Часть 3 - Гималайское паломничество. Глава 6

24 апреля 2011
аудиокнига для начинающих из раздела «Религия и духовность» со сложностью восприятия: 1
длительность: 00:34:32 | качество: mp3 64kB/s 15 Mb | прослушано: 1035 | скачано: 921 | избрано: 36
Прослушивание и загрузка этого материала без авторизации на сайте не доступны
Чтобы прослушать или скачать эту запись пожалуйста войдите на сайт
Если вы еще не зарегистрировались – просто сделайте это
Как войдёте на сайт, появится плеер, а в боковом меню слева появится пункт «Скачать»

00:02:50 Я торопился, стараясь особо не раздумывать о своих страхах. Я чувствовал, что в Непале для меня уготовано нечто особенное. Из Патны я добрался поездом в Раксол, городок возле самой границы между Индией и Непалом. Водитель грузовика, чьи волосы и одежда были покрыты пылью дорог, улыбнулся мне, обнажив красные от постоянного жевания специй зубы. Махнув рукой, он знаком пригласил меня залезать в грузовой трейлер.

00:03:30 Я отыскал себе местечко среди прочих пассажиров. Там были жительницы гор в длинных выцветших платьях, седые головы которых были покрыты платками и землевладельцы в выгоревших на солнце одеждах, везущих блеющих коз и кудахчущих цыплят. Я уселся на мешки с зерном, сложенные на дне прицепа. Трясясь на ухабистой дороге, мы рывками продвигались все выше и выше.

00:04:07 В прицепе для перевозки груза не было крыши, а нас набилось туда так много, что яблоку было негде упасть. Мы ехали, возвышаясь над кабиной водителя. Хотя подобного рода поездка была лишена комфорта и являлась небезопасной, но с панарамой Гималаев соперничать не могло ни что. Чем выше поднимались мы, тем больше открывались глазу виды покрытых зеленью гор и простирающихся во все стороны долин. Одетые в снего пики тянулись до самого горизонта, а временами, парили в вышине прямо над нами. Мои легкие блаженно наслаждались свежим воздухом гор и тело трепетало от легкого дуновения освежающего бриза. Похоже даже, что никто не возражал против временами настигавшего нас муссонного дождя. Спустя несколько часов, посреди ночи, грузовик высадил нас как раз за пределами Катманду.

00:05:23 Измученный и проголодавшийся, я продолжал свой путь в одиночку среди сырой, беспроглядной ночи. По обеим сторонам пустынной улицы вырисовывались силуэты ветхих деревянных домов. Но что-то ещё привлекло вдруг мое внимание — издалека до меня донесся безумный вой собак. Со все возрастающим беспокойством я припоминал предостережения странствующих садху об одичавших собаках: по ночам они сбиваются в злобные стаи, загоняют добычу в ловушку, а затем эта свора псов, окружив свою жертву со всех сторон, постепенно сужает свой круг и накидывается на нее, разрывая на куски и тут же, на мете, сжирая несчастного. Едва я успел подумать об этом, как навстречу мне выскочила бездомная собака с пеной у рта. Учуяв меня одного посреди пустынной улицы, пес запрокинул голову назад и жутко завыл на небо.

00:06:34 Уже через несколько мгновений на меня вылетела свора рычащих псин. Было их шесть или восемь. Я был слишком потрясен, чтобы сосчитать их. Но моментально оценил, что означает пенящаяся ядовитая слюна, стекущая из их клацающих пастей – эти животные были бешены. Выкатив в ярости глаза, они приближались ко мне, все время безумно подвывая и с явным намерением разорвать меня в клочья. Их костлявые тела были исхудалыми и практически облысевшими. Этот потусторонний вой собачьей своры вогнал меня в ступор. Они наседали на меня, из раскрытых пастей по клыкам стекали хлопья вспененной слюны. Чтобы они не смогли напасть на меня сзади, я вжался спиной в стену какого-то дома и принялся молиться в темноте. Что же делать?

00:07:39 Тогда, словно стряхнув с себя наваждение, я вспомнил про посох, который дал мне Рам-севака Свами. Я принялся дичайшим образом размахивать им взад-вперед. Свора попятилась, образовав вокруг меня, всего лишь в нескольких футах, полукруг. Лишь только одна из этих бешеных псин пыталась сунуться вперед, я лупил её по морде посохом Свами. Я сражался, собрав все силы своих тощих рук. Свирепо рыча, на меня прыгнул очередной обезумевший зверь. Я ударил его изо всех сил, на которые только был способен.

00:08:20 Все нападавшие на меня псы, отброшенные назад моей палкой, отступали лишь на мгновение, а затем, как ни в чем не бывало, вскакивали и вновь набрасывались на меня. Вой собак наполнял собой ночь. Снова и снова дикая свора наседала на меня и мне каждый раз удавалось отбиваться от них. Но чем больше я боролся, тем сильнее они осаждали меня. Они чуяли запах моей плоти и крови, они чувствовали мою усталость. У меня не было времени на размышления - каждую секунду я должен был изо всех сил размахивать посохом. Если хотя бы одна собака прорвется ко мне, тогда накинется вся стая и растерзает меня живьем. И вот это моя судьба — закончить жизнь, став пищей для собак?

00:09:20 Силы мои были на исходе, а рычание псов, чувствующих свою неизбежную победу, становилось все громче и злобнее. Они подступали ко мне все ближе, чтобы покончить со мной, и теперь были почти рядом - настолько близко, что я едва не терял сознание от их смрадного зловония и дыхания. Как в лихорадке меня трясло от отчаяния. И я, не зная что делать, стал молить Господа о помощи. Я чувствовал себя совершенно одиноким на самом краю смерти. И тогда, бросив взгляд через плечо, я заметил сзади закрытую дверь. Может, там не заперто? Слабенький лучик надежды забрезжил среди этого кошмара. Молниеносно развернув плечи, я резко повернул ручку и с размаху толкнул дверь. Она раскрылась. Я нырнул внутрь, с шумом захлопнув её за собой. Оставшиеся снаружи собаки с яростным негодованием бились телами о запертую теперь дверь.

00:10:28 Внутри была кромешная темень. Внезапно загорелся фонарь, осветив семейство, спавшее вповалку на полу и теперь пробудившееся ото сна. Мужчины дома, приняв меня за ночного вора, вскочили на ноги, чтобы выяснить, кто я такой. Но я не говорил на их языке. Один из них, схватив палаш, кинулся ко мне. Единственное, что мне оставалось в этой ситуации, так это упасть на колени и, сложив вместе ладони, молить о пощаде. Вняв моим смиренным мольбам, хозяин смягчился и, вытянув руку, указал пальцем на дверь, требуя, чтобы я немедленно ушел. Но заслышав свирепый надрывный лай собак, он на мгновение осекся, осознав, что выгнать меня сейчас наружу означает послать на неминуемую смерть. Он посмотрел мне в глаза долгим тяжелым взглядом, словно ощупывая и пытаясь оценить меня и мои намерения: было видно, что он все ещё не уверен в своем непрошенной ночном госте.

00:11:48 Я безмолвно кричал одними глазами, умоляя его дать мне прибежище. Каким-то образом моя безмолвная просьба дошла до него. Он опустил свой палаш и предложил мне сесть. С этого момента он увидел меня в совершенно ином свете и стал воспринимать меня как садху, попавшего в его жилище при неких чрезвычайных обстоятельствах, дабы принести благословение его дому. Другие обитатели последовали его примеру и приготовили мне фрукты с горячим подслащенным молоком, которые я принял с благодарностью. Оставшуюся часть ночи я провел в качестве их гостя, прислушиваясь к вою своры голодных псов, в своей неустанной ярости лаявших под дверью до самого рассвета.

00:12:45 Как-то давно мне довелось услышать одну подобную историю то американских индейцев, и вот сейчас она всплыла у меня в памяти. У каждого в сердце живут две собаки — плохая и хорошая, которые постоянно дерутся между собой. Плохая собака олицетворяет собой наши порочные качества: зависть, злобу, похоть, жадность, чванство и ложь. Хорошая собака — это наша божественная сущность, олицетворяет собой прощение, сострадание, самоконтроль, великодушие, смирение и мудрость. Все зависит от нашего выбора: та собака, которой мы уделяем больше времени и та, которую мы будем кормить, будет наделена большей силой и властью. Она сможет громче лаять и победит другую.

00:13:53 Мораль здесь такова: нужно морить голодом плохую собаку и кормить хорошую. Та свора плохих собак, что напала на меня сегодня ночью, брызгая пеной и горя единственным желанием – сожрать меня, представляла собой, как бы, графическое воплощение того, против чего я восставал в поисках истины и смысла жизни.

00:14:29 Пока я лежал там и отдыхал от своих приключений, мыслями я с благодарностью устремился к Рам-севаке Свами. Если бы не посох, что он вручил мне, я бы наверняка бы уже был мертвым. Мне припомнились его слова – пророческие и верные: «Посох милосердия преданного может уберечь от самых больших опасностей».

00:15:00 На следующее утро, когда все стихло а собаки разбежались на день, я многократно поблагодарил своих хозяев и направился в храм Господа Вишну. Здесь я услыхал, как группа садху восхваляла Джанакпур — некое священное место, расположенное посреди равнин Непала, где на Землю явилась супруга Господа Рамы — Сита. Их слова пробудили во мне дух приключений, и я, не мешкая, засобирался туда.

00:15:34 В Катманду я пересел на старенький автобус-развалюху, направлявшийся в Джанакпур. Проходили часы, автобус спустился с гималайских гор, и проехав через равнины, въехал в густые джунгли, где я увидел мирно пасущегося дикого носорога, пощипывающего листву. Прибыв в Джанакпур, я сначала посетил Вихар-кунд — маленькое озерцо, расположенное на открытой тихой территории, окруженной старыми деревьями и причудливыми усыпальницами. Там же был и ашрам, где я предстал перед гуру Шри Веджи. Это был пожилой садху с порослью белых волос на подбородке и голове. Он был бесконечно добр ко мне и просил пожить в его ашраме, где мне предлагалось каждый день бесплатно питаться блюдами из риса и дала.

00:16:33 Шри Веджи объяснил мне, почему Джанакпур был святым местом, известным в Священных Писаниях под названием Митхила, а его слава воспевалась в духовном эпосе «Рамаяна». Правитель Джанак, подготавливаясь к религиозному обряду, пахал здесь землю, когда прямо из земли у него под плугом появилась Богиня Сита. Она прославилась как Джанаки – дочь царя Джанака. Митхила стала местом первой встречи Ситы и Рамы, а также местом, где Рама сломал могущественный лук Шивы, чтобы добиться руки Ситы и жениться на ней.

00:17:21 К этому времени все истории о воплощении Бога на Земле преобрели для меня в моих путешествиях полнейшую реальность. Видя, с каким воодушевлением я воспринимаю их, добрейший Шри Веджи снабдил меня двумя книгами индийской классики в английском переводе — «Рамаяной» Махариши Вальмики и «Рамачаритаманасой» Тулсидаса. Это были толстенные тома, и каждое утро, проснувшись и искупавшись в соседнем озере и помедитировав, я приступал к их изучению, погружаясь в чтение от восхода до заката.

00:18:01 Я увидел, что Рамаяна буквально наполнена всяческими приключениями и любовными историями, трагедиями и героическими подвигами, ужасами, юмором и войнами. Но помимо всего этого, там было нечто гораздо большее. Все составляющие части книги были гармонично объединены духом преданного служения, призванного пробудить в сердце читателя любовь к Богу. Когда я вызвался помочь в каких-нибудь хозяйственных заботах, Шри Веджи только улыбнулся мне: «Уже одно только то, что ты читаешь и принимаешь нашу пищу, очищает мое сердце. О каком ещё служении я могу тебя просить?»

00:19:01 Как-то в полдень, сидя на обочине главной магистрали пыльной дороги, я за весь день не заметил на ней ни одного автомобиля или грузовика. Это было неудивительно, поскольку в Джанакпуре обычным видом перемещения являлись гигантские непальские слоны. Большие короба для перевозки груза крепились на спинах слонов веревками, обвязывающимися вокруг их животов. Водитель, обычно мальчишка, сидел на шее слона, прямо у самой головы, держа в руке палку. На шее животного висел тяжелый медный колокольчик, звеневший, когда слон шел, раскачиваясь из стороны в сторону.

00:19:47 Слоны передвигались уверенной королевской поступью. Один за другим шествовали они так по этой дороге рядом с волами и азиатскими буйволами, тянувшими нагруженные доверху телеги. Мимо проходили женщины, неся на головах корзины или глиняные горшки и, зачастую, удерживая свою ношу без помощи рук. Даже маленькие девочки с легкостью переносили на головах тяжести, вырабатывая прекрасную осанку. Неся свою нелегкую поклажу, они все вместе счастливо распевали песни, прославляющие Ситу и Раму. Та умиротворенная жизнь, которую вели эти люди, благостно успокаивала мое сердце. Я молился, чтобы Джанакпур никогда не менялся.

00:20:58 Рядом со священным озером в самом сердце Джанакпура было множество храмов. Самыми известными из них были два: Джанаки-мандир и Рама-мандир. Однажды во внутреннем дворике Рама-мандира я натолкнулся на садху лет пятидесяти, который сидел на возвышении неподалеку от храма. С его длинными, спутанными волосами, бородой и монашеским одеянием, он казался умиротворенным и святым. Сотни людей толпились в очереди за его благословением. Когда подходил их черед, он милостиво благословлял их раскрытой ладонью. Мне тоже захотелось получить его святое благословение, и я встал в очередь и, подойдя к нему, поклонился, как и все другие. Увидев меня, он удивился и жестом пригласил сесть подле себя на возвышении. Я почувствовал себя особо привелегированным.

00:22:04 Не переставая благословлять одного поклоннка за другим, он расспрашивал меня: «Ты откуда родом?» «Из Америки». «И что тебя заставило приехать из такой богатой страны в бедную Индию?» «Поиски Бога». Он улыбнулся старухе, склонившей голову под его благотворящую руку. «Почему ты решил стать садху?» — спросил он, продолжая улыбаться. «Я хочу достичь просветления». Услыхав мои слова, он скривился. Его улыбка сменилась неодобрительным хмурым выражением, а голос зазвучал отталкивающе неприятно. Потрясенный таким внезапным преображением, я не знал, что и подумать.

00:22:54 «Ты дурак, — прошипел он. — Просто дурак. Слышишь ты меня? Дурак. Дурак! Ты невежественный дурак!» Я знал, что я дурак. Возможно, он хотел просветить меня, посему я покорно попросил его: «Прошу Вас, Ваше Святейшество, дайте мне Ваши наставления, как мне исправиться». Взвившись, словно ошпаренный, он закричал: «Я веду образ жизни садху вот уже тридцать лет. И знаешь, чего я достиг? Ничего! Все, что я получал все эти годы как садху, — это горстка гнилого риса и дал!»

00:23:41 Какая-то женщина протянула ему для благословения младенца. «Америка — земля богатств, — выкрикивал он, одновременно благословляя ладонью ребенка. — Америка полна красоток, которые созданы для наслаждений. В Америке — большие, комфортабельные дома и машины. В Америке — элегантная одежда, еда и напитки. В Америке — самые лучшие кино и телевидение!» Он закрыл глаза и вздохнул: «Ах, как же я соскучился по всем этим радостям Америки». Тут он сверкнул глазами на меня: «А ты все это бросил — и чего ради? Ради риса и дала... Я уже сыт по горло этотим рисом и далом. И ты приехал в это жалкое, нищенское место искать Бога? Дурак! Нет Бога. Ты слышишь? Бога нет! Лучше возвращайся назад в свою великую страну наслаждений. Если ты не послушаешься меня, то вся твоя жизнь будет обречена на нищету и страдания».

00:24:59 Покуда он изрыгал из себя эти проклятия, сотни его поклонников продолжали деловито поклоняться ему. Они не понимали ни единого слова по-английски. Все время, пока он отчитывал меня, его раскрытая длань раздавала благословения всем этим невинным и богобоязненным людям. Они просили его о Божьем благословении, в то время как он богохульствовал, отрицая само существование Бога. Они почитали его как просветленную личность, он же в это время разглагольствовал о тщетности и нищите своей жизни. Глубоко пораженный, я ушел. Мой ум изо всех сил пытался понять, что же Господь только что раскрыл мне.

00:25:48 Да, этот человек был прав. Америка и вправду страна богатства и комфорта. Но я потерял интерес к комфортной жизни. Даже наоборот, я чувствовал, что путешествую по дороге, которая временами легка и красива, временами — трудна, но все это лишь для того, чтобы обрести сокровище гораздо большее, нежели что либо, что вообще может предложить этот материальный мир. Если этот человек хотел наслаждаться материальной жизнью, почему бы ему просто честно не пойти работать? А он вместо этого изображал из себя святого, обманывая наивных людей.

00:26:39 Всегда существует настоящее и фальшивое. Всюду, на протяжении всей истории, лицемерие в религии наносило вред вере всех народов. Святая личность далеко не всегда узнается по внешнему виду. Бхагавад-гита учит, что отречение предназначено не для тех ленивцев, кто ничего не делает, а для тех, кто трудится в духе преданного служения.

00:27:11 Я задумался обо всех тех людях, с которыми встречался, кто жил и работал в духе преданности, и молил Бога, чтобы стать одним из них. Мне вспомнились слова, услышанные мной от Шрилы Прабхупады в Бомбее: «Лучше быть честным подметальщиком улиц, чем мошенником, притворяющимся, что он медитирует». Тогда я подумал и о том несчастном бедолаге, притворяющемся, что он садху. Его плохая собака заходится в громком лае, а он ежедневно кормит её огромными порциями риса с далом.

транскрибирование: Марина Боброва | Киев | Украина | 20 августа 2016