Рассказ Шумантры о проводах Рамы. Часть 59.

Москва, Художественная литература - 01 января 1974
аудиокнига для начинающих из раздела «Шастры и духовные писания» со сложностью восприятия: 1
длительность: 00:05:59 | качество: mp3 64kB/s 2 Mb | прослушано: 232 | скачано: 361 | избрано: 0
Прослушивание и загрузка этого материала без авторизации на сайте не доступны
Чтобы прослушать или скачать эту запись пожалуйста войдите на сайт
Если вы еще не зарегистрировались – просто сделайте это
Как войдёте на сайт, появится плеер, а в боковом меню слева появится пункт «Скачать»
Вернувшись в Айодхью, поведал царю колесничий, Что стала держава обширная горя добычей. «Поникли деревья прекрасные, полные неги, - Сказал он, - увяла листва, и цветы, и побеги, О раджа, везде пересохли пруды и озера, И в дебрях не видно животных, приятных для взора. Не бродят стадами слоны трубногласные в чаще, Немой и пустынной, как будто о Раме скорбящей. Сомкнулись душистые лотосы, грязным налетом Подернута влага речная и пахнет болотом. Не видно ни рыбок, ни птиц, умиляющих душу, Весельем своим оживляющих воды и сушу. Густые деревья, что были цветеньем богаты, Теперь оскудели, утратив свои ароматы. Где ветви клонились, плодами душистыми славясь, Там вянущий цвет не сменяет упругая завязь! О бык среди Ману потомков, при въезде в столицу, Встречая пустую, без Рамы, твою колесницу, Никто не приветствовал нынче Сумантру-возницу! На Царском Пути я услышал толпы многолюдной Рыданья о Раме, свершающем путь многотрудный. И жены у башенных окон, сдержаться не в силе, Стонали и слезы из глаз неподкрашенных лили. И, Рамы не видя, прекрасные эти, в печали, Сквозь горькие слезы, друг дружку едва различали. В стеченье народа, где плакали все без изъятья, Друзей от врагов распознать не хватало понятья. Почуя людскую разладицу и неустройство, Слоны ездовые и кони пришли в беспокойство. О раджа великоблестящий, подобна отныне Столица твоя Каушалье, скорбящей о сыне». И слово супруге сказал наделенный всевластьем, Правитель Айодхьи, своим сокрушенный злосчастьем: «Без Рамы - тонуть в океане кручины остался! С невесткой - что с берегом бурной пучины расстался! Мои воздыханья, - сказал он, - как волн колыханье. Воздетые руки, - сказал он, - как рыб трепыханье. Горючие слезы, - сказал он, - морские теченья. И пряди седые, - сказал, - водяные растенья. Горбуньи коварная речь - крокодилов обилье. Кайкейи - врата в преисподнюю, морда кобылья!» Изнывающий от горя и тоски отчаявшийся Дашаратха вспоминает проступок своей юности. Как-то однажды он отправился на охоту. Ночью они притаился в лес ных зарослях на прибрежье Сарайю, куда приходили на водопой буйволы, тигры и слоны. Дашаратха был отменным лучником, он умел подстрелить зверя по одному только звуку, не видя цели. И вот ему послышалось, что булькает вода в хоботе слона, утоляющего жажду. Он выстрелил. Раздался жалобный крик. Оказалось, что попал он в юношу отшель ника, что спустился к реке наполнить кувшин водою. Меткая стрела пробила ему грудь. Он умер на руках Дашаратхи. Перед смертью он по просил царевича, чтобы тот поведал обо всем его родителям: ведь сле пые, дряхлые старики ждут сына, который пошел за водой, и ни о чем не подозревают. Дашаратха пришел в пустынную хижину и рассказал осиротевшим отшельникам о гибели сына. Отец юноши проклял Дашаратху: «Как мы умираем от горя по сыну, до времени от нас ушедшему, - сказал он, - так ты изойдешь тоскою по сыну, с тобой разлу ченному!» Отец и мать юноши совершили поминальные обряды и взошли на по гребальный костер. Дашаратха рассказывает об этом Каушалье. «Ныне сбывается провещание пустынника: я умираю в тоске по милому сыну», - говорит царь. При этих словах жизнь оставляет его. Айодхья, великий город, охвачен скорбью. Рама и Лакшмана - в из гнанье, Бхарата с Шатругхной гостят у царя кекайев Ашвапати, родного дяди Бхараты. Некому предать тело царя сожжению! Придворные поме щают его тело в чан с маслом и посылают гонцов за Бхаратой, новым ца рем Кошалы.