История о величайшем преданном

17 марта 2010
история для начинающих из раздела «Шастры и духовные писания» со сложностью восприятия: 1
длительность: 00:16:38 | качество: mp3 56kB/s 6 Mb | прослушано: 1054 | скачано: 864 | избрано: 4
Ctrl+Б и Ctrl+Ю - замедлить или ускорить на 10% Ctrl+Left и Ctrl+Right - перемотки по 5сек

00:00:00 Знаете вот эту историю? Как был один преданный, величайший преданный. И он ходил в одном дхоти, он так был не привязан ни к чему. Он постоянно только о Кришне, служение, и все, и ходил в одном дхоти. Ну, не потому, что там дхоти не было или что-то. Некогда было, ему просто некогда было, он любил хороший дхоти, чистый дхоти любил, но так был погружен в служение, что, вот, как Девахути служила Кардаме, она о себе забыла, одежда её поистрепалась, она похудела, стала болеть, волосы её сплелись, но она даже этого не замечала. Почему? Почему человек не замечает иногда каких-то проблем? Потому что он во что-то погружен. А когда он погружен в тело, как он выглядит, какая у него одежда, какие у него волосы, тогда у него все в порядке может быть. А может быть и так, и сяк. У всех по-разному, сочетание красок.

00:00:53 И вот, он был величайшим преданным. И как-то раз у него прямо на одном месте, чуть ниже спины дхоти разъехалась, «вжииить» только. И, так сказать, стал всем виден его, так сказать, орган, мускулюс глютеус. Но он этого сильно не замечал, поскольку был погружен. И ему сказал один: «Харибол! Бабу». «Сам бабу, я дас». «Харибол! Прабуджи». Он так не говорил, конечно, мы бы так сказали: «[неразборчиво]», потому что ложного эго нет. Он подошел и сказал: «Харибол!, у Вас там мускулюс глютеус» открыто, выкатывается, светится. И он сказал: «О, Боже мой, о [неразборчиво]. О, Боже мой, не говорите», и пошел. Он перевернул это дхоти вперёд и стал думать: «Что же делать? Как же я так служу, так сказать, с голым задом». Хотя там была каупина, как вы знаете, каупина иногда так выглядит, так, не поймешь, что она там есть. И он стал думать: «Что же делать?».

00:01:55 И у него была зубочистка, и он взял зубочистку, вытащил из кармашка, сделал на конце дырочку. Дооолго делал, он так, прям, в эту деятельность погрузился. И вот, смотрите, сидит человек, да, так, дырка такая, и у него в руках палочка, и он так сосредоточенно дырочку делает. И все смотрели, думали: «Что? Чем он таким трансцендентным занят?». Потом он взял край дхоти, например, во, вот такой, во. И он был, такой, выдумщик, и он так ниточку «тррр», ну, вообще, знаем, так ниточку, «трррр», чтоб зашить-то, «трррррр», и длинная нитка. И он в эту зубочистку ниточку, раз, засунул: «Оба, все!», и начал, [неразборчиво] и зашивать. И уже, вот, прямо, прямо до середины дошел, долго сидел, зашивал. Ну, таких, как-то, больших качеств нету шить-то, и так вот, такой, операционный шов получается. И он так…. И когда он так это подтягивает, вы знаете, да, кончик, он сюда ближе приближается. И он, поскольку погружен в этот келоидный шов, так сказать, он дергает, дергает, и так, потом уже прямо в центре, в середине деятельности, вот так, раз, дернет, нитка [неразборчиво], вот так. И он опять, раз. Возьмет. И когда он это тянет, [неразборчиво] и порвутся. И вот, «шварк», оборвалась нитка, а узелка нету. И он понимает, что она, так сказать, будет ходить, она…, и он её, раз, так, где длинная становится, узелками завязал, и вот, несколько сантиметров. Опять вытягивает, опять сядет, и так весь день он сидит. И опять шьет, шьет, опят [неразборчиво]. «На», об пол эту, сядет, посидит, но надо зашивать. Опять возьмет, и опять.

00:04:05 И вот, когда он сидел, занимался этой, так сказать, трансцендентальной деятельностью, он был великим преданным, как раз Господь Шива с Парвати летели, облетали, есть такой коридор, специально Рудра там летает. И, так сказать, Рудра по своему коридору, так сказать, со своей женой, на быке едут, летят. И когда Господь Шива пролетает, иногда, прямо среди ясной погоды тень какая-то появляется. Это, между прочим, это до сих пор происходит. Ученые никак не могут понять, что это такое. Среди ясного дня вдруг тень, раз, появляется, «вжик», и быстро исчезает. Это есть, феномен в природе такой есть. Ну, они, там, говорят, что там что-то такое происходит. На самом деле, это Господь Шива пролетает. И когда он мимо солнца пролетает, от него, от Парвати, от быка, тень такая, «вжик», быстренько «вжик», и исчезает. И они пролетали, и Парвати, она так смотрела вниз, так, все, и они разговаривали о преданных. Она сказал: «Почему вот эти преданные, они как-то, вот, себя, так вот, ну, как-то, вот, как-то однобоко воспринимают. Они говорят: «О, Шива преданный, преданный, великий преданный, а вот, чтобы там, так сказать, Шива, как-то себе ухо проколоть, там, так язык проколоть, там, что-нибудь, так, ну, что-то, разрезать себя, там вот, для тебя, они как-то никак вот так, вот, это не делают. Как-то, какие глупые аскезы, вот, применить, да, допустим?». Он говорит: «Ну, они преданные. Зачем? Им не нужны никакие материальные блага, ничего». Она сказала: «Кому они нужны? Преданным не нужны. Хи-хи-хи», и она засмеялась: «Преданным не нужны материальные блага, ну-ну». Она сказала: «Дорогой мой, ну, ты, по-моему, глубоко заблуждаешься». Он сказал: «Не, не, преданным, настоящим преданным, которым, о которых я тебе говорю, им ничего не надо».

00:05:48 И они так летят, и она говорит: «Во, во, смотри, сидит», и она увидела с тилакой сидит и…, потом что-то бросает, опять сидит, потом поднимает, опять. Она говорит: «О, смотри, что, что он там делает? Смотри, чем он там занят? Что это за такая странная деятельность?». Она не понимает. И они остановились. И как раз, они остановились, когда солнце пролетали, и такая тень, «бум», и тень, как раз упала, поскольку они на него смотрели, тень упала именно на то место, где он сидел. И он так, раз, что-то света мало стало, вообще, уже дырочку не видит. Смотрит, он так в тени, тут - свет. Он [неразборчиво] посмотрел, солнца на месте, но тень какая-то [неразборчиво]. Они, раз, передвинулись в сторону, [неразборчиво]. Он раз на [неразборчиво] место пересел. Он говорит: «Во, вайшнава». Она сказала: «Вот, давай. Вот, смотри, спорим, что у него есть материальные желания?». Он сказал: «Нет». – «А спорим, что есть?». «Нет». – «Дорогой муж, ты смотри, я тебе просто объясню, (прошу слушать внимательно, психология Матаджи). Мы пролетаем, мы проле…». Потом она подумала и сказала: «Ты пролетаешь, ты – такой…. Кто здесь хозяин? - она сказала - Ты пролетаешь. Да, твоя тень – это благословление, а смотри, что он, этот преданный. Как ты говоришь, такие они хорошие. Смотри, как он пренебрежительно относится, даже твоя тень- благо, а он от нее «вжик» и что-то там. Ты опять ему милость, а он «вжик». Посмотри, дорогой, он же тебе прямо, оскорбление наносит». Шива улыбается: «Да что ты. Он что-то там делает, зашивает что-то». – «Ничего он не зашивает. Специально, это вызов он тебе бросает. Он тебе бросает вызов!». И она начинает концентрировать его. [Неразборчиво]. И Шива улыбается, он говорит: «Да, не, он просто зашивает дхоти у него. Видишь? Вон, посмотри внимательно у него, там, дырень какая. Он дхоти зашивает». И она говорит: «Я тебе говорю, что у него есть материальные желания. Нету таких людей, у которых нет материальных желаний». Она сказала: «Я тебе сейчас докажу».

00:08:11 И они, раз, и проявились перед ним. И он в этот момент сидел там. И поскольку преданный, он так, умеет погружаться во что-нибудь напрочь, и когда они перед ним уже стоят, смотрят, а он сидит, он на них ноль эмоций. Он уже в самадхи, когда все чувства погружены в один объект. Он сидел так…. И он так, знаете, посмотрел… потом: «Ой» И потом дандаваты. А у него такая дырень. Он опять погрузился в другой объект, уже на себя ноль эмоций. дандаваты... Шива. Шива, он улыбается, довольный. Шива – преданный Господа, так сказать, и он такой: «Харибол, Харе Рам». Парвати такая, недовольная, и она на Шиву смотрит и говорит Шиве: «Ты видел, да? Ты видел? Этикет нарушает. Ты видел? Он тебя, вообще, ни во что не ставит, на самом деле. Он этикет нарушает. [Неразборчиво]. А он, смотри». Шива сказал: «Да отстать ты. Что ты все это? Нормальный преданный. Что? Ну, погруженный зашиванием дхоти. Что ты во всем видишь какие-то подвохи, подвохи, крамолы какие-то? Что ты? Успокойся!». И тогда Парвати сказала: «Поскольку ты, вот, нас удовлетворил». Вайшнава подумал: «Что ж….? Чем я мог удовлетворить Парвати?». Потом он стал думать: «Тот, кто служит Кришне, одновременно удовлетворяет всех», этот момент его как-то успокоил. Он подумал: «А, значит, все-таки, Кришна принимает мое служение. Неужели, а? я все время думал, что ни фига он не принимает. Что не сделаю, все неправильно. У меня просто есть желание как-то его удовлетворять как-то, но…. Значит, все-таки, все-таки, Кришна принимает. Ну, он милостив, даже от меня…». И он так стал думать, преданный.

00:10:17 И Парвати сказала: «И вот, мы снизошли перед тобой, значит, что?». Он говорит: « Что так? Спасибо большое. Харе Кришна, я вас вижу». Она опять к Шиве: «Смотри, он издевается. Великие йоги, великие йоги совершают суровые аскезы, чтоб просто нас увидеть, чтоб вымолить какое-то благословление, вымолить!!! Плачут, ползают, себя истязают, голодают, принимают суровые аскезы, а он говорит: «Спасибо». Он не во что не ставит, он, вообще, плевал на нас, чихал, особенно на тебя, - она говорит – Я-то ладно, я же женщина, скромная, невинная. Я такая, вообще, прям, [неразборчиво]. Он на тебя чихал, плевал, вообще!». Шива опять: «Ну, ты ж…. Что ты все время как-то вот так, вот. Что ты….?». Она: «Во-во-во, ты такой, вот, безвольный, такой, куда хочешь рули. Скоро на шею сядут тебе все!» Шива: «Дорогой, проси любое благословление [неразборчиво]». Тут преданный подумал: «А что эта с мужем [неразборчиво] стоит? А что я должен у жены просить буду? [неразборчиво]. И, вообще, так сказать, причём здесь она, вообще? По стандартам муж во главе, так сказать, все остальное сзади, все дыры сзади должны быть». Он стоял. Он говорит: «Да, как-то, вообщем-то, - он говорит – дорогая Парвати, приношу тебе свои смиренные поклоны, так сказать. Спасибо, я, в принципе, так сказать, честно скажу, как-то, вот, ну, не нуждаюсь. Как-то так, настолько падшая личность, да? Ну, серьезно. Я не хочу, - говорит – чтоб ты меня поняла так, но, вот, как-то я даже и не знаю даже, о чем тебя просить». Ой, как она…. Она сказала: «Чтоооо???? Да, хлеще тебя тут передо мной стелются! Да ты кто такой? Я ничего не хочу, как-то, ну, вот, так, не знаю», И она сказала: «Ну, смотри, это, это уже явно он тебе плюет тебе в лицо! Он тебе через меня плюет прямо, вот. Вот, прямо, «тьфу»! Ты разве не видишь, что он, говоря так обо мне, плюет-то куда? Ты….». И она так…. «Ты понимаешь, куда он плюет-то? О, какой, ну, он ничего не видит!», [неразборчиво]. Он наплевал на тебя, но в моем лице».

00:12:55 Шива улыбался. Ну, Шива был…, вернее Шива – он всегда Шива, он благоприятствовал, вообще, хотя и с невеждой всю дорогу. Шива улыбался: «Успокойся, успокойся. Ну, что ты? Ну, что ты, дорогая? Я, конечно, понимаю твоё положение, очень такое. Ты, конечно, все тебе принадлежит здесь в этом мире. Ты Маха Майя, великая иллюзия, но пойми, преданный, он немного другое положение занимает.» Она сказала: «Давай ты тогда. Да, я вот такая, ладно, пусть я такая. Я такая, да? Я такая! Пусть все». И она такая [неразборчиво]. Шива заулыбался, говорит: «Ну, ну, смотри. Ну, что ты начинаешь?». Шива сказал: «ну, дорогой, ну, попроси чего-нибудь у нас, а? Ты ж видишь, у меня даже проблемы начались. Ну, что тебе стоит, ну, попроси какое-нибудь материальное благословление. Она пусть успокоится. [неразборчиво], посмотри, я, ты, ты, я вот тебя понимаю, я-то тебя понимаю, - он говорит - Я сам такой, я тебя понимаю. Ну, видишь, с кем связался [неразборчиво]. Что сделаешь? Она классная [неразборчиво], все то, да потому, так сказать. Ты попроси что-нибудь». И вайшнава сказал: «Ну, Господь, если ты просишь, ты, Великий преданный Господа Санкаршаны, как, если ты просишь. Для меня твоя просьба – это…. Ну, ты знаешь, мне ничего не надо, мне, вот, как-то, вот, мне ничего не надо, у меня все есть», И сидит с такой дыренью, даже иголки нет. И он держит эту зубочистку. И он стал думать: «Ну, что ж я могу. Вот, Шива стоит, [неразборчиво]. Надо подумать, что ж мне надо-то? [неразборчиво]». И опять проблема, у Парвати проблема началась: «Он издева…, он, он, смотри, он думает, он специа…. Он, вообще, он тебя, вообще, ни в…. Ладно я… - она сказала – но тебя он, вообще, ни во что не ставит! Да он…». И она, прям. Он сказал: «Подожди, подожди, сейчас он попросит материальные вещи. Ну, попроси что-нибудь материальное, я тебя прошу. Сейчас проблемы начнутся. Ты же знаешь её, проблемы начнутся». «О, поскольку вы здесь, Господь Шива и Парвати, прошу вашего благословления». Она сказала: «О! Я тебе что говорила? В итоге-то, смотри, вот». И она стала, приготовилась поднимать руку. Шива что-то так, тоже так он напрягся, думает: «Что там? Неужели, правда?». И он сказал: «Это полностью материальное желание у меня есть, - сказал – Благословите на меня, чтобы у меня нитка из зубочистки не вылетала! Больше я ничего не хочу».

00:16:08 Парвати была побеждена. Шива повернулся и сказал: «Ну, как? – он сказал – Благословляю! Жена, Ну буду я ещё». Она сказала: «Ну, я тебе прошу». «Ну буду я ещё». «Ну, ладно, можешь получить». [Тататсу]. И он благополучно, наконец-то, зашил себе дхоти, и продолжил своё преданное служение.

00:16:41 Харе Кришна.

транскрибирование: Анастасия Будашева | Георгиевск | Россия | 08 апреля 2012