О богатыре Карне

Москва, Художественная литература - 01 января 1974
аудиокнига для практикующих из раздела «Шастры и духовные писания» со сложностью восприятия: 4
длительность: 00:12:46 | качество: mp3 64kB/s 5 Mb | прослушано: 622 | скачано: 516 | избрано: 6
Прослушивание и загрузка этого материала без авторизации на сайте не доступны
Чтобы прослушать или скачать эту запись пожалуйста войдите на сайт
Если вы еще не зарегистрировались – просто сделайте это
Как войдёте на сайт, появится плеер, а в боковом меню слева появится пункт «Скачать»
На стороне кауравов сражался великий богатырь Карна, считавшийся сыном возничего. Однажды Кунти открыла ему, что он её сын, рожден ный ею от Сурьи, бога солнца, и что он должен помогать пандавам, так как они его братья. Но Карна не захотел покинуть своего покровителя Дуръйодхану и только пообещал матери, что в грядущих битвах он поща дит всех пандавов, кроме Арджуны, - чтобы люди не подумали, что он, Карна, испугался этого прославленного, непобедимого воина. Тайна рождения Карны раскрывается в «Сказании о чудесных серьгах и панцире». СКАЗАНИЕ О ЧУДЕСНЫХ СЕРЬГАХ И ПАНЦИРЕ АРАНЬЯКА ПАРВА (КНИГА ТРЕТЬЯ, «ЛЕСНАЯ»), ГЛАВЫ 284-294

БОГ СОЛНЦА ЯВЛЯЕТСЯ КАРНЕ В ОБЛИКЕ БРАХМАНА

...Двенадцать исполнилось лет, как расстались Пандавы с отчизной, в изгнанье скитались. Вот Индра решил: у Карны он попросит Те серьги, которые праведник носит. Как только бог солнца проведал об этом, Явился к Карне Обладающий Светом, А витязь, чьи серьги и панцирь блестели, Могучий, в то время лежал на постели. Сверкающий Сурья, в заботливом бденье, Предстал перед сыном в ночном сновиденье, Но в облике брахмана, что красотою Духовною - каждой светился чертою. Войдя, он склонился к его изголовью. Чтоб сыну помочь, он промолвил с любовью: «О веры защитник и правды основа, Возлюбленный сын, ты прими мое слово! Заботясь о детях Панду, за серьгами Придет к тебе Индра, сверкая глазами. Он знает, что людям ты благо приносишь, - Всегда отдаешь, ничего ты не просишь, Что брахмана встретить не можешь отказом: Ты все, что имеешь, отдашь ему разом! Как брахман, появится Индра гремящий, Чтоб выпросить серьги и панцирь блестящий. Ты должен быть ласков, почтителен с богом, Однако же, под благовидным предлогом, Другие вручи Громовержцу даренья, Но только не серьги, о полный смиренья! Все доводы ты приведи без пристрастья, Дай женщин ему, ожерелья, запястья, Но только не серьги: меня ты состаришь, И сам ты умрешь, если серьги подаришь! Владея серьгами и в панцирь одетый, От вражеских стрел не погибнешь нигде ты. Из амриты серьги и панцирь возникли: Храни их, чтоб годы твои не поникли». Карна: «Кто ты, мудрый, как брахман одетый, Явивший мне дружбу, дающий советы?» А брахман: «Я тот, кто лучами владеет, О благе твоем наивысшем радеет». Карна: «Благо есть уже в том, что с речами Благими пришел ты, богатый лучами. Молю я тебя, чьи реченья - отрада: Меня отвращать от обета не надо. Обет мой таков: отдаю, что имею, - Для брахманов я ничего не жалею! И если, чтоб были довольны пандавы, Придет ко мне Индра как брахман лукавый, - Отдам ему серьги и панцирь отменный, Да слава не меркнет моя во вселенной. Со славою смерть, гибель в битве неравной - Стократно достойнее жизни бесславной! Я серьги и панцирь - сей дар небывалый - Отдам Сокрушителю Вритры и Балы, Защитнику братьев-пандавов. И прав я: Мне слава нужна, - бог добьется бесславья! Со славой достигну я выси небесной, Кто славы лишен, - поглощается бездной. Бесславье в живом убивает живое, А слава дает нам рожденье второе. О славе людской, - о блистаньем высокий, - Создатель сложил эти древние строки: «Здесь, в мире земном, слава - жизни продленье, А в мире ином слава - к свету стремленье». Обет исполняя достойный и правый, Я серьги и панцирь отдам ради славы, А если я в битве погибну кровавой, То, с жизнью расставшись, останусь со славой. Детей, стариков и жрецов ограждая, Щажу оробевших в сраженье всегда я, Тем самым я славы достигну по праву: Ведь жизнью готов заплатить я за славу. Поэтому Индре явлю свою милость, Чтоб слава моя в трех мирах утвердилась!» А Сурья: «Карна, мощнорукий и смелый, Ни детям, ни женам дурное не делай. Прославиться люди хотят во вселенной, При этом не жертвуя жизнью бесценной. А ты? Платой жизни за славу ты платишь, Однако и славу и жизнь ты утратишь! Живое живет для живого на свете, - И мать, и отец, и супруга, и дети. Для жизни нужна властелинам отвага, Лишь в жизни, о бык средь людей, наше благо! Живые нуждаются в славе с хвалою, - Что делать со славою ставшим золою? Услышат ли мертвые голос хвалебный? Ужели усопшим гирлянды потребны? Я знаю, ты предан мне, муж крепкостанный, Поэтому стал я твоею охраной, Но если пришел я, тебе помогая, - Причина для этого есть и другая. Во мне она скрыта, и что ни твори ты, А тайны бессмертных от смертных сокрыты. Поэтому я умолкаю. Однако Со временем тайну исторгну из мрака. Я вновь говорю, отправляясь в дорогу: Серег не давай громоносному богу! Серьгами блистаешь ты, воин суровый, Как месяц в созвездии Вишакхи новый. Не мертвому слава нужна, а живому: Серег не давай Сопричастному Грому! Придет к тебе бог с громовою стрелою, - Встречай его лестью, почтеньем, хвалою, Дай всё, украшая учтивостью речи, - Но только не серьги, не серьги при встрече! Пойми: совладаешь с любыми врагами, Пока обладаешь такими серьгами. Пусть Индра для Арцжуны станет стрелою, - Не справится Арджуна грозный с тобою. Тогда только Арджуну в прах ты повергнешь, Когда домогательства Индры отвергнешь». Карна: «Я привержен тебе, всеблагому, О Шарколучистый, - тебе, не другому! Дороже ты мне, чем сыны и супруга, Чем сам я, чем родича близость и друга! А к преданным люди с великой душою Относятся с лаской, с любовью большою. Вот истина: к прочим богам равнодушен, Тебе лишь я предан, тебе лишь послушен! Но, снова и снова склонясь пред тобою, К тебе обращаюсь, о Светлый, с мольбою: Не смерти страшусь, а боюсь я обмана, А смерть ради жизни жреца мне желанна. А если сказал ты об Арджуне слово, То горя не должен ты знать никакого: Ты видишь, как славно мечом я владею, - Врага без серег победить я сумею! Обету позволь же мне следовать строго: Отказом не встречу могучего бога». «Коль серьги, - сказал Обладающий Светом, - Отдашь, то условье поставишь при этом: «Вручи мне копье, чтоб враги оробели, Копье, что без промаха движется к цели, Тогда-то, о Тысячи Жертв Приносящий, Я дам тебе серьги и панцирь блестящий!» Есть в этом условье надежда и разум: Копьем, что подарено Тысячеглазым, Врагов сокрушишь, проявляя геройство. Известно копья драгоценное свойство: К бойцу не вернется обратно, доколе Всех недругов не уничтожит на поле!» Сказав, он сокрылся, великолучистый, А утром, пред Солнцем, с молитвою чистой Склонившись, с любовью и верой во взоре, Поведал Карна о ночном разговоре. И бог, что всегда лучезарен и светел, - «Воистину так», - улыбаясь, ответил. Узнав, что в словах о копье нет обмана, Стал думать Карна о копье постоянно, Стал думать о встрече с царем над богами, Хотя и пришлось бы расстаться с серьгами... Но тайну какую, одетый лазурью, Сокрыл от Карны Озаряющий Сурья? Да скажет мудрец: этот панцирь - откуда? Откуда те серьги, таящие чудо? И что утаил Обладающий Светом? Правдивую повесть расскажем об этом.