Шантану находит своего восьмого сына

Москва, Художественная литература - 01 января 1974
аудиокнига для практикующих из раздела «Шастры и духовные писания» со сложностью восприятия: 4
длительность: 00:07:05 | качество: mp3 64kB/s 3 Mb | прослушано: 1088 | скачано: 711 | избрано: 10
Прослушивание и загрузка этого материала без авторизации на сайте не доступны
Чтобы прослушать или скачать эту запись пожалуйста войдите на сайт
Если вы еще не зарегистрировались – просто сделайте это
Как войдёте на сайт, появится плеер, а в боковом меню слева появится пункт «Скачать»
Был честен Шантану в речах и деяньях, Он был почитаем во всех мирозданьях, Его прославляли и люди и боги, Отшельник в лесу и властитель в чертоге. Настойчивый, сдержанный, щедрый и скромный, Являл он величье и разум огромный. С желанием блага, с душою открытой, Для Бхаратов был он надежной защитой. Он жил, постоянно к добру тяготея. Казалась белейшей из раковин шея, Широкими были могучие плечи, Как слон в пору течки, был яростным в сече. Ничтожным считал он того, кто корыстен, Добро почитал он превыше всех истин. Ему среди воинов не было равных, - Царю и вождю властелинов державных. Из всех знатоков, мудрецов и ученых, Он сведущим самым считался в законах. К нему прибегали, желая охраны, Цари, возглавлявшие многие страны. При нем, восприняв благочестья условья, Познали отраду четыре сословья: Судьбы наивысшей был жрец удостоен, Жрецу подчинялся с охотою воин, Тому и другому служили умельцы, И люди торговые, и земледельцы, А им угождали покорные шудры, - Таков был закон стародавний и мудрый. В столице, в чарующем Хастинапуре, Блистал государь, словно солнце в лазури. Владел он, моленьем молясь неустанным, Землей, опоясанною океаном. Не ведая зла, небожителям равен, Как месяц, был светел, правдив, добронравен. Как Яма, бог смерти, с виновными гневен, Он был, как земля, терпелив и душевен. При нем не должны были в страхе таиться От смерти напрасной ни вепрь и ни птица. При нем не знавали убийств и насилий: Животных лишь в жертву богам приносили. Он правил, исполненный праведной власти, Людьми, что отвергли желанья и страсти. Он стал для несчастных и слабых оплотом, Отцовскую жалость питая к сиротам, Увидел он в щедрости - жизни основу, И правду он сделал опорою слову. Он, женскую ласку познав, веселился, Но минули годы - он в лес удалился... Таким же правдивым, познавшим законы, Был сын его, юноша, Гангой рожденный. Он Гангея имя носил в это время, Бог васу, - людское украсил он племя, Воитель, из лука стрелок наилучший, Отвагой, душою и сутью могучий. Однажды вдоль Ганги-реки за оленем Охотясь в лесу, увидал с изумленьем Шантану, что стала река маловодной. Задумался праведник, царь благородный: «Что сделалось ныне с великой рекою?» И вот, озабоченный думой такою, Заметил он: юноша, сильный, пригожий, На Индру, Борителя Градов, похожий, Великоблестящий, высокий и смелый, Вонзает в речное течение стрелы. Из строп среди русла возникла запруда, - Под силу ли смертным подобное чудо? Не сразу Шантану, средь шума речного, Узнал в этом юноше сына родного. А тот на отца посмотрел, сильнозорок, И создал волшебный, таинственный морок, И скрылся, отца подчиняя дурману... Очнувшись, тотчас заподозрил Шайтану, Что сына скрывает речная долина, И Ганге сказал: «Приведи ко мне сына». И женщиной Ганга предстала земною, Явилась нарядно одетой женою, Держащею сына за правую руку. Шантану, так долго влачивший разлуку, Не сразу признал её в ярком уборе, А Ганга промолвила с лаской во взоре: «Узнал ли ты нашего сына восьмого? Веди его в дом и люби его снова! Великий стрелок и воитель победы, Он с помощью Васиштхи выучил веды, Он сведущ в вождении войск, мощнорукий, В священной науке и в царской науке. На радость тебе родила я такого, - Возьми же отважного сына восьмого!» И с юношей, блеском затмившим денницу, Отправился гордый Шантану в столицу.