Последнее слово Бхишмы

Москва, Художественная литература - 01 января 1974
аудиокнига для практикующих из раздела «Шастры и духовные писания» со сложностью восприятия: 4
длительность: 00:14:17 | качество: mp3 64kB/s 6 Mb | прослушано: 395 | скачано: 436 | избрано: 5
Прослушивание и загрузка этого материала без авторизации на сайте не доступны
Чтобы прослушать или скачать эту запись пожалуйста войдите на сайт
Если вы еще не зарегистрировались – просто сделайте это
Как войдёте на сайт, появится плеер, а в боковом меню слева появится пункт «Скачать»
«Едва загорелся рассвет златоглавый, Явились пандавы, пришли кауравы И встали вкруг ложа из стрел, на котором Сын Ганги лежал с затуманенным взором. И люди простые пришли на рассвете - Мужчины и женщины, старцы и дети, С цветами, с сандаловой мазью девицы, - Как будто молились блистанью денницы! К тому, кто из рода царей всех сильнее, Пришли музыканты, певцы, лицедеи. Оружье с доспехами сбросив на травы, Пандавы пришли и пришли кауравы. Они, о вражде позабыв и о сече, Друг с другом ведя только добрые речи, Годам прожитым сообразно и сану, Расселись вкруг сына Реки и Шантану, Расселись герои вкруг Бхишмы на поле: То солнце сверкало в своем ореоле! Расселись вкруг деда, полны состраданья, Как боги - вкруг Брахмы, творца мирозданья. А Бхишма дышал, как змея, проявляя Спокойствие, тяжкую боль подавляя. Сказал: «Я калеными стрелами мучим, Как будто охвачен я пламенем жгучим. Воды я хочу, о цари-властелины!» И воины с влагой холодной кувшины И яства ему принесли отовсюду, Но Бхишма сказал им: «Вкушать я не буду Того, чем питается род человечий: От мира людского ушел я далече, На ложе из стрел я лежу, ожидая, Чтоб солнце взошло и луна молодая». Всех воинов он опечалил отказом И Арджуну кликнул, хваля его разум. Почтительно витязь сложил свои руки, Спросил: «Как смогу облегчить твои муки?» Сказал сын Шантану, в боях поседелый: «Меня истерзали каленые стрелы. Мой рот пересох, и горит мое тело, - Воды принеси, чтоб оно охладело. Ты - лучник великий, и деду в угоду Добудешь желанную, нужную воду», «Пусть будет, как хочешь», - ответствовал деду Сей Арджуна, завоевавший победу, И на колесницу взошел, и Гандивы Натягивать стал тетиву, горделивый, И вздрогнули твари земные от звука Гудящего при напряжении лука. Неспешно свершил он затем круг почета Вкруг Бхишмы - воинственных ратей оплота, И вставил стрелу, и заклял её властно, Чтоб молнии стала она сопричастна, И прянула эта стрела к исполину, И к югу от Бхишмы вонзилась в долину. Источник забил в этом месте, и благо Явила прохладная, чистая влага, Подобная амрите животворящей, И Бхишма припал к ней всей плотью горящей, И жажду свою утолил той водою Старик, наделенный отвагой святою. Деяние Арджуны всех поразило: Невиданной, нечеловеческой силой Исполненный, с грозным, сверкающим ликом, Он Индрой казался царям и владыкам! Цари-кауравы, дрожа, как коровы, Когда на них ветер повеет суровый, Плащами размахивали в изумленье, А гром барабанов гремел в отдаленье. «О Арджуна, - Бхишма сказал пред кончиной, - Не диво, что мужества стал ты вершиной. От Нарады знаем, что в новом обличье Святого жреца ты являешь величье. Свершишь ты такие деяния вместе С блистающим Кришной, опорою чести, Что Индра и Индре подвластные боги И трепета будут полны и тревоги! Из лучников лучший, храбрейший из смелых, Ты всех превзошел в этих бренных пределах. Гаруда - прекраснее всех быстролетных, Корова - достойнее прочих животных, Из тех, кто живет, человек всех мудрее, Из тех, кто течет, Океан всех сильнее, Из тех, кто пылает, - всех Солнце светлее, Из гор - Гималаи всех выше, белее, Всех более брахман почета достоин, А ты из могучих - достойнейший воин! Но горе: Дуръйодхана требует мщенья, Ему ни к чему от меня поученья, А также от Видуры, Дроны и Рамы, Он даже Санджайе не внемлет, упрямый! Не внемлет разумным речам и наказам Сей жадный властитель, утративший разум! Но он, отошедший от веры священной, Погибнет, могучим сражен Бхимасеной!» Дуръйодхана, царь кауравов, с тоскою Взглянул, опечаленный речью такою, А Бхишма сказал: «Подвиг Арджуны чудный Увидел ли ты, властелин безрассудный? Увидел ли ты, как смельчак непоборный Родиться помог той воде животворной? Не знаю, кто Арджуне в мире подобен, Кто в мире такое содеять способен! Владеет бесстрашный тем самым оружьем, Чью сущность извечную мы обнаружим: Как боги - огня и воды властелины, Бог ветра, бог солнца, бог нашей судьбины, Как боги - владыки зверей и растений, Как бог - повелитель всех божьих владений, Как Брахма-создатель и Вишну-хранитель, - Оружьем извечным владеет воитель! Лишь Арджуне с Кришной, чья сила чудесна, Оружия этого тайна известна. В сей битве победу одержат пандавы, - Затем, что пандавы, о милый мой, правы! Пойми же - никто из людей не сравнится С тем Арджуной, чья так мощна колесница. Пока перед миром ты не опорочен, Да будет союз между вами упрочен. Пока еще Кришною ты не наказан, С пандавами ты помириться обязан. Пока твоя рать не бежит с поля брани От Арджуны - с ним помирись ты заране. Пока не легли в этом страшном сраженье Все родичи - с ним заключи соглашенье. Пока от Юдхиштхиры, полного гнева, Ты гибель не принял, пока Сахадева, И Накула, и Бхимасена в той схватке Бойцов твоих не разгромили остатки, - С пандавами ты заключи соглашенье, И это достойное будет решенье! Конец мой пришел - да настанет с ним вместе Конец этой битвы, конец этой мести! Пусть режь мою примет рассудок твой здравый На благо тебе и для счастья державы. Не ведая алчности, гнева, гордыни, Пандавам ты сделайся другом отныне. Не страшен ли Завоеватель Богатства? С кончиною Бхишмы да будет вам братство! Да будет союз этот прочно основан: Ему наилучший удел уготован. Юдхиштхире ты возврати полдержавы, В столице своей да воссядут пандавы, Не то тебя будут потомки стыдиться: «Он, - скажут, - предатель и братоубийца!» Да будет с кончиной моей - мир народам, Да род будет в добром согласии с родом, Брат - с братом, открыто и радостно глядя, И с сыном - отец, и с племянником - дядя. А если согласье отвергнешь ты сдуру, - Погибнет потомство великого Куру, Все кончится вместе с моею кончиной, И ты будешь этого горя причиной». Так Бхишма царя кауравов наставил, Так благо и братство пред смертью восславил. Он боль обуздал свою, праведник строгий, Навеки замолк, поручив себя йоге». Когда кауравы лишились непобедимого Бхишмы, им стало страшно, и они вспомнили о Карне, сыне Кунти и Солнца: только Карна, решили они, может спасти их от поражения. Карна предложил, чтобы Дрона, на ставник кауравов и пандавов в военном деле, стал предводителем войска. Юдхиштхира отправил на бой против Дроны и его соратников Абхиманью, юного сына Арджуны. От руки молодого воина погибли на поле боя дети и внуки Дхиратараштры, но и сам Абхиманью был убит. На пятнадцатый день великой битвы пали Друпада, царь панчалов, Вирата, царь матсьев, и другие сторонники пандавов. Никто не мог нанести поражения Дроне. Тогда Кришна посоветовал пандавам обмануть Дрону, сказать ему, что погиб его сын Ашваттхаман. «Дрона при этом известии выронит лук, пере станет сражаться, и тогда его осилит любой воин», - сказал Кришна. Пандавы не хотели пойти на обман, но военные неудачи вынудили их последовать совету Кришны. Бхимасена убил слона по имени Ашваттхаман, а Дроне сообщили, что убит его сын. Юдхиштхира, которому Дрона верил безгранично, подтвердил слова обмана. Тогда Дрона в отчаянье выронил свой лук, перестал сражаться. Дхриштадьюмна, сын царя Друпады, обез главил старца. Весть о гибели Дроны поразила кауравов. Ряды их дрогнули. В это тяжкое время предводителем их войска был назначен Карна. Младший из кауравов, царевич Духшасана, вступил в поединок с Бхимасеной.