрелся по сторонам, но ничего не нашел. И вдруг, слева от меня я заметил голый безлистый куст. Отчаянно рванувшись, я ухватился за него, как утопающий хватается за соломинку. Это был терновник. Крепко хватаясь за него, я дернулся изо всех сил. Окровавленными руками я подтягивался и подтягивался за терновую ветку, стараясь высвободить ноги из песка. Так я корчился под палящим солнцем, цепляясь за свою дорогую жизнь. Острые, как бритва, шипы впивались в ладони. Кровь текла из саднящих ран. Но иного выбора не было: либо терпеть мучительную боль, либо сдаться пескам, приняв бесславную, жуткую смерть. Задыхаясь от усталости и обливаясь потом, я кое-как умудрился освободить из песка одну ногу, но её тут же засосало назад.

00:42:04 При моем следующем рывке терновый куст вылетел из песка вместе со сгнившими корнями. Я безмолвно завопил. Отпустив бесполезную теперь ветку, я, истощенный безумными попытками, глубоко вдохнул и затих. Удивительно, но я обнаружил, что если расслабиться, то зыбучие пески гораздо менее агрессивны. Я лег всем туловищем на песок и обнаружил, что могу, практически, плыть в таком положении. Это не решало проблемы, но помогало выиграть какое-то время. Дюйм за дюймом, едва передвигаясь, как при замедленной съемке, я поднимал на поверхность ноги. Так, со скоростью улитки, я выполз назад к реке.

00:43:08 Я был свободен или, по крайней мере, думал так. Теперь все, что мне оставалось сделать - преодолеть несильное течение Ямуны. Но это означало: вначале померяться силами с гораздо более могучим течением Ганги. Неважно, насколько сильно я греб, но мать-Ганга упорно продолжала сносить меня назад к зыбучим пескам. Я почувствовал, что больше не в силах плыть против течения. Я лихорадочно работал, но меня все равно сносило назад. От напряжения руки сводило, словно парализованные. Я все равно не отступал, пытаясь задействовать в этом сражении, которое никак не мог выиграть, и тело и душу. Моя цель была настолько далека, что я едва мог её различить. Борясь за выживание, я стал молиться.

00:44:08 Внезапно забрезжила надежда. В двухстах футах впереди от меня проходила рыбацкая лодка. В лодке стоял белобородый морщинистый человек в красном тюрбане. Упорно продолжая врезаться в потоки воды против течения, я снова и снова звал на помощь. Слышит ли он меня? Я продолжал кричать о помощи, но уже совершенно обессилел. Наконец он меня заметил. Улыбнувшись, он махнул рукой вперед, потом, все ещё улыбаясь, он проскользил на своей лодочке прямо за моей спиной, оставив меня тонуть одного.

00:44:50 Невольно захлебываясь и глотая все больше воды, теперь я потерял уже всякую надежду. Как раз в тот момент, когда умерли мои надежды, я подумал, что все же лучше захлебнуться в святой реке, нежели задохнуться в зыбучих песках. Это была та же самая Ганга, что в Ришикеше преподала мне столь много драгоценных уроков и вскормила меня, словно мать, та, чьим волнам я предложил свой эгоизм в виде собственной губной гармошки и та, чья песнь пробудила во мне душу. Именно ей я теперь предложил свою жизнь. В тот момент мне оставалось только молиться.

00:45:37 И именно тогда произошло нечто удивительное. Когда я уже погружался под воду, находясь на грани смерти, в сердце моем пробудилась прекрасная песнь: Харе Кришна, Харе Кришна, Кришна Кришна, Харе Харе, Харе Рама, Харе Рама, Рама Рама, Харе Харе. Точно так же, как в самом начале Ганга раскрыла мне эту мантру, теперь она вновь обнаруживала её для меня в час, когда она была мне всего нужнее. Безмолвно повторяя мантру, я смирился с тем, чтобы принять смерть в святом месте. Мантра перенесла меня в состояние какого-то спокойствия за пределами страха.

00:46:25 И тогда, подобно восходящему солнцу, в голове у меня возникла некая мысль. Я подумал: «А что это вдруг тот рыбак махнул рукой вперед? Что бы это значило?» Внезапно я понял его жест. Он говорил: «Не надо сопротивляться матери-Ганге. Переплывай её поток по течению Ямуны». Поглощенный борьбой за жизнь, я и не подумал об этом. Взмах руки того рыбака спас мне жизнь.

00:47:05 Но, когда течение подхватило меня и понесло через Гангу, я вновь забеспокоился. Я оставил паспорт и все свое нехитрое имущество на другой стороне реки! Теперь же я плыл прямо в противоположном направлении. Найду ли я свои вещи на том же самом месте, когда вернусь назад? И вот тут до меня дошло: Что толку переживать о таких пустяках? Всего несколько мгновений назад мне угрожала смертельная опасность, и только лишь благодаря одному паспорту — поспорту с именами Бога — я смог переплыть реку и спастись. Когда спустя несколько часов я вернулся на другой берег, где раньше оставил свои вещи, вечер уже клонился к закату, и на пляже собралось много народу для омовения. Мои пожитки спокойненько лежали себе в сторонке, никем не тронутые.

00:48:04 Окруженный со всех сторон шумной толпой, я присел на песчаном берегу. «Утром, - думал я, - этот песок жег меня, словно огнем, а позже был готов поглотить меня. Но сейчас этот же самый песок прохладен и мягок и дает мне приют. Подобно песку, человек под влиянием обстоятельств может испытывать злобу и зависть или же быть любящим и добрым. Компания и окружение человека имеют решающее влияние на его сознание. Поэтому очень важно быть таким инструментом, который приносит другим добро и пользу, а не зло. И если бы у меня были такие уши, чтобы услышать, о чем тихо шепчет песок, как много премудростей жизни можно было бы понять!»

00:49:41 Мягкий песок сыпался сквозь мои пальцы, а я размышлял о своей жизни и смертельной борьбе в водах матери-Ганги. Временами любящая мать может обращаться резко со своим ребенком, чтобы в его сознании отпечатался урок, который будет нелегко забыть. Что должен был вынести я из сегодняшнего испытания? Возможно, нам не всегда дано напрямую противостоять мощным силам. Я припомнил все те испытания, с которыми столкнулся на своем пути. Если же мы будем сопротивляться, то просто проиграем. Это так же, как плыть против течения Ганги. В таких обстоятельствах более эффективно для достижения желанной цели пойти путем наименьшего сопротивления.

00:50:37 Летнее солнце угасало за горизонтом, и я вспомнил, как раньше, в этот же день, я наблюдал за ястребом, схватившим ничего не подозревавшую рыбу и утащившим её из родной реки. Чуть позже, безо всякого предупреждения, я сам оказался в когтях судьбы и изо всех сил цеплялся за жизнь в той же самой реке. «Сегодня, - размышлял я, - Господь дал мне потрясающее осознание того, как я далек от своей цели. Этот урок мне дался нелегко, и, надеюсь, что нелегко сможет забыться.» Я глубоко вздохнул и взглянул вверх, на небо, где высоко-высоко над всеми прочими малыми пичугами с самоуверенностью императора легко и непринужденно скользил в сумеречном воздухе ястреб.

транскрибирование: Марина Боброва | Киев | Украина | 17 августа 2016