Три брата Юдхиштхиры приходят к царю Вирате

Москва, Художественная литература - 01 января 1974
аудиокнига для практикующих из раздела «Шастры и духовные писания» со сложностью восприятия: 4
длительность: 00:10:42 | качество: mp3 64kB/s 5 Mb | прослушано: 383 | скачано: 513 | избрано: 5
Прослушивание и загрузка этого материала без авторизации на сайте не доступны
Чтобы прослушать или скачать эту запись пожалуйста войдите на сайт
Если вы еще не зарегистрировались – просто сделайте это
Как войдёте на сайт, появится плеер, а в боковом меню слева появится пункт «Скачать»
Пришел Сахадева в наряде пастушьем. С пастушеским он говорил простодушьем. Пришел, - и Вираты услышал он слово: «О, кто же ты, бык среди рода людского? О, кто ты, красавец в пастушьей одежде Тебя во дворце я не видывал прежде». Ответил врагов низвергатель могучий, - Казалось, что ливень пролился из тучи: «Из касты умельцев, - стою перед всеми, - Пастух я по имени Ариштанеми. Служил я пандавам усердно и честно, Но где эти львы - мне теперь неизвестно. Пришел я к тебе, чтоб стеречь твоё стадо, И знай, что иного царя мне не надо». Вирата ответил: «Ты жрец или воин? Ты с виду царем величаться достоин! Ты слишком высок для простого удела. Скажи, из какого пришел ты предела? Что можешь ты делать, уменьем богатый? Какой от меня ты потребуешь платы?» Сказал Сахадева: «Есть братья-пандавы, А старший - Юдхиштхира, царь мудроправый. Числом восемь раз по сто тысяч, - коровы Царя, плодовиты, красивы, здоровы, Десятками тысяч, не зная напасти, Пасутся в стадах одинаковой масти. Тантипала, танти-веревки владетель, Я - рода коровьего друг и радетель. «Он ведает все, - удивлялись мне слуги, - Что было, что есть и что будет в округе!» В то время премного доволен был мною Юдхиштхира, правивший гордо страною. Я знал, как корову лечить от болезни И средства какие корове полезны, Чтоб стельною стала; я знал благородных Быков: я коров приводил к ним бесплодных, И те, лишь мочу их понюхав, телились, Своим молоком с нами щедро делились». «Прими мое стадо, - ответил Вирата, - Да будет положена пастырю плата». Пошел Сахадева к коровьему стаду. Не узнан владыкой, вкушал он отраду. Явился другой - богатырь настоящий, Но в женской одежде, нарядной, блестящей. Звенели браслеты его и запястья. Как слон с наступленьем поры сладострастья, Он был, многодоблестный, грозен и страшен, Хотя, как прелестница, златом украшен. С пронзающими, как железо, глазами, С распущенными - ниже плеч - волосами, С безмерною мощью, с могучею дланью, Пошел он навстречу царю и собранью. Того, чье чело несказанно блистало, Того, под которым земля трепетала, Того, кто родился на свет исполином, Того, кто был Индры всегрозного сыном, Того, кто предстал в одеяньях узорных, Увидев, Вирата спросил у придворных: «Откуда пришел он, могучий и статный?» Царю ни простой не ответил, ни знатный. Воскликнул тогда государь изумленный: «О всеми достоинствами наделенный! Ты молод и смелости полон крылатой, Могуч, как слонового стада вожатый! Сними же ты косу, сними и браслеты, И серьги, что в уши неженские вдеты! Тебе не к лицу, богатырь, побрякушки! В пучок собери волоса на макушке, Как лучник оденься в броню и кольчугу, Промчись в боевой колеснице по лугу! С моими сынами, со мною ли вскоре, - Сравняйся: я стар и нуждаюсь в опоре. Возвысься в державе над всеми бойцами, - Такие, как ты, не бывают скопцами!» Ответствовал Арджуна: «Царь многовластный! Я - ловкий плясун и певец сладкогласный. Учителем танцев, - уменьем прославлен, - Да буду к царевне Уттаре приставлен. Не думаю, царь, что сочтешь ты уместным Рассказ о моем недостатке телесном: Во мне увеличит он боль и досаду! Владыка, ты знай меня как Бриханнаду, Как дочь или сына, чья доля - сиротство» А царь: «Я увидел твоё благородство. Учителем танцев к царевне Уттаре Тебя приставляю, но я в твоем даре Весьма сомневаюсь: скорей твоё дело - Страной управлять, что не знает предела!» Был тот Бриханнада владыкой испытан. Увидели: правду царю говорит он. Искусно поет он и пляшет отменно, А то, что он евнух, - увы, несомненно! К царевне властитель послал его старый: Да в танцах наставником будет Уттары. Царевну, а также служанок царевны, Воитель, когда-то столь грозный и гневный, - И пенью и танцам учил Бриханнада, И в этом была для подружек отрада. Никто, - ни в стране и ни в царском чертоге, - Не ведал, что этот плясун легконогий, Сей евнух, чей голос так тонок, как птичий, - Есть Арджуна, Завоеватель Добычи! Затем на сверкающем травами лоне, Где гордо паслись государевы кони, Еще появился воитель, и слугам Казался он вспыхнувшим солнечным кругом. Рассматривать стал он коней укрощенных. Вирата спросил у своих приближенных: «Откуда пришел этот муж богоравный? С вниманьем каким на земле многотравной За нашими он наблюдает конями! Бесспорно, знаток лошадей перед нами. Скорей приведите пришельца: наверно, Он отпрыск бессмертных, чья сила безмерна» Воитель сказал государю: «С победой, О царь, подружись и печали не ведай! Знаток лошадей, я мечтаю возничим Служить при царе, наделенном величьем». Вирата сказал: «Богатырь мощнолицый, Я дам тебе деньги, жилье, колесницы, Ты станешь возничим моим, о пришелец. Откуда ты родом, знаток и умелец?» Ответствовал Накула речью такою: «Юдхиштхиры некогда был я слугою, Был царским возничим и главным конюшим, - Смотреть не могу на коней с равнодушьем! Быть стражем коней - вот мое увлеченье, Искусен я в их обученье, в леченье. Среди жеребцов и кобыл неисчетных, Мне вверенных, не было робких животных, Растил их, берег я для битв и забавы... Я - Грантхика: так меня звали пандавы». Тогда повелителя речь зазвучала: «Отныне тебе отдаю под начало Я всех лошадей своих, все колесницы, Всех конюхов нашей страны и столицы. Но, с царственным станом и властным обличьем, Как можешь ты конюхом быть иль возничим? Гляжу на тебя - и волнуюсь, не скрою: Не сам ли Юдхиштхира передо мною? О, где он, владыка великоблестящий, В какой он блуждает неведомой чаще?..» Так юноша, словно бессмертных вожатый, Был принят с почетом и лаской Виратой. Потомки Панду, подчиняясь обету, В скорбях и мученьях скитаясь по свету, Владыки приют обрели на чужбине: У матсьев, неузнанны, жили отныне.