Часть 3 - Гималайское паломничество. Глава 7

24 апреля 2011
аудиокнига для начинающих из раздела «Религия и духовность» со сложностью восприятия: 1
длительность: 00:51:39 | качество: mp3 64kB/s 23 Mb | прослушано: 1412 | скачано: 907 | избрано: 25
Прослушивание и загрузка этого материала без авторизации на сайте не доступны
Чтобы прослушать или скачать эту запись пожалуйста войдите на сайт
Если вы еще не зарегистрировались – просто сделайте это
Как войдёте на сайт, появится плеер, а в боковом меню слева появится пункт «Скачать»

00:02:53 Однажды в Джанакпуре, когда я в одиночестве сидел на краю спокойного озера ранним утренним рассветом, рядом со мной присел необычного вида садху. Первые же произнесенные им слова потрясли меня: «Берегись лжепророков! Бывают скорпионы под видом бабочек». Пораженный, я спросил, почему он сказал мне это. Он пристально взглянул на меня и заговорил снова: «Не раскрывай себя демонам под личиной святых, иначе жизнь твоя обратится в прах, тогда уже будет слишком поздно».

00:03:44 «О чем Вы говорите?» — спросил я встревоженно. «Возможно, я отвечу в другой раз», — сказал он и, резко сменив тему, представился мне как Васудева и пригласил меня посетить вместе с ним некое особое древнее место. Я согласился. Привлекательный и красивый, лет тридцати, Васудева отличался аристократическими манерами, а в его речи явственно слышался безукоризненно правильный литературный английский. Он носил белые одежды, которые, что любопытно, были просто идеально чистыми. Длинные и черные, как уголь, волосы его были аккуратно расчесаны. За все время своих странствий мне ещё не доводилось встречаться с таким опрятным и ухоженным бродячим монахом. Он был сведущ как в духовном, так и в материальном плане и, как и многие, кого я встречал в тех местах, поклонялся Господу Раме.

00:04:57 Когда мой новый друг пригласил меня в трехдневное пешее путешествие в неизведанное святое место, я согласился, и всю дорогу наш путь пролегал через сельскую местность. В качестве подаяния мы с ним каждый день получали мою самую любимую еду - немного риса с далом. Все, кого мы встречали на своем пути, были неизменно очарованы кротким нравом Васудевы.

00:05:30 Обнаружив пару камней, из которых можно было соорудить печку и укрепить между ними котелок, Васудева занимался тем, что готовил пищу либо в чистом поле, либо в лесу. А я, тем временем, собирал дрова для костра. С неподражаемым изяществом художника, ваяющего некий шедевр, он готовил рис с далом. Пока мы совершали с ним свое паломничество, мы обсудили с ним множество разных тем. Казалось, Васудева, знал все и обо всем.

00:06:10 Но было в нем что-то такое, что озадачивало меня. За его внешней маской жизнерадостности чувствовалось, что этот человек истерзан страданием. И чем больше он старался скрыть свои мучения и сдержать слезы, тем сильнее становилось мое сочувствие ему и росло любопытство. Странное дело – как-то ночью, когда во время нашего путешествия нам пришлось заночевать в хлеву, спрятавшись от дождя, мне приснился жуткий кошмар - будто на меня напали какие-то призрачные духи. Я удивился: с чего бы это?

00:06:55 Спустя три дня мы достигли своей цели: древнего валуна посреди заброшенного поля. В тот вечер неожиданно разгулялся порывистый ветер и мы, уловив вкус и запахи усиливающейся сырости, сообразили, что муссонам суждено пролиться неминуемым ливнем. Поискав вокруг какое-нибудь укрытие, мы обнаружили небольшое, давно заброшенное строение из камня. Мы зашли внутрь, спугнув летучих мышей, висевших под самым сводом; шлепая крыльями, они суетливо вылетели наружу.

00:07:41 Дом состоял всего из одной комнатки размером десять на десять футов, с двумя проемами, где когда-то раньше были окно и дверь. Стены были обрушены. Единственным украшением жилища были мох и паутина. Заскочив в укрытие, мы притихли, слушая, как под раскатами грома сотрясается земля, как порывы ветра стегают деревья, а с небес проливаются обильные потоки дождя. Васудева пристально поглядел на меня блестящими от слез глазами. Он спросил, можно ли ему излить бурю, бушевавшую в его собственном сердце. Польщенный его доверием, я согласился.

00:09:01 Васудева рассказал, что родился в зажиточной калькуттской семье, получил степень доктора философии и все шло к тому, что он становился популярным и знаменитым профессором. В это самое время, познакомившись с другими преданными, он так же стал поклоняться Раме. «Однажды ко мне в офис пришли с визитом два высокопоставленных гостя, принеся с собой дары и пищу, которая, по их утверждению, была мне послана их гуру. После последовавших вслед за этим ещё нескольких подобных визитов, меня пригласили на встречу с самим гуру. Я встретился с ним».

00:09:47 Этому гуру было известно все о жизни Васудевы, вплоть до мельчайших подробностей личного характера. А ещё он мог читать его мысли. Изумленный, Васудева принял приглашение этого человека регулярно приходить к нему в гости. Я внимательно слушал его рассказ, привлеченный возможностью узнать ещё одну историю о том, как человек приходит к выбору и принятию своего учителя.

00:10:21 «В одну из таких встреч, — продолжал Васудева, — гуру раскрыл мне свои намерения. „Я изучил Вас внимательнейшим образом, — сказал он. — Вы молоды и умны, пользуетесь популярностью. Мне нужна Ваша помощь. Я хотел бы дать Вам инициацию“». Вспоминая эти слова, Васудева с трудом подавил свои эмоции. «Я сказал ему, что подумаю над этим». Его голос совсем угас, он закрыл голову ладонями, словно пытаясь укрыться от невыразимого ужаса прошлого. В отчаянии он взглянул на меня: «Ричард, — выдохнул он, — мне не хочется загрязнять твой ум своей ужасной историей, но я схожу с ума. Мне надо, чтобы кто-то выслушал меня. Можно я продолжу свой рассказ?» «Конечно, пожалуйста!»

00:11:31 Он выглянул в оконный проем. Вспышка молнии осветила его измученное лицо. Наконец, в совершенном отчаянии, он проговорил: «Я решил собрать сведения об этом человеке и, к своему ужасу, выяснил, что он является лидером могущественной секты, мастером черной тантрической магии». Теперь его глаза буквально впились в мои: «Тебе что-нибудь известно о черной магии тантристов, Ричард?» «Нет», — признался я.

00:12:16 Васудева содрогнулся и голос его задрожал. Он объяснил, что тантрическая мистика черезвычайно могущественна и используется либо в благотворных целях, либо в пагубных. Васудева продолжал: «Существуют так называемые белые маги, применяющие свое могущество на благо человечества, ну и, соответственно, черные маги, которые пользуются своей властью, чтобы подчинить себе человеческую жизнь в своих собственных неблаговидных целях. Они черпают поистине дьявольскую силу в отвратительных жертвоприношениях, тантрических сексуальных обрядах и йоге.

00:13:01 Так вот, этот самый гуру оказался чрезвычайно сильным черным магом тантристом, наделенным властью управлять умами людей и манипулировать их жизнями. Когда я навел справки об этом человеке, то был ужасно потрясен, узнав, что при обряде инициации в ученики, он захватывал всю власть над душой посвященного на многие жизни вперед. Я больше не пошел туда».

00:13:38 «Но, Васудева, если ты освободился, почему ты все ещё дрожишь при одном упоминании о нем?» «Так это было только начало, — продолжил он свой рассказ. — Каждый день ученики этого гуру буквально изводили меня, приходя ко мне в офис на работу, домой и любое мероприятие, куда бы я ни пошел. Я решительно не мог от них отделаться.

00:14:07 Как-то раз пятеро из них ворвались ко мне в офис и окружили мой стол. Я почувствовал себя заложником. И в следующее мгновение передо мной предстал сам гуру, требующий себе мою душу. Он предупредил меня: „Уже слишком поздно. Я требую тебя как свою собственность. Вручи себя мне – и я награжу тебя всеми почестями славы и удачи, о которых ты себе и помыслить не можешь. Но если откажешься, клянусь, я буду мучать тебя до самой смерти!“ Вскипев от негодования, я отказался подчиняться ему. С горящими глазами, он вылетел прочь, словно ураган, проклиная меня».

00:14:59 Васудева вздохнул: «Однажды вечером, когда я возвратился домой к своей овдовевшей матери, я увидел, что и она попала в его сети. Вся трясясь от злости, она стала бранить меня: „Ты почему оскорбил такого религиозного человека? Ты должен, должен стать его учеником!" Я был потрясен. Я попытался объяснить его бесчеловечные махинации, но она даже не стала слушать. Гуру и его прихвостни весьма эффективно управляли ею. Через несколько дней после этого она вышвырнула меня из моего собственного дома, сказав, что не желает становиться соучастницей в этих оскорблениях. Затем, под мощным давлением секты, президент нашего колледжа уволил меня с работы. Что случилось с моим миром!»

00:16:02 Снаружи молния ударила в дерево, отломив от него огромный сук, который с грохотом обрушился на крышу нашего убежища. Мы сидели молча. После сокрушительного зигзага молнии последовал громовой раскат, который, казалось, потряс всю вселенную. Васудева побледнел. Прерывающимся голосом он продолжал: «Я стал бездомным и безработным, но ученики этого черного мага продолжали вести на меня охоту, куда бы я ни пошел. Они даже могли повлиять на полицию, которая отказалась защищать меня. Что мне ещё оставалось делать? Я просто уехал из Калькутты. Но черный маг, благодаря своим сверхъестественным силам, знал, где я нахожусь в любой момент времени и каждый раз посылал своих людей, чтобы изводить меня».

00:17:04 Васудева рассказал о том, как какую бы работу он ни получал, последователи гуру всякий раз убеждали работодателя уволить его. Какое бы жилье он ни арендовал, они убеждали хозяина выселить его. Дело дошло до того, что он даже обратился в газету, чтобы рассказать свою историю, но репортеры не поверили ему. «Моя жизнь пошла прахом», — сказал он.

00:17:35 В этот самый момент через дверной проем к нам внутрь запрыгнула большая жаба. Глаза этого земноводного уставились прямо на меня. Я бы не удивился, если эта жаба бы оказалась секретным агентом тантрического черного мага и меня аж передернуло от этой мысли. Казалось, что Васудева читал мои мысли. «Ты правда хочешь, чтобы я продолжал рассказывать?» — спросил он. Гром прокатывался буквально в каждом уголке неба. «Я уже даже сам не знаю, Васудева», — честно признался я. Хотя я был напуган, мне все же казалось важным услышать эту историю. «И что же произошло потом?»

00:18:25 «Этот йог-демон пришел в бешенство из-за моей неуступчивости и решил убить меня. С помощью обрядов черной магии и специальных мантр-заклинаний он сотворил невидимое оружие, разъединяющее душу с телом. Однако, уничтожение плоти — самое малое во всем этом процессе. В момент перехода от жизни к смери, черный маг обретает контроль над тонким телом, в которое облачена душа. Когда это зловещее оружие было приведено в действие, все мое тело и ум парализовало от дикой боли. Меня преследовали эфимерные призраки. Умоляя спасти свою душу, я принялся повторять Имя Бога.

00:19:17 Покуда в моем сознании звучало Святое Имя, невидимое оружие было бессильно уничтожить меня. Но оружие всегда было наготове – и днем и ночью. Я твердо знал, что прекрати я хоть на миг воспевать Имя, меня ожидает судьба гораздо страшнее смерти. И я повторял непрерывно. Оружие было бессильно убить меня при звуках Имени Бога. А если демоническое оружие не убивает свою жертву, оно бумерангом возвращается к отправившему его и убивает своего хозяина. Так черный маг был смертельно поражен своим собственным оружием. И так Имя Бога спасло меня».

00:20:13 Услышав этот жуткий рассказ, я почувствовал, как меня с головы до пят охватила волна дрожи. Я придвинулся ближе к рассказчику и стал слушать дальше. «Но этот демон-мистик продолжает существовать и по сей день, просто у него теперь нет грубого тела. Сейчас он управляет своими учениками с астрального воздушного корабля, отслеживая места, где я скрываюсь и посылая их отомстить мне. Они все время охотятся за мной. По этой причине я не могу нигде задерживаться, так как через несколько недель они начинают терроризировать меня».

00:21:03 Разъяренная буря снаружи начала стихать. В наступившей тишине Васудева вздохнул: «Вот из-за чего не по своей доброй воле и против собственной природы, мне пришлось стать бездомным бродячим монахом. Я знаю, что если искренне предаться Богу, Он защитит меня, но пока прийдет тот день, я должен спасаться бегством, скрываясь под одеждами святого человека».

00:21:37 Завели свою песню сверчки. Васудева внимательно заглянул мне в самые глаза: «Прости, что я все это тебе рассказываю. Я держал это в себе в течение долгих лет, мне просто необходимо с кем-то поговорить. Знаешь, Ричард, я никого не виню. В конечном счете, все это из-за меня самого». Я не мог взять в толк, в чем же его вина, и попросил, чтобы он объяснил. Он смиренно считал, что все его теперешние превратности поисходят из кармы его прошлой жизни. «Я не знаю, чем я заслужил свою ужасную участь в жизни, — заключил Васудева, — но точно знаю, что это справедливо. И ещё я знаю: если я с честью пройду это испытание и предамся Богу, Он избавит меня от бремени».

00:22:43 Дрожащей рукой Васудева накрыл мою руку, обращаясь ко мне с последней мольбой: «Ты — мой друг, и я должен предостеречь тебя. Тебе нужно оставить меня, покуда ты сам не впутался в это. Если завтра утром тебя уже здесь не будет, я все пойму. Брат мой, прошу тебя, будь предельно осторожным в поисках своего пути. Раскрываясь, ты становишься беззащитным перед могущественными существами, но далеко не все из них являются святыми. И ещё – прошу тебя, помолись за меня».

00:23:35 Дальше мы сидели в тишине. Я не мог произнести ни слова. Из того, что я уже успел увидеть в Индии, я сделал вывод, что многие гуру обладали большим могуществом, включая власть управлять своими учениками, заставляя тех исполнять все, что им скажут. Откровенный рассказ моего спутника напугал меня гораздо сильнее, чем когда я оказался перед сворой бешеных псов. Собак, по крайней мере, было видно, и можно было отражать их атаки. Но каково было давать отпор невидимым силам зла, атакующим ничего не подозревающего человека, который пытается следовать духовным путем?

00:24:28 Затем, Васудева лег спать на землю, положив руку под голову вместо подушки. Но мой ум был далек от мысли заснуть. Я глядел сквозь отверстие в стене на небо. Звезды порой появлялись из-за облаков, но луны не было. Рядом со мной беспокойно ворочался во сне Васудева. Хочу ли я на самом деле участвовать во всех мучительных перепитиях его жизни? От одной этой мысли меня бросало в дрожь. Я не мог придумать ничего другого, чтобы помочь ему, кроме как молиться за него. Это все, о чем он сам просил меня. Пока он метался, ворочался и стонал во сне, я ушел уже далеко в ночь, молясь о том, чтобы выбранный мною путь был безопасным, а также чтобы и сам Васудева смог, наконец, обрести безопасность и спокойствие.

00:26:29 Мой путь продолжал изобиловать событиями – как грустными, так и радостными. И каждый такой опыт переживаний, словно приоткрывал окошко в другие миры, которые вполне могли бы оказаться моей судьбой, пойди я именно той дорогой, а не иной.

00:26:51 Большинство тех садху, что радушно приветствовали меня по возвращении в Джанакпур, годились мне в дедушки. Поэтому я был удивлен, когда во время молитвы в храме Джанаки ко мне подошел молодой студент из Непала, назвавшийся Вишну Прасадом. Хорошо одетый, круглолицый и с безукоризненными манерами, он был столь счастлив увидеть в моем лице представителя западной молодежи, который вел жизнь садху, что пригласил меня к себе в гости в деревню Брахмапур.

00:27:27 Дом его походил на прекрасный ашрам, а благосостояние семейства бросалось в глаза яркой обстановкой, коврами, медными кувшинами и замечательными цветниками. Едва я ступил за порог, мать и отец Вишну сердечно поприветствовали меня и угостили раскошными блюдами из пряных овощей с ароматными соусами и блестящего от масла аппетитного риса. Я беззаботно провел у них несколько дней.

00:28:00 Дяди, тети и двоюродные сестры и братья — все мирно уживались под одной крышей, и я ни разу не слышал, чтобы кто-то раздраженно повышал голос. Ничего, кроме искреннего уважения друг к другу. По утрам дети почтительно касались стоп своих родителей, а родители в ответ благословляли их. Независимо от возраста, все дети, даже подростки, выказывали естественное послушание старшим в семье, а младшая детвора почитала старшего из сыновей как представителя родителей.

00:28:46 Мне, воспитанному в Америке 60-х годов, эта подрастковая почтительность к старшим представлялась необычайно приятным культурным шоком. Кроме того, каждая пядь этого жилища блистала безукоризненной чистотой — за исключением, разве что, меня самого. Я чувствовал себя неопрятным бродягой, попавшим в интеллегентное изысканное общество. На моем теле виднелись синяки и царапины, и домочадцы, заметив это, тут же снабдили меня каким-то лекарственным бальзамом для ухода за моими сбитыми и растрескавшимися ногами.

00:29:36 Хотя мне была предложена отдельная комната с удобной постелью, я предпочел ночевать в саду под деревом ашока. Ежедневно, по утрам и вечерам, все члены семьи собирались вместе на молитву в своем маленьком домашнем храме Господа Рамы, который располагался в центре дома, где в течение дня женщины выполняли различное служение.

00:30:03 В их доме царило сплошное благоденствие. По вечерам мы с Вишну Прасадом сидели в уютном саду среди цветов мэриголда, роз и цветущих деревьев. Тара Прасад, его отец, иногда тоже подсаживался к нам. Я был поражен чистотой характера этого состоятельного человека. Не смотря на то, что у него были жена и дети, он во многом превосходил большинство из тех отшельников, с которыми я встречался. Духовность — это качество сердца,— размышлял я. Чем сильнее я проникался любовью к домочадцам Вишну Прасада, тем более близким другом становился он мне. От этих добросердечных людей, я узнал о многих традициях семейного уклада жизни на Востоке. Но что более всего важно: мое понимание того, что истинная духовность проявляется в различных многочисленных формах, получило здесь свое подтверждение.

00:31:16 Однако же, выбрав жизнь отшельника-аскета, я не мог оставаться надолго в этом уютном и комфортном окружении. И когда подошло время распрощаться, вся семья высыпала на улицу проводить меня до ворот. Спускаясь по выложенной кирпичем дорожке, я обернулся назад и увидел, что они плачут. Да я и сам глотал слезы.

00:31:47 Теперь ещё больше, чем когда-либо прежде, выбранный мною путь казался мне усеянным невидимыми опасностями. В своем страстном стремлении к истине, которое, честно признаться, я и сам не мог толком объяснить, я оставил все удобства домашней жизни и продолжал отказываться от комфорта все время своего пути, торопясь вперед, несмотря на страхи, возникавшие из туманной неопределенности будущего.

00:32:36 Из Джанакпура я направился назад, в долину Катманду. Остановившись прямо под ступой Бодхнатха, что в семи милях к востоку от города, в роще среди цветущих деревьев, я стал медитировать. Открыв глаза, я увидел великолепную радугу, коромыслом изогнувшуюся над всей гималайской долиной и, казалось, плывущую на фоне муссонных облаков насыщенного цвета индиго. Я сделал глубокий вдох, глотнув прохладного воздуха, что принес с собой легкий бриз, пропитанного запахами свежести сырой земли.

00:33:19 Вскоре звук чьих-то шагов вернул меня из мечтательного состояния к реальности и привлек мое внимание к туристу европейской внешности, бодро шагавшего через поле с огромной сумкой продуктов. При его росте более шести футов с мускулатурой, выпирающей из-под футболки, этот блондин обладал телосложением культуриста. Но тут, неожиданно выскочившая из леса стайка бурых обезьян окружила его.

00:33:55 Не смотря на то, что по сравнению с ним отдельно взятая обезьяна была ничтожно маленькой, эти зверьки, похоже, были хорошо осведомлены о его наиболее уязвимых местах. Они зарычали на него, скаля зубы и устрашающе жестикулируя. Держа сумку с продуктами в одной мощной мускулистой руке, он подобрал другой рукой внушительный булыжник и стал издавать воинственный вопль, угрожая подчистую разметать маленьких бандитов.

00:34:29 Но это не произвело на обезьян ни малейшего впечатления — они только зарычали громче. Маленькими наскоками они продвигались все ближе к своей цели, проводя своего рода психологическую атаку. И вот, оцепенев от страха, этот человек-гора задрожал, словно напуганное дитя. Наконец, одна из обезьянок выскочила прямо на него и рванула сумку с продуктами из его рук. Он даже не пытался сопротивляться. Окружив сумку, чтобы слопать продукты, обезьяны больше не обращали на него никакого внимания. Доведенный до нервного шока, качек незаметно улизнул.

00:35:17 Спустя несколько мгновений на сцене появился щуплый непальский мальчонка лет восьми. Обезьянья банда, начавшая было пировать у отбитой сумки, заволновалась в нехороших предчувствиях при приближении крошечного мальчугана. Малыш резво скакнул в их сторону с сжатым в руке камнем. Стая бандитов заверещала с неподдельным ужасом в глазах. Внезапно они бросили пищу и кинулись врассыпную. Мальчишка собрал раскиданные продукты и уселся тут же пообедать. Тем временем обезьяны встревоженно наблюдали за ним издали.

00:36:00 Я был поражен. Что здесь происходит? По своим габаритам этот шаловливый ребенок едва ли был больше одного накачанного бицепса того европейского геракла. Но обезьяны проигнорировали угрозы гиганта, хорошо чувствуя страх, поселившийся в его сознании. Но зато они испугались ребенка, у которого не было страха перед ними. Что же это все означало для меня, идущего все более и более сужающейся дорогой к Богу? Я вспомнил стаю одичавших псов, пугающую историю, рассказанную Васудевой о мстительном черном маге. Я подумал, что мои опасения попасть под влияние недобросовестного гуру заставляли меня не слишком торопиться с выбором учителя. Но теперь я мог ясно видеть, как страх мог препятствовать моему продвижению.

00:37:04 Мы становимся уязвимыми, если наш ум подвержен страху. Иностранец был незнаком с повадками обезьян, зато непальский малыш всю свою жизнь провел рядом с ними. Таким образом, мы боимся того, что нам неизвестно. А познавая свою духовную природу и искренне веря в Бога, мы можем преодолеть все страхи. Господи, прошу Тебя, надели меня такой храбростью, чтобы найти свой путь к Тебе.

00:37:47 Пока я размышлял над своими догадками, ко мне подбежал сияющий мальчишка и предложил бананы из продуктовой сумки. Обезьяны возбужденно преговаривались между собой, намечая меня в качестве вероятной жертвы. Они ясно давали мне понять, что у меня было гораздо больше общего с тем европейцем, нежели мне бы хотелось думать. Чувствуя, что мне предстоит ещё долгая дорога на пути обретения такой же простодушной и безбоязненной веры, которой обладал этот малыш, я вежливо отказался от бананов.

00:38:33 Бродя по лесам, я столкнулся с одной необыкновенной душой. Это был Сита-Рам Баба, которого я всегда с нежностью вспоминаю как «стоящего бабу». Шестидесятидвухлетний бородач с большими карими глазами и загрубевшим морщинистым лицом, Сита-Рам Баба носил простенький пуловер, сделанный из цельного куска мешковины и доходивший до самых лодыжек. Когда я спросил его, почему он носит только мешковину, он ответил, что эта грубая, раздражающая кожу ткань постоянно держит его в дискомфортных условиях. «А это, - сказал он, - всегда помогает искать комфорт в постоянном памятовании Господа Рамы». Еще более поразительными для меня были деревянные распорки, привязанные веревками вокруг его лодыжек. Как ни странно это может показаться, он сразу же полюбил меня отеческой любовью, как своего сына.

00:39:43 Подобно тем йогам, встреченным мною в Гималаях, Сита-Рам Баба следовал чрезвычайно аскетичным обетам, значительно превосходящим соблюдение целибата. Он поклялся всегда стоять на ногах и никогда не садиться и не лежать. Вот почему он носил деревянные распорки вокруг лодыжек, которые служили ему для опоры тела. Он соблюдал эту епитимью уже почти пятьдесят лет. Помимо горшка для сбора милости и четок, он носил с собой лишь веревку с деревянной дощечкой, которую подвешивал к веткам деревьев наподобие лебедки. По ночам он опирался на нее и спал стоя.

00:40:35 Также он соблюдал обет никогда не спать внутри помещений. А также, помимо того, что был вегетарианцем, никогда не ел зернобобовых. Я был свидетелем, насколько строг был его обет в еде. Странствующие нищие, как правило, употребляют в пищу недорогие продукты, которыми люди могут легко сними поделиться — рис, дал или роти (пресные лепешки из пшеничнго хлеба), но все они содержат в себе зерна или бобы. Мы странствовали с ним вместе и каждый день Сита-Рам Баба с огромным удовольствием просил для меня рис и дал, собирал дрова и разводил костер под импровизированной печкой, сделанной из камней.

00:41:27 Все это он проделывал стоя или на корточках. Когда же пища была готова, он молясь и читая мантры, любовно предлагал её своегму возлюбленному Господу Раме, изображенному на картинке. Затем все это он отдавал мне. Мне было ужасно любопытно: чем же он питался? Пока я был вместе с ним, я никогда не видел, чтобы он ел что-нибудь помимо горстки дешевых арахисов, полученных в качестве милости. Это все, что он мог собрать, что бы не нарушало бы его обет. Тем не менее, он бывал так счастлив, когда ему удавалось хорошенько меня накормить. Он объяснил мне, что дабы показать свою любовь к Богу, человек должен с любовью служить божьим детям.

00:42:27 Однажды, когда Сита-Рам Баба, ходя от двери к двери за подаянием, получил немного овощей, я ликовал от радости. Наконец-то здесь нашлось кое-что для него самого, кроме сырых арахисов! Но сердце мое сжалось, когда я увидел, как он, готовя еду для меня, все овощи положил в рис с далом, ничего себе не оставив. И он был при этом доволен. Очарованный, я внимательно изучал его, но так и не обнаружил в нем ничего искусственного. Он был абсолютно искренним в своем служении.

00:43:12 Как-то я спросил Бабу: «Почему Вы соблюдаете такие тяжелые обеты?» На что он кратко ответил: «Это помогает мне сосредоточиться на выполнении своих духовных практик. И я счастлив». И что самое удивительное, я видел, что так оно и было.

00:43:35 Однажды ранним утром, ещё до зари, я сидел в лесу под деревом и размышлял об этом удивительном человеке. Все его обеты казались мне странными. Я находил их чрезмерными и даже ненужными. Но тем не менее он вызывал во мне искреннюю любовь и доверие. Говорят, что сухой аскетизм огрубляет сердце, но его мягкое сердце было преисполнено смирения, сострадания и преданности. Господь Иисус сказал: «Всякое дерево узнаётся по плодам его». И хоть он казался несколько странным деревом, созревшие на нем плоды были столь сладки.

00:45:07 При общении с ним у меня созрел один вопрос. Большинство тех йогов, которых я видел, медитировали на Бога как на имперсональную безличную энергию, в то время, как сам Сита-Рам Баба и другие медитировали на Господа как на личность, которая любит всех. Рам-севака Свами служил Господу Раме именно таким, личностным образом. Шрила Прабхупада тоже изъявлял такую подлинную любовь к Господу Кришне как к всепривлекающей личности. Не опровергало ли это верования тех йогов, которые стремятся слиться душой с высшим безличным духом? Не противоречило ли это методике буддистов, которые старались достичь совершенства нирваны?

00:45:56 Я сам, словно дитя, искренне обращался в своих молитвах к Богу как к личности. Но изучая основные положения философии, обнаруживал все большую и большую предрасположенность к Богу, к всеохватывающей сущности. Однажды, когда мы вместе с Рам Бабой спускались по лесной тропинке, я принялся распрашивать его об этом: «Так Бог, в конечном счете, безличен, или это личность?»

00:46:32 Резко остановившись и сведя вместе кустистые брови, он с досадой сморщил лицо, изборожденное глубокими морщинами жесткой жизни. Он вздохнул: «Ну как у нашего Господа может быть меньше индивидуальности и формы, чем у нас? У Него есть всё, без ограничений». Он покачал головой: «Вот такое непонимание ужасно огорчает мое сердце».

00:47:09 Его реакция поразила меня. Я все больше узнавал об этом фундаментальном разногласии относительно изначальной природы Верховного Господа. Являлся ли Он безличной, ни чем не ограниченной силой, либо же Он был Верховной Личностью? В некотором смысле, это был тот же самый вопрос, который я задавал себе ещё будучи ребенком, дрожащим от ужаса в грозу: Кто это Бог? Представал ли он отрадой, утешающей, подобно моим родителям, или был столь же бесформен, как ветер? Я прилагал все силы, пытаясь разобраться в этой философской загвоздке, понимая, что ответ поможет мне избрать свой путь. Но я чувствовал, что мне все время не хватало какой-то одной недастающей детали в этой головоломке. Я встречался с замечательными душами, которые придерживались обоих противоположных взглядов.

00:48:19 Спустя несколько дней, как мы уже расстались с Сита-Рам Бабой, я размышлял над тем, что любовь к Богу далеко не всегда можно измерить какими либо внешними проявлениями. С одной стороны, я видел святых людей, которые ходили на работу и содержали свои семьи, а с другой - этого эксцентричного отшельника, жившего в лесу. Но было нечто общее, что объединяло их всех: смирение, глубокая сосредоточенность на духовных практиках и неутолимая жажда служения.

транскрибирование: Марина Боброва | Киев | Украина | 22 августа 2016