Военачальки Раваны. Часть 59.

Москва, Художественная литература - 01 января 1974
аудиокнига для начинающих из раздела «Шастры и духовные писания» со сложностью восприятия: 1
длительность: 00:08:39 | качество: mp3 64kB/s 4 Mb | прослушано: 147 | скачано: 331 | избрано: 0
Прослушивание и загрузка этого материала без авторизации на сайте не доступны
Чтобы прослушать или скачать эту запись пожалуйста войдите на сайт
Если вы еще не зарегистрировались – просто сделайте это
Как войдёте на сайт, появится плеер, а в боковом меню слева появится пункт «Скачать»
Вибхишана мудрый не медлил со словом ответным: «Возвышенный доблестью воин с лицом медноцветным, Чей слон под своим седоком головою качает, А сам он, как солнце взошедшее, блеск излучает, Зовется Акампаной. Следом несется, в отваге, Угрюмый воитель со львом благородным на стяге. И лук у того храбреца, что летит в колеснице, Блистает, как радуга - у Громовержца в деснице. Слоновьих изогнутых бивней ощеривший пару, Главенством своим он обязан незримости дару. Он - Раваны сын, Индраджит, этот ракшас клыкастый! А лучник неистовый, схожий с Махендрой иль Астой, Что встал в колеснице, огромное выказав тело, И лук исполинских размеров напряг до предела - Смельчак и силач. Называется он Атикайя, А тот медноглазый, сидящий, очами сверкая, На буйном слоне, что гремит колокольцами яро, - Воитель отважный, бестрепетный муж, Маходара. Свирепо ревущий, прославленный твердостью духа, Он имя своё получил за великое брюхо. Блистающий всадник, что высится снежной горою, В броне облаков, озаренных заката игрою, Как молния, быстрый, в бою неразлучный с удачей, Бесстрашный седок, под которым трепещет горячий Скакун в раззолоченной сбруе, - зовется Пишачей. А этот, разубранный весь, в одеянье богатом, Что держит зазубренный дротик, отделанный златом, И едет верхом на быке, словно месяц, рогатом? Оружьем своим досаждает он целому миру, И знают повсюду его, государь, как Триширу. Взгляни на того, темнокожего, с грудью могучей, На Кумбху - воителя, обликом схожего с тучей. Не знающий промаха лучник, эмблемой для стягов Избрал он змеиного раджу, владыку паннагов. Махая тяжелой, гвоздями утыканной часто, Покрытой узором алмазным дубиной комлястой, На битву Никумбха, овеянный славой, стремится, А дивная палица пышет огнем и дымится! Врагов сокрушитель, Нарантака, с видом надменным Летит в колеснице, снабженной оружьем отменным, Украшенной пестрыми флагами, блещущей яро. Скалу многоглыбную выломал он для удара. А десятиглавый, очами сверкающий дико - Богов устрагаитель и ракшасов буйных владыка, Чей лик, окруженный звериными лицами, блещет, - Под белым зонтом с драгоценными спицами блещет! Огромный, как Виндхья, властительный, великомудрьш, Он схож с окруженным зловещими духами Рудрой. Как солнце, в алмазном венце и подвесках алмазных, Является он среди ракшасов зверообразных. Ты видишь владетеля Ланки, её градодержца, Что Ямы унизил гордыню и спесь Громовержца!» И, глядя на Равану, во всеуслышанье, веско, Вибхишане Рама ответил: «Безмерного блеска Исполнен Владыка Летающих Ночью, и трудно Его созерцать, как светило, горящее чудно. Нам кажется облик его, расплываясь в сиянье, Полуденным солнцем в своем наивысшем стоянье. Поверь, обладать не дано этим блеском ужасным Ни демонам, ни божествам, ни царям грозновластным. Свирепые духи дружиной своей разноликой Несутся с оружьем за двадцатируким владыкой. Несметная силища! Горы подняв над собою, Стремятся страшилища гороподобные к бою. Их раджа, как Яма всевластный, с петлей наготове, Грозит уничтожить созданья из плоти и крови». Сказал Добромыслящий: «Мне предначертано роком Узреть злоприродного Равану собственным оком. Вибхишана, мощь моего справедливого гнева Падет на того, кем похищена Джанаки дева!» Видя, что лучшие из воителей его сражены в этой невиданной доселе битве, Равана в сверкающей, как солнце, колеснице выехал из ворот Ланки. Начинается новая страшная битва. Вот уже и Хануман распростерся на земле, поверженный грозной дланью Раваны; гигантское копье пове лителя ракшасов поражает отважного Сугриву, царя обезьян; дивный зод чий Нила ранен стрелой повелителя Ланки, он шатается и отступает. Лакшмана осыпает могучего врага тучей стрел, но тот улучает мгновенье и посылает в голову сына Сумитры стрелу, дарованную ему некогда са мим Брахмой. Лакшмана падает в потоках собственной крови. Но перед этим успевает пронзить грудь Раваны тремя стрелами. Царь ракшасов взревев от боли, пронзает Лакшману чудовищной величины копьем. Но в этот миг Хануман, оправившийся от удара, встаёт и страшным ударом кулака сбивает с ног похитителя Ситы. Затем он выносит Лакшману из битвы. В бой вступает сам божественный Рама. Чередою метких стрел он убивает колесничего Раваны и лошадей, раскалывает вдребезги колесницу, а затем щит, и лук, и стрелы грозного царя, затем сбивает с древка его стяг и, наконец, поражает в грудь Равану и сносит с его головы драгоценный венец. Равана стоит перед Рамой в ожиданье смертельного удара, но великодушный воитель щадит его и от пускает обратно в Ланку. Равана посылает ракшасов за Кумбхакарной - последней своей на деждой в битве с божественным сыном Каушальи.