Пробуждение Кумбхакарны. Часть 60.

Москва, Художественная литература - 01 января 1974
аудиокнига для начинающих из раздела «Шастры и духовные писания» со сложностью восприятия: 1
длительность: 00:08:36 | качество: mp3 64kB/s 4 Mb | прослушано: 180 | скачано: 304 | избрано: 0
Прослушивание и загрузка этого материала без авторизации на сайте не доступны
Чтобы прослушать или скачать эту запись пожалуйста войдите на сайт
Если вы еще не зарегистрировались – просто сделайте это
Как войдёте на сайт, появится плеер, а в боковом меню слева появится пункт «Скачать»
Услышали ракшасы, что им сказал повелитель, И сборищем буйным бегут в Кумбхакарны обитель. Душистых цветов плетеницы несут, благовонья И прорву еды, чтоб ему подкрепиться спросонья. Пещера, окружностью с йоджану, вход необъятный Имела и запах цветов источала приятный. Но вдохов и выдохов спящего грозная сила - Вошедших бросала вперёд и назад относила. Был вымощен пол дорогими каменьями, златом. На нем Кумбхакарна, внушающий страх супостатам, Раскинулся рухнувшим кряжем и спал беспробудно В своей исполинской пещере, украшенной чудно. Курчавился волос на теле, что силой дыханья Коробилось, изображая змеи колыханье. Найриты дивились ноздрей устрашающим дырам И пасти разинутой, пахнущей кровью и жиром. Блистали запястья златые, венец лучезарный. Раскинув могучие члены, храпел Кумбхакарна. Втащили несчетных убитых животных в пещеру. Их туши свалили горой, наподобие Меру. Из многих зверей, населяющих дебри лесные, Там буйволы были, олени и вепри лесные. Вот риса насыпали груду, - не видно вершины! Мясные поставили блюда и крови кувшины. Стеклись йатудханы, как тучи, несущие воду. Куреньями стали дымить Кумбхакарне в угоду. Сандалом его умастили богов супостаты. Он спал и гирлянд благовонных впивал ароматы. Летающие по Ночам затрещали в трещотки, В ладони плескать принялись и надсаживать глотки. И в раковины, что с лупой соревнуются в блеске, Немолчно трубили, но звук не будил его резкий. От грома литавр, барабанов и раковин гула Творенья пернатые с третьего неба стряхнуло. Но спал Кумбхакарна, - лишь птицы попадали с тверди. Тогда принесли булавы и комлистые жерди, И ну молотить по груди его каменной скопом: Кто - палицей, кто - булавой, кто - дубьем, кто - ослопом. Одни Кумбхакарну утесом расколотым били, Другие тяжелой кувалдой иль молотом били. Хоть было их тысяч с десяток в упряжке единой, Далеко отбрасывал ракшасов храп исполина. Мриданги, литавры гремели вовсю, но покуда Лежал Кумбхакарна недвижной синеющей грудой. Коль скоро его пробудить не смогли громозвучьем, Прибегли к дубинам, и прутьям железным, и крючьям. Плетями хлеща по копям, по верблюдам и мулам, Топтать Кумбхакарну их всех понуждали огулом. И демоны спящего молотами колотили, Колодами плоть Кумбхакарны они молотили. И раковин свист раздавался в лесах густолистых, И гром барабанный в горах отзывался скалистых. Дрожала прекрасная Ланка от свиста и гула, Но чудище спало, и глазом оно не сморгнуло. И в тысячу звонких литавр ударяли попарно, Схватив колотушки златые, но спал Кумбхакарна. Не мог светозарный проснуться, послушен заклятью, Хоть в ярость привел он свирепую ракшасов братью. Хоть за уши стали кусать и кувшинами в уши Лить воду ему - не смогли пробудить этой туши! Хоть молотом по лбу его колотили до боли И пряди волос выдирали, кинжалом кололи, «Шатагхни» скрепили канатом и двинули разом, Но не шевельнулся гигант, не сморгнул он и глазом. Слонов у него пробежало по брюху до тыщи, Но был пробужден Кумбхакарна потребностью в пище. Не стадо слоновье, не глыба, не древо, не молот Его разбудили, а чрево пронзающий голод. И твердые, словно алмаз иль стрела громовая, Он выпростал руки свои, многократно зевая. Был рот Кумбхакарны подобен зияющей пасти, И вход в преисподнюю напоминал он отчасти. Был этот багровый зевающий рот по размеру Взошедшему солнцу под стать над вершиною Меру. Был каждый зевок, раздирающий пасть исполину, Как ветер высот, налетающий с гор на долину. Обличьем был грозен пещеры проснувшийся житель, И гневно блистал он очами, как бог-разрушитель. Глазищами с голову демона Раху, коварно Луну проглотившего, дико сверкал Кумбхакарна. И сразу неистовый голод с великим стараньем Он стал утолять буйволятиной, мясом кабаньим. И, снедь запивая кувшинами крови и жира, Хмельное вкушал этот недруг Властителя мира. Когда наконец от еды отвалился он, сытый, Летающего по Ночам обступили найриты. Он встал перед ними, могучий, как бык перед стадом. Собратьев обвел осовелым и заспанным взглядом. Весьма огорошенный тем, что внезапно разбужен, «Скажите, - спросил дружелюбно, - зачем я вам нужен?» Посланцы повелителя Ланки рассказывают Кумбхакарно о сраженье. Кумбхакарна по-прежнему упрекает брата в безрассудстве, однако обещает ему помочь.