Гармония в семейных отношениях

01 июня 2007
лекция для начинающих из раздела «Психология» со сложностью восприятия: 1
длительность: 01:21:59 | качество: mp3 24kB/s 14 Mb | прослушано: 795 | скачано: 1075 | избрано: 13
Прослушивание и загрузка этого материала без авторизации на сайте не доступны
Чтобы прослушать или скачать эту запись пожалуйста войдите на сайт
Если вы еще не зарегистрировались – просто сделайте это
Как войдёте на сайт, появится плеер, а в боковом меню слева появится пункт «Скачать»

00:00:03 Пожалуйста, вопросы..... по всей теме, сейчас можно задать.
[Из зала] Вячеслав Олегович, а как, все-таки с исключением родственных отношений, познать младшего, потому что в каком-то аспекте, он все-таки может оказаться старше [неразборчиво]. Если к равному, надо относится, как к старшему, уважительно, то с младшим действуют немножко другие принципы: мы должны ему покровительствовать, наставлять. Здесь можно, как-то вот ошибиться [неразборчиво]

00:00:56 [Рузов В.О.] Мы говорили о том, что правильная идентификация, это когда мы всех воспринимаем как старших. Но в соответствии с культурой, мы ведем себя определённым образом, деля наши отношения на отношения со старшими, равными и младшими. Поэтому вот эта правильная [кашляет] правильные взаимоотношения между старшими? равными и младшими возможны только, если мы в действительности воспринимаем всех, как старших. Только в этом случае. Иначе, так или... так сказать, вот в том или ином каком-то варианте, значит, отношения будут носить некультурный характер. То у них будет какая-то форма насилия, у них будет нечто такое, оскорбляющее.

00:01:55 Поэтому, вообщем-то, как мы и выясняли, в нашу задачу не входит, вообщем-то долго по этому вопросу размышлять, расставлять всех, распределять по трем колонкам. Нет. В нашу задачу входит ко всем относиться как к старшим. Это факт. Но, просто, эти отношения будут окрашены вот этими правилами культуры, которые подразумевают в себе некоторую тонкость в этом. Поэтому, если человек в чем-то нуждается, например, нашел покровительство, то это будет носить аспект покровительства. Тут уважение будет носить аспект покровительства. Если это некоторое взаимопонимание, то это будет носить аспект дружелюбия. Если это некоторое обучение, то будет носить такой аспект ученичества. Поэтому просто будет оттенок определённый. Определенный оттенок, но не так, что мы, так сказать, вешаем какой-то номерной знак на грудь, какой-то ярлык, записываем его, вообще, в какую-то таблицу и ведем себя определённым образом. Нет.

00:03:21 Мы говорили, что это, вообщем-то, и есть человечность. Человечность - это когда в любых отношения мы чувствуем уважение, в любых отношениях. Будь мы младшими по отношению к кому-то, равными или старшими, мы чувствуем уважение. Как только мы перестаем чувствовать уважение, все это, в общем то, перестает носить в себе какую-то культ...культурную платформу, все это становится бесчеловечным. Поэтому, вообщем-то, отношение к младшим без уважения - это будет некультурное отношение, то есть это уже не будет, вообщем-то, правильной взаимосвязью. Отношение с равными без уважения, тоже не будет отношением, и отношение к старшим без уважения тоже аннулируется. Поэтому, в общем то, и не стоит перед нами вот эта какая-то глобальная задача. в распределении. Нет.

00:04:14 Мы уважаем всех, а оттенок, он естественен по своей природе. То есть вот это вот старшинство и покровительство, оно естественно. То есть, если кто-то нуждается в вашей помощи, вы это поймете. А если вы чей-то ученик, вы тоже об этом догадаетесь. То есть все просто. Вообщем-то, большой проблемы нет. Поэтому, просто, добавится этот оттенок, добавится эта тонкость. Поэтому-то мы и говорили, что, несмотря на то, что есть это разделение, но фактически это разделение только в тонкостях. А глобальная идея в том, что наша человечность выражается в уважении всех, и тех, и других, и третьих. И только тогда мы начинаем в действительности испытывать радость от общения. Так как, если мы кого-то не уважаем, значит, мы всех не уважаем.

00:05:09 Помните «любишь меня - люби мою собаку»? То есть мы не можем прийти к кому-то в дом, и говорить, что мы родителей любим, а собака у вас поганая! Нет. Если уж мы принимаем кого-то, уважаем, то мы должны уважать все окружение. Все! Все, что с этим связано. Если мы хотя бы что-то не любим, это уже подходит под категорию какого-то, так сказать, некультурного поведения. Поэтому, если вы пришли в гости, и уважаете хозяина, нужно уважать все в этом доме: сам дом, чем вас кормят, окружение, как в нем пахнет. Все надо уважать. Нужно ходить и радоваться тому, что развешено на стенах, тому, как все оформлено. Вот, то есть мы, уже не имеем права проявлять какое-то неуважение к чему-то. Тогда, вообщем-то, что-то меняется в жизни.

00:06:13 Как раз проблема состоит в том, что материализм, такое, вот, грубое, жесткое поведение, оно выражается в том, что мы проводим очень такую глубокую, однозначную границу между отношениями. «Все, здесь только вот это мои враги! А вот это вот, да. Вот этих я уважаю. Ну, а эти непонятно кто. С ними потом разберемся». То есть такие, вот,...на категории «свой, чужой». Такая очень жесткая категория «свой, чужой». Если кто-то не попадает в категорию «свой», то он не достоин нашего уважения, не достоин. Он достоин нашей критики и презрения. И не важно кто он там, старший, младший или равный. Он не наш. Поэтому мы видим, что это проявлено даже, вообщем-то, в социальных группах, которые должны нести культуру, например, в религиозной среде. Это ярко проявлено «свой, чужой».

00:07:16 Есть религиозные группы, где это жесточайшем образом проявлено. Очень опасайтесь таких групп, опасайтесь. На самом деле это не религиозные группы, это просто бескультурные группы. Поэтому не важно как себя называют люди, даже если это супер какие-то названия, они прикрываются какими-то идеями философскими, но если проявлено вот это жесткое разделение на «свой, чужой», это просто некультурно. Поэтому нет ничего глубокого, то есть полное непонимание того, что происходит. Люди могут говорить: «Мы все братья и сестры» и ненавидеть представителей другой концессии. Там что не братья, не сестры, там кто? Кто там, если не братья, сестры? [смеется] Очень подозрительно. И вы можете увидеть, прийти в какую-то среду, и все будут обниматься, целоваться, говорить: «Мы все дети одного Бога». Если вы скажете, что вы с другого направления, «семидесятипятидесятники», то все, тут же начнутся огромные проблемы. Скажем, вы уже не будете братом и сестрой, вы будете исчадием ада, врагом номер один. Поэтому нужно быть аккуратным, аккуратным и понимать, что, вообщем-то, все обретает смысл только тогда, когда есть уважение, все обретает смысл. Тогда все это становится ценным, действительно интересным. И даже в этом нет большой духовной идеи какой-то, но в этом есть уважение, в этой среде можно находиться. Это факт. Может вообще не быть никакой идеи, просто... просто человечность. В этой среде вы сможете хорошо себя чувствовать, нормально себя чувствовать.

00:09:10 Часто, знаете, ааа... развиваясь, мы пытаемся в семье создать высокую духовность. Это одна из ловушек. Мы требуем друг от друга чего-то, один пытается в свою идею перетащить, другой в свою идею перетащить, все борются насмерть, доказывают друг другу правильность той или иной концепции. На самом деле тот и другой должны просто уважать друг друга. Это будут нормальные семейные отношения, где будет, вообщем-то, каждый сможет культивировать своё понимание духовности, и никакой проблемы не будет. Поэтому здесь есть достаточно такие серьезные проблемы в плане уважения. На основе этого происходит подмена. И как мы говорили, вот, подмена между духовностью, развитием человека, религиозностью. Очень такая сейчас серьезная подмена происходит.

00:10:17 Мы выясняли, мы разбирали это долго, что религиозный человек может быть абсолютно не духовным, а духовный человек может не выглядеть как религиозный. Поэтому сейчас мир, вообщем-то, стоит на этой платформе двуличия. То есть говориться может все, что угодно, но мы должны смотреть на реальное поведение человека. Вообщем-то, качество проявляется реальным поведением. И в реальном поведении должно присутствовать уважение. Если это уважение присутствует, мы способны это уважение увидеть и прочувствовать, значит, вообщем-то, это достойно нашего внимания. То есть любое уважение достойно вашего внимания, потому что из уважения можно извлечь понимание. Помните мы говорили, да, что если мы уважаем человека, мы понимаем его. А любое понимание, вообщем-то, пойдет [кашляет] нам на пользу. Потому что и мы поймем, и нас поймут.

00:11:21 Но если уважения нет, даже если самые высокие слова говорятся и самые высокие идеи, мы просто не поймем друг друга, толку никакого, поэтому общение бесполезно по своей природе. Оно просто приведет к противостоянию. Вот... Люди собираются, начинают спорить друг с другом. Телепередачи сейчас на этом, я смотрю, построены. Они спорят, к барьеру и абсолютно не уважая друг друга, просто орут в голос, просто орут, перекрикивают друг друга. И зрители оценивают кто - кого перекричал. На самом деле они оба проиграют, оба, потому что нет уважения. При уважении не нужно приходить к барьеру, воевать, орать, кричать.

00:12:16 Уважение - это естественный способ взаимопонимания. Невозможно ничего доказать без уважения, абсолютно невозможно. Поэтому вот за этими вот такими скрытыми какими-то идеями очень интересными иногда, вот, скрывается глубочайшее неуважение, и просто развитие нулевое. например, все возможные около духовные общества сейчас, какие-то такие.... «софские» такие, знаете, «софские». Множество разных идей, все, все, что хотите, изучается. И люди собираются, и каждый раз приглашают нового лектора. Такая концепция, знаете, всем собраться в какое-нибудь общество современного знания, и приглашают разных лекторов, всех. И идея такая, что мы всех уважаем, всех слушаем, всех уважаем. Но в реальности не уважается никто. Каждый стоит на своей концепции, каждый принимает только то, с чем согласен, и, вообщем-то, все превращается в такой небольшой цирк. Но...так сказать, каждый раз новый лектор - развлечение. На самом деле пользы ноль, в таких обществах невозможно развиваться, так как нет уважения, его просто нет. Поэтому все слушается, но ничего не понимается.

00:13:38 Я в такие места даже не хожу, принципиально, если я вижу, что общество именно на этой платформе. Как только мне говорят, что «мы каждую неделю приглашаем нового лектора и не могли бы Вы к нам прийти?», я сразу говорю: «Извините, нет смысла время терять, сразу нет смысла время терять. Это лучше вы ко мне приходите». Я не хожу в такие общества, принципиально, потому что толк нулевой! Нулевой, то есть было бы даже спокойней просто, ну, даже собраться, и всем каждый свою книжку почитать. В принципе [неразборчиво] каждый принес свою книжку, и сели в кружок почитали. Говорим: «Ну, здорово пообщались», и пошли домой. То есть принцип тот же [смеется]. Поэтому, вообщем-то, чтобы такой....

00:14:21 Обычно нам требуется критерий, в какую сторону идти - идите всегда в сторону уважения. Вот поверьте мне, будет все легче и приятнее жить, если мы будем идти в сторону уважения. И не важно, там, сочетается это с нашей идеей какой-то, не сочетается. Но если мы выбираем то, где есть уважение, мы выбираем свою вот эту радость, спокойствие, удовлетворение, нам все легче и проще жить, все легче и проще. Это такой, вообщем-то, простой, очень культурный метод, скажем так, ааа... освободить своё сознание от этих, вот, бесконечных перипетий жизненной борьбы. То есть, если мы находимся в уважительной среде, уже не с чем бороться, можно просто спокойно развиваться. Можем освободить свои силы для собственного развития.

00:15:20 Если есть неуважение, нужно постоянно защищаться, нужно постоянно быть в защитном состоянии сознания, нужно быть в напряжении, в опасности, какая-то опасность. То есть отсутствие уважения - это опасность. А если мы напряжены, все будет плохо. Во-первых, времени не будет, сил не будет, мы будем болеть, все что угодно то есть. Просто невозможно находиться в напряженной ситуации. Представьте, что у вас две ножки на стуле осталось. Две сейчас убрать и две ножки оставить, уже все, лекция будет подозрительная для вас. Вам нужно будет постоянно балансировать, чтобы не упасть, вы будете в напряжении. Я все время проверяю свой стул перед тем, как сеть на лекцию, потому что, бывает, так сказать, не рассчитают весовую категорию, поставят такой деревянный стульчик. А русские деревянные стулья, у них имеют свойства все время выскакивать ножки вот эти [неразборчиво], и надо всю лекцию бояться [смеется]. Бояться надо всю лекцию. Поэтому все, все, все должно быть так, вообщем-то, уважительно, [смеется]

00:16:33 Уважительно все должно быть. Потому что, когда есть уважение, вот эта стабильность, она дает нам спокойствие, освобождает силы для развития. Уважение... Поэтому везде, где есть уважение, мы сможем развиваться. Везде, где есть уважение, мы сможем извлечь пользу из этого общения. И неважно насколько противоположны наши идеи. Идея может быть полностью противоположной, но мы можем быть счастливы, если есть уважение. То есть уважение даже противоположной идеи делает для нас приятное. Если мы уважаем человека, мы, слушая его противоположную идею нашей, будем испытывать радостные чувства, и нам это пойдет на пользу. Ощущали такое в жизни? Очень интересно... Хоть чуть-чуть нет уважения, даже одинаковую идею мы будем разбирать, и будем по мелочам биться на смерть. Понимаете, по мелочам. Одну и ту же, понимаете, одну и ту же, по мелочам будем биться...

00:17:33 Посмотрите, религии, ну, разделились на тысячи сект. На тысячи сект! Не на два, не на три. Тысячи! У нас маленький город был, Мухабар, так там полторы тысячи зарегистрировано вот таких организаций религиозных, полторы тысячи. И если вы их послушаете, то они просто не уважают друг друга. Вот, если собрать представителей разных духовных концессий, можно увидеть, что они воюют только по одной причине, они не уважают друг друга. А на самом деле разницы никакой, даже книжка одна и та же. [смеется] На основе одной и той же книжки [неразборчиво], на основе одних и тех же слов. Просто неуважение, просто тяжелейшее неуважение, тяжелейшее неуважение. Даже самый стабильный какой-то, вообщем-то, в своем проявлении Ватикан, и тот, наконец, дошел до политических интриг. И то, наконец, они стали воевать открыто друг с другом, Папу бедного смещать. Папа и так еле дышит, и то его начали смещать. Смотрите, как все это некрасиво. Все это некрасиво... Поэтому сейчас религия и духовность разделены. Есть жесткое разделение.

00:18:56 Религия сейчас, просто, - это политическая партия, не более того. Духовность немножечко отделена от религии, не всегда, так сказать, её можно найти по признакам религиозности. Нет. Духовность под другим признаком ищется. Духовный человек, действительно, воспринимает всех людей как своих братьев и сестер, а значит, он их уважает и любит. Вот это признак духовности. Поэтому мы не ищем какую-то религию, мы не ищем какое-то направление, мы не ищем какую-то концепцию, мы ищем с кем нам общаться. Вот, что мы ищем. И если человек уважителен, и в действительности воспринимает других как большую семью, в этом есть доля духовности. И это принесет нам пользу, из этого можно извлечь благо. Поэтому неважно, там, наша традиция, не наша традиция, ваша традиция. Наша традиция - это традиция всеобщего уважения. Вот это наша традиция. Понимаете? И неважно какую форму она сейчас принимает. Она может быть везде, спрятана.

00:20:06 Поэтому не ищите концепцию, ищите человека. Нашли человека - все будет хорошо. Мы можем найти концепцию, мы можем в ней... не найти человека, с которым бы можно было построить уважительные отношения. Это вот очень важные вещи. Очень важные вещи. И я уверен, что, если вы поговорите на эту тему с другими людьми, они не всегда с вами согласятся. Поэтому не волнуйтесь сильно по этому поводу. Объяснять что-то можно только тому, кто вас уважает. Поэтому уважающий человек вас поймет, не уважающему человеку вы не сможете это объяснить.

00:20:52 [Рузов В.О.] Ага. Еще вопросики, пожалуйста.
[Из зала] [неразборчиво] [зал смеется]
[Рузов В.О.] Я понимаю, да, но это не термин «уважение», этот термин называется «терпение». Не подменяйте терпение уважением. Да, мы можем терпеть друг друга, пока не начинаем выяснять, да, какие-то, вообщем-то, идеи. И когда мы начинаем выяснять идеи, вот тут уже проявляется, есть у нас уважение или нет. Потому что терпеть мы можем друг друга, если, так сказать, особенно не волнуемся по поводу «зачем и почему». Помните, да? Мы говорили. Вот если мы начали выяснять, зачем и почему, тут уже терпеть, так просто не получится. Тут уже все, или мы уважаем друг друга, а значит, сможем это принять, если не уважаем, начнется война. Поэтому, если не готовы принять «зачем и почему», не выясняйте «зачем и почему». Просто терпите друг друга и, как говорил... нам должно быть всё равно «зачем и почему». Все равно, потому что, если мы начнем это выяснять без уважения, будет большая проблема, вот, то, о чем вы сейчас описали. То есть это не проблема уважения, это, вообщем-то проблема того, что мы... ааа... вмешиваемся без разрешения, вообщем-то, в свободу выбора человека. Вот в это «зачем», вот это «почему»? Понимаете, вот, дома вообще не должно быть этих слов, «зачем и почему». Это может быть только, вообщем-то, по отношению к своему ребенку проявлять, «зачем и почему». Потому что, как только началось «зачем и почему», это уже начали скандал, все. Уже начали... уже начался скандал. Поэтому у нас и существует, да, вот это вот понятие, что «по кочану», вообщем-то, почему, [смеется] Поэтому начинается сразу «по кочану». То есть это некоторое вторжение. Вторжение, поэтому даже, вообщем-то, даже в воспитании нужно аккуратно с этим обращаться. Потому что «зачем и почему», даже в воспитании - это, хотя и кажется, очень логичным выяснить «зачем и почему», на самом деле, это некоторое вторжение в любом случае. Поэтому нужно как-то аккуратнее с этим, аккуратнее учиться.

00:24:20 [Из зала] То есть, получается так, практически все отношения могут [неразборчиво] на базе терпения?
[Рузов В.О.] Да, это нормально. Это нормально, потому что уважение - более сложная концепция. Из терпения можно перейти на уважение, то есть это возможно, да, то есть время способно перевести терпение в уважение, если терпение будет действительно культурным. Но если я терплю этого гада, потому что больше пойти некуда, это немножечко некультурное терпение. Мы должны в действительности терпеть, понимая, что наши качества не дают нам возможность установить более близкие отношения. То есть [неразборчиво] нужно, так сказать, понимать свою неспособность к более глубоким отношениям, вот тогда это будет такое грамотное, смиренное терпение. Если у нас наглое терпение, что я вынужден, просто, это терпеть до поры до времени, но как только будет лучшая ситуация, я тут же, все... то, конечно же, от этого толку никакого нет. Это уже не терпение, это уже, знаете, некоторое такое рабство. Раб, он тоже вынужден терпеть свою ситуацию и делать приятное лицо. Но он не терпит, он не добровольно терпит все это. Он вынужденно загнан в эту ситуацию. Угу....

00:25:52 [Из зала] Это значит, такой конструкции как, вот, уважаю, поэтому терплю, в принципе, не существует?
[Рузов В.О.] Ну да, в этом очень странная какая-то система, то есть уважаю, значит, понимаю. Уважаю, значит, терплю, это немножечко такая не очень верная связка. Она не очень верная, то есть тут... неверная связь. Лучше все-таки их разделить, то есть терпение может привести к уважению. Терпение может привести к..., если мы уважаем, мы уже не терпим, то есть это уже другой вид уважения, это уже другой вид отношения, другой вид отношений. Поэтому все-таки это будет некоторый вариант такого двуличия, некоторый вариант двуличия. Поэтому не будет, ааа... не будет это глубоким, не будет это удовлетворительным, каким-то приятным, не будет в этом такой человечной радости. Это будет таким очень напряженным. Поэтому вот так вот, вообщем-то, потихонечку, потихонечку в любом случае нужно двигаться в сторону уважения. Потому что уважение добавит жизни, ко всему добавит жизни. Просто терпение проблему не решит, так как, чтобы терпение перешло к уважению нужно правильно терпеть, так вообщем, грамотно, правильно терпеть.

00:27:26 Не всегда современный человек готов правильно терпеть, потому что вот эта культура терпения разрушена. Культура терпения разрушена. Тер...терпеть надо или все, или это не терпение. Поэтому, если мы терпим другого человека, но мы не терпим свои желания, терпеть другого человека тоже не получится. Рано или поздно мы не вытерпим и другого человека тоже. То есть терпение - это некоторый уровень внутренней культуры. Поэтому такой человек, он и себя терпит и других терпит. Поэтому, конечно же, достаточно высокая концепция - терпение. У нас это нечто другое, даже терпением назвать невозможно. Это просто загнанность некоторая, это загнанность. Мы загнанны в этот угол и просто не можем выйти из этой ситуации. Поэтому, вот такое, вынужденное терпение, оно толку не приносит. Терпение должно быть таким вот, именно, глубоким, культурным, философским, продуманным, грамотным. Как вынужденный голод, он не приносит здоровья. Голод должен быть добровольный, вот тогда он дает здоровье. А вынужденный пост, понимаете, ну, когда где-то начинался голод, люди от этого не здоровели, история показывает. Сейчас все об этом мечтают, вот как бы поголодать столько, вот было бы здорово. Но посмотрите, когда на какую-то страну обрушивался голод, люди не здоровели от этого, они просто умирали...тяжелейшим образом. Это должно быть добровольным. Вот в чем идея. Понимаете? Поэтому, когда это не добровольно, это уже не лечебная процедура, это уже не лечебная процедура. Поэтому также терпение, когда терпения вот в нем нет, вот этой, осознанности, добровольности. Он просто загнанный в угол, это уже не терпение, это уже такой маленький домашний «Освенцен». Мы просто вынуждены в нем находится, нам просто некуда деться, [кашляет] Бывает такая зажатость в ситуации.

00:29:35 Поэтому, вообщем-то, мы должны видеть разницу между этими явлениями, и стараться переходить на более культурные формы жизнедеятельности, тогда все будет меняться. То есть должна быть некоторая ясность. Ясность! Почему мы говорим, как раз, об уважении, потому что уважение дает ясность. В жизни очень важна ясность. Что может быть, до девяносто процентов всего, что мы видим, слышим и делаем, оно не ясно до конца для нас. Что эт такое, вообще, да? Но когда появляется ясность, называется ещё просветление, да? ясность, мы точно надо нам это, не надо, какие делать выводы, как себя вести, в чем смысл этого всего. Ясность дает нам возможность понят, какое конкретное действие приводит к развитию, а какое к деградации. Соответственно, получив эту ясность мышления, мы можем легко на, выбирать для себя то, что способствует нашему развитию, и отвергать то, что мешает нашему развитию. Без этого человек делает шаг вперед, два шага назад. Когда вот этой ясности нет, все. Но вроде бы, нам кажется, от этого польза будет, на самом деле - деградация. Поэтому вот это уважение, чем и для нас, в действительности, актуально тем, что проясняет ситуацию, проясняет ситуацию. Туман развеивается, мы видим куда идти. Поэтому мы так, вообщем-то, серьезно к этому подходим, без уважения ситуация не ясна. Как мы не поймем человека без уважения, так же и ситуацию мы не поймем без уважения. Она тоже будет для нас закрыта... закрыта! То есть везде, чтобы извлечь какой-то результат, должно быть уважение, понимаете, просто уважать! Мы говорили. Хотите понять книгу, уважайте эту книгу. Факт. Хотите понять ситуацию, нужно уважать всех участников этой ситуации.

00:31:49 [Рузов В.О.] Пожалуйста, ещё вопросики... Все, прошедшие темы, сейчас можно затронуть. Что ещё осталось... неясным, недопонятым, недоговоренным, в чем ещё нужно прояснить что-то? ага…
[Из зала] Что входит в понятие [неразборчиво]
[Рузов В.О.] Мы говорили о том, что давление - это некоторое превышение своих полномочий по отношению к чужой свободе воли. Когда, я считаю, что какие-то мои качества, какие-то мои достижения, дают мне возможность проявлять на...насилие, позволяют мне проявлять насилие. Поэтому давление, вообщем-то, это когда мы передаем знания без уважения, вот это давление. Понимаете? Давление - это, вообщем-то, в самом таком серьезном варианте, это передача знания без уважения. Поэтому, чтобы мы не передавали без уважения, это будет давление. Идею мы передаем без уважения - это давление. План какой-то мы передаем без уважения - это давление. Мысль какую-то передаем без уважения - это давление. Все что угодно, что бы мы не передавали без уважения, это давление. Давление, вообщем, такая основная характеристика, поэтому, вообщем-то, все другие признаки давления будут вторичны. Будут вторичны. Поэтому, если...аа...все выглядит как, как давление, но в этом есть уважение, это не давление. Например, воспитание тоже выглядит как давление. Но это не, не давление, потому что родители любят своего ребенка. Это, вообщем-то, более высокая платформа, чем уважение, поэтому это нормально воспринимается. Также, если руководитель уважает своих подчиненных, но он вынужден давить, никуда не денешься, поэтому также нормально воспринимается. Поэтому, вообщем-то, не по внешним проявлениям определяется давление, а по тому, есть ли уважение, опять таки, в этих взаимоотношения. Поэтому иногда приходится давить. Что делать? Но мы должны уважать, уважать...

00:34:51 Поэтому, когда происходит какая-то ситуация, где мы вынуждены применить какое-то силовое воздействие, какое-то, вообщем-то, нужно быть максимально уважающим. То есть Восток утверждает, что [вздыхает] меч можно применять только в том случае, если сердце мягко как роза, тогда... Вообщем-то, это рекомендация для воин. Тогда воин может доставать меч, только в этом случае. Если сердце воина твердо как железо, он не имеет права доставать меч, [смеется] То есть мячом можно пользоваться, только если сердце мягко как роза. Вот тогда это насилие принесет пользу. Тогда в этом будет действительно что-то полезное. Если сердце твердо как камень, нельзя применять насилие, потому что это уже будет, вообще-то, не решение ситуации, это уже будет не защита. Это уже будет какая-то форма, такая, агрессии, тяжелой агрессии. Поэтому мы также можем поступать в нашей жизненной ситуации. То есть должно быть уравновешенно наше милосердие, наша человечность и те формы давления, которые мы обязаны применять в ситуации. Поэтому, насколько мы любим этого человека, настолько должно, быть, может, быть и сильным давление. Поэтому, если у нас нет особой любви к этому человеку, давление должно быть минимальным, минимальным.

00:36:30 Если мы сильно любим, иногда можно применять серьезные формы давления. То есть родители могут даже, иногда, какую-то физическую силу к своему ребенку применять. Как мама меня тапком... воспитывала, очень так, доходчиво [смеется с залом] То есть это будет приемлемо. То есть вот эта гар...гармония должна быть ура... так достаточно отрегулирована, иначе, возникнет обида. То есть обида - это признак того, что уважение не соответствует давлению. Уважение не соответствует давлению, все, сразу же появляется обида. Поэтому, если почувствовали обиду, значит, или давите меньше, или любите больше. Так как любить больше - не от нас зависит, нет такого краника, который можно было бы повернуть, чтоб любить больше. Это не кран с холодной - горячей водой, чтобы раз и повернул. Поэтому, соответственно, нужно делать меньшим давление, меньшим давление. Поэтому, начинать нужно с малого, и как только вы почувствовали обиду, нужно давление чуть уменьшать, и примерно, вот, будет на этом уровне. В основном мы передавливаем, мы думаем, что отношения позволяют нам давить. Нет, уважение позволяет нам применять какие-то, вообщем-то, административные методики или ещё какие-то. Поэтому, вообщем-то, критерии очень просты, очень просты.

00:38:10 Вот то, что мы сейчас разобрали, это принципиально просто и это видно в жизни. Это реально видно, поэтому будь то дружеские отношения, будь то любовные отношения, будь то административные или воспитательные, все определяется вот, этим, уважением. И критерий того, что уважение закончилось обидой, поэтому и давление, вот, варьируется. Поэтому каждый находит, каждый должен сам это чувствовать, это, вот индивидуально, в каждых взаимоотношениях это индивидуально. Потому что, конечно, какое-то давление присутствует. Ну, как без давления? Мы же давим на стул, на котором мы сидим. Мы уважаем стул? Уважаем, но давим на него. [Смеется] Ничего не поделаешь. Он готов нас держать, «покаместь».

00:39:06 Заметьте, когда у человека пропадает уважение, даже природа становится против него. Такой один из косвенных признаков того, что наше уважение проходит, мы начинаем обо все спотыкаться, лбом стукаться, все задевать. У человека пропадает уважение, он становится таким жестким, жестким, поэтому обо все задевает. То есть, если мы жестки и неуважительны, то мы будем идти и обо всех спотыкаться, всех задевать своими плечами. Знаете, идет гордый человек, и все об него спотыкаются. Вот так, знаете, мужчины бывают так иногда наглые, он идет и он все. Знаете, обычно, когда мы идем, и много людей, так нужно обходить всех, да, аккуратно. Но иногда интересный идет какой-нибудь, видно, что такой здоровый мужик, он чувствует свою силу. И он идет и рассекает, знаете, как ледокол. «Дорогу», вот и все, толку никакого нет. Вот так же и мы, когда становимся неуважительными, начинаем обо все спотыкаться, обо все задевать, то есть препятствия появляются. Поэтому, когда человек уважителен, препятствий меньше становится. Ему легче идти, он просто ни за что не задевает, он уважителен. «Извините, подвиньтесь, ой-ей-ей, ой-е-ей». Прошел... Но если мы, вот, неуважительны, грубы, тут же появляются множество препятствий. Все, одни огромные препятствия. Поэтому, как правило, когда человек говорит, что «у меня очень трудная жизнь». А это не жизнь трудная, это просто его уровень уважения маленький, невысокий уровень уважения.

00:40:37 Жизнь, вообщем-то, она такая, достаточно интерактивная. То есть она отвечает на наши качества характера, интерактивная. Поэтому, если мы проявляем уважение, то, вообщем-то, мы способны гибко выходить из ситуации. Все так... Это не значит, что эти ситуации больше не встречаются в нашей жизни, нет, просто мы мягко с ними, так сказать, расстаемся. Мягко выходим из этих ситуаций. Как, знаете, если человек умеет нырять, то он очень мягко ныряет, да, входит в воду, даже брызг нет. Но если человек не умеет нырять, не дай Бог залезет на эту вышку, на высокую. Это будет все. Приключения бегемота называется. [Смеется с залом] То есть, вот, и вот также жизнь. Наша жизнь, она вот так вот и похожа, что мы так вот, мы разбегаемся и ныряем в какую-то ситуацию, и потом удивляемся, почему столько воды везде. [Смеется] Почему мы так «плюхнулись», и почему все от нас в разные стороны разбегаются. Поэтому нужно научиться входить в воду красиво. Уважать воду надо, уважать. Поэтому все надо уважать. И это даст нам, вот результат. То есть просто мы, я постоянно об этом говорю: «Что бы мы... чем бы мы не занимались, должно быть уважение». Если мы готовим пищу, нужно уважать продукты, нужно уважать посуду, нужно уважать кухню, нужно уважать все это, уважать, уважать... уважать... Если мы где-то учимся, нужно уважать учителей, уважать знания, [неразборчиво]. Если мы водим машину, нужно уважать правила дорожного движения, уважать тех, кто отвечает, там, за эти правила. Чем бы мы ни занимались, мы должны уважать! И тогда будет результат, результат. Не как иначе. Поэтому, вообщем-то, такая вот...

00:42:38 Может мы долго об этом говорим, я не знаю. Может, я уже даже озабочу немножко этой концепцией. Но все-таки, вот, если это, вот, отложится как принцип жизни, вот, вы заметите быстрые изменения, быстрые изменения. И потом вы, просто, не сможете терпеть неуважение в своем сердце, просто не сможете. Вам будет, вам будет страшно, больно и ужасно стыдно оттого, что в сердце возникло неуважение. Вот, чувствовал кто-нибудь это? Вот, просто, вот, вы не сможете жить больше с неуважением, настолько это высокая платформа - уважение. Она настолько высока и настолько дает высокие эмоции в жизни, что вы будете ощущать любое неуважение как, вообще, как величайшую боль, величайшую, как самое стыдное проявление своего сердца, самое стыдное проявление своего сердца! Поэтому, конечно же, качество, вообщем-то, сознания будет концептуально другим, концептуально другим. И это достаточно легко перейти на эту платформу, это легко. Это не что-то запредельное, это обыкновенная, такая, вот, вообщем-то, житейская культурная традиция - уважать...уважать... Оно должно проявляться во всем. Вообщем-то этому учили, просто, с самого детства. Это просто принципы воспитания, принципы культуры. Мы должны уважать... Уважать...

00:44:11 [Рузов В.О.] Аха... Еще вопросики. Что ещё осталось недовыясненным? Сомнения, подозрения...
[Из зала] [неразборчиво]
[Рузов В.О.] Аха, ближнекрылых, даа.....
[Из зала] [неразборчиво]
[Рузов В.О.] В этом проблема, да... Проблема в том, что мы психологически создаем слишком близкую дистанцию. Отношения, вообще, жизнь с родными может быть очень близкой, то есть у нас это вообще... мы как на разных планетах живем, в России. Если мы возьмем Восток, то, это, в одной комнате может жить двенадцать человек родственников, всех, всех мастей вообще. [Смеется] Потом, знаете, когда семья приезжает, там, в семье двадцать человек, они снимают одну комнату. Вот тут они приехали бы, и одну комнату сняли, и все двенадцать человек живут. Кровать прямо к стене ставят, матрасы стелют и все... ложатся штабелями. Понимаете, и там, и фактически не слышно, когда они, вообще, спят. То есть постоянно такой гул стоит, там же что-то они готовят, то есть, если к вам сюда приедет такая большая восточная семья, лучше сразу за... заранее подумайте [смеется с залом], потому что там такая традиция, то есть они привыкли жить вместе, вместе, о нормально. У них даже деньги есть, но они вместе живут. То есть, вот такая традиция. Но можно увидеть, что вот эта...ааа.. внутренняя дистанция очень глубокая. Очень глубокая, ооочень глубокая дистанция, никогда нет никакого такого панибратства или какого-то такого, вообщем-то, нарушения вот этих отношений, то есть переход на какой-то более близкий, никогда нет. Наоборот, даже я бы сказал, некоторый такой перегиб в дистанцировании есть, и очень трудно принимают нового родственника, очень трудно. Это целая проблема на Востоке, вот, в какую-то семью влиться, целая проблема. Очень трудно, пока вас все приму, потому что очень долго происходит процесс, вот этого, приближения, очень долго. Так как культура основана на дистанции, войти в чужую семью очень трудно. Поэтому, вот, для женщин там это целое испытание, потому что женщина приходит в другую семью. Для нее это целая ис... Она должна быть чрезвычайно воспитана. Поэтому девочек там воспитывают по максимуму, потому что, если она хоть чуть-чуть будет не воспитана, она просто не выдержит вот этого испытания. Представьте, что вам нужно войти в семью, где ещё двадцать женщин, и они вас в гробу видели, понимаете?. Ага.

00:47:53 [ Из зала] Они должны уважать друг друга...
[Рузов В.О.] Вот, не так все просто, потому что, если мы... Вообще, такого слова «должны уважать», я думаю, не существует. Мы или уважаем или нет. Поэтому, когда появляется новый человек, ради его же блага, дистанция не сокращается. Это не так, что уважение - это мы сразу встретились, обнялись, зауважали друг друга. Это называется алкоголизм. Понимаете? Ты меня уважаешь - я тебя уважаю. Нет! Уважение - это очень долгое культурное сближение, очень долгое, чтоб не нарушить саму идею уважения. Потому что, если мы сблизимся слишком быстро, уважение можно потерять раз и навсегда.
[Из зала] [неразборчиво]
[Рузов В.О.] Не будем сейчас чиновников трогать неразборчиво. Так подождите... Сейчас мы говорим о семье. Понимаете? И принцип семьи, так как эти отношения навсегда, а сближение должно лет десять происходить. Мы хотим за один день познакомиться. «А знакомьтесь, вот моя новая подружка». «Ой, мама, ой, папа, можно я буду называть мамой и папой». Понимаете, слишком быстро происходит сближение. Когда слишком быстро происходит сближение, происходит нарушение уважения, и потом легко конфликты начинаются. Поэтому, семья - это надолго, а то, что надолго должно и более в стабильных действиях, так сказать, быть проявлено. Поэтому, если мы собрались вместе находиться всю жизнь, ещё и жить в одной комнате, то сближение должно быть лет десять, понимаете. Долгое, упорное, очень аккуратное сближение. Потому что, если не дай Бог, что-то нарушится, как мы будем жить вместе? Будут такие проблемы еще. Это будут очень тяжелые проблемы. Вот, именно, это у нас и происходит. Мы слишком быстро сближаемся, потом очень легко расстаемся. Поэтому Восток, он очень долго подпускает к себе, очень долго. Очень долго подпускает к себе, но, если он подпускает к себе, тогда действительно [вздыхает], все надолго, надолго. Понимаете? Поэтому принцип стабильности очень простой, если мы хотим, чтоб что-то было долгим, нужно долго в эту ситуацию входить, долго в эту ситуацию входить. Мы хотим быстрее, быстрее при...приводит к его быстрым завершением, к быстрому завершению.

00:50:37 [Из зала] [неразборчиво]
[Рузов В.О.] Да... Поэтому лучше дом строить долго, понимаете. Долго, лучше долго, лучше долго. Если вы будете строить быстро, торопить строителей слишком. Я знаю, что такое военные строители, они строят очень быстро. У меня мама живет в доме, который построили дембеля. Это не дом, я... мимо него даже ходить нельзя спокойно, с него все время что-то падает. Падает, там весь дом облицован плитами, такими, облицовочными, такие плиты. И они постоянно срываются и падают. Огромный дом, многоэтажный, и как только что-то происходит, какой-то ветер, вот эта плита летит вниз. Вот такая вот плита где-то... ну как стол, большие плиты падают. Каждый год там меняют все трубы, все трубы. Там что-то постоянно происходит, то есть... что-то постоянно происходит. Дом построили быстро, то есть был дембельский аккорд такой хороший. Стройбат строил. В нем не жизнь, это все, то есть это постоянно, и что-то ремонтируется. Постоянно идет ремонт, постоянно что-то ремонтируется, постоянно его... То есть он, он так и не построен в результате. Он так и не построен. Это, конечно, что долго тоже не надо, это факт, но, когда мы что-то делаем в спешке, начинаются большие проблемы. Вот покушайте в спешке. Поспите быстрее. [Смеется с залом]

00:52:20 Как только мы что-то делаем быстрее, начинается большая череда проблем. Поэтому все должно быть стабильно и размеренно, и конечно, не долго, это факт. Долго нельзя, потому что, когда мы что-то делаем долго, долго, то так же теряется качество, теряется качество, конечно же. Качество теряется, и пока мы делаем следующий этап, старый этап может аннулироваться. Понимаете? То есть, когда гости долго не приходят, пища остывает. Поэтому также и дом, конечно, если вы будете слишком долго строить, то пока вы построите стены, то фундамент уже развалится, то есть нужно, все так, делать достаточно продуктивно, но если мы слишком торопимся, факт, вот, все придется переделывать, все придется переделывать.

00:53:14 У нас однажды сдали дом, я был связан с его строительством. У меня отец отвечал за приемку, за госприемку домов, он был на высокой должности. Его вызывали, когда что-то падало, то есть он был в этой комиссии. Поэтому дома было много фотографий, всегда он привозил, как что-то упало. Я знал, чем все заканчивается, и разные истории были интересные. И одна была история: построили дом, такой особняк, и его облицевали с двух сторон, то есть стен не было видно, какие стены. Не было стен, потому что торопили, очень быстро нужно было сдать, и эта бригада, она куда-то уехала, вообще исчезла, никто её не видел. И когда пришла зима, что-то стало дуть сильно. И решили, ну что делать, и стену разо... и когда сняли облицовку, там не было пол стены. Просто не было. Кирпичей не хватило, но торопили. Они просто облицовку положили и внутри, и снаружи сделали, а внутренней стены не было. И зимой, начало дуть, снег стал задувать. [Смеется] Торопились... [смеется с залом] Чудеса, да, такие. Поэтому вот, я , я насмотрелся много вот таких торопливых вариантов. Так сказать, папа мне показывал много фотографий, абсолютно не смешных [смеется]. Потому что дома реально разваливались, падали и с, прямо с живыми людьми, то есть были очень такие, неприятные ситуации. Поэтому, очень не приятно потом ходить и клеить бумажки на трещины. Знаете, что это такое, да? Те, кто знает, меня поймут. Очень не приятно, потому что это уже не дом, если вам приходится клеить бумажки на трещины, уже радости от этого дома нет. Поэтому лучше, чтоб, все-таки, не клеить бумажки на трещины, лучше, все-таки, нормально построить все, хорошо, не торопясь. А иначе, конечно же... Так и отношения, вообщем-то, будут такими же. Поэтому нужно все очень грамотно строить отношения. Нужно долго знакомиться, нужно медленно сокращать дистанцию, медленно. Никогда не должно быть, вот этого, панибратства ни в каких отношениях. И вот это, вот, культура, она, вообщем-то, и дает возможность испытывать счастье, даже в очень стесненных обстоятельствах, в очень стесненных обстоятельствах... в очень стесненных обстоятельствах. Культура...

00:55:58 Меня все время поражают вот эти, вот... какие-то явления на Востоке, которые связаны со стечением большого количества людей. Например, есть такое место, ааа... около Гималаев, где все стараются приехать, чтобы совершить омовение, называется «харидва». «Харидва» буквально переводится, как ворота в Гималаи. Это очень известное место, там есть такое место для принятия омовения, где сливаются реки, называется «харикипаригад». Очень красивое место. Туда йоги великие сходятся, мудрецы, очень красивое место. И каждый вечер там проводится праздник для реки Ганга. Зажигаются фитильники, множество фитильников, очень красивых фитилей масляных, лампад, и все это предлагается Ганге.

00:57:10 Очень красивая река в них, а плывут эти светильники - очень красивое зрелище. И собирается много тысяч людей на очень маленьком участке. И место нужно за три, четыре часа занимать, чтобы быть близко к этому явлению, поэтому мы за три часа всегда приходим и занимаем место, потому что все, это так... огромное количество людей. Это очень красивое зрелище, огромное количество людей. И три, четыре часа тысячи людей тесно прижаты друг к другу, представьте себе, тесно прижаты друг к другу. И ни одного я не видел конфликта, ни одного повышенного голоса, ничего, ни одного конфликта. Я много раз был на этом зрелище. Ни одного конфликта, представьте себе, четыре часа тяжело зажатыми друг с другом находиться.

00:58:03 Вот вспомните нашу очередь... Это такой тихий постоянный скандал. «Не толкай!» «Сами не толкайте!» «А вы тут стояли?» «Сами вы тут стояли»... И очень доброе отношение. Очень доброе отношение, мы иногда опаздывали, нам всегда место уступали, всегда место уступали. То есть, хотя все очень плотно прижаты, там, десять человек на метр квадратный, то есть они такие все... И всегда, если они видят, что вы хотите сесть, вам уступят место, они ещё подвинутся. Это так вдохновляет, вообще, на уважение. Так вдохновляет вот это вот, вот, когда видишь вот эту ситуацию, настолько понимаешь важность культуры, настолько это становится очевидным, настолько чувствуешь этот праздник души, когда множество, тысячи людей рады друг другу. И у них не возникает неудовольствия, «Что ни все на меня нав алились!». И когда я потом захожу в наше метро и чувствую это, вот, природное недовольство, понимаешь, да, что все-таки, вот, культура - это основа нашей эмоции. Поэтому, как мы будем, какую культуру вокруг себя мы будем создавать, такова будет и эмоция. Даже, если все вокруг агрессивно, но мы относимся культурно, вокруг меня будет культурная прослойка, я буду себя чувствовать хорошо, даже в самой агрессивной среде, в самой агрессивной среде. Потому что это наш выбор, наш выбор, поэтому нужно работать над этим фактом и хотя бы один раз нужно это почувствовать.

01:00:03 Хотя бы один раз нужно увидеть, как это происходит, насколько это культурно, поэтому очень рекомендую посетить восточную семью и провести в ней хотя бы один день. Очень рекомендую, чтобы потом волосы дыбом стояли, как это бывает. И посетить, вот, восточные праздники. Это, вот, просто, чтобы иметь некоторый критерий ценности, критерий ценности. Это нужно увидеть, это называется паломничество. Паломничество - это увидеть, это дать себе высокую планку, задать себе высокую планку, задать себе высокую планку. Задать себе высокую планку, чтобы было к чему стремиться, потому что, если планки нет, то непонятно к чему стремиться. Но когда планка есть, уже можно и говорить об этом, и уже другие тебя будут слушать, потому что у тебя есть опыт с этой культурой, опыт, то есть это возможно, это не шутка, это не какая-то теория, о которой мы говорим, это есть, это возможно, это реально. И это сразу меняет все, сразу меняет все. Это для нас очень важно …

01:01:24 [Из зала] А вот, Вы говорили насчет обращения друг к другу «ты, вы». Это то есть...это означает, что ко всем надо обращаться на «Вы»? Это первый будет вопрос. К кому-то есть обращение на «ты»? И второй такой будет вопрос: фактически, если сейчас уже сложились какие-то взаимоотношения, как, не нарушая, не ломая вот этих отношений [неразборчиво]
[Рузов В.О.] Если отношения уже сложились, нельзя переходить на другие отношения. Это уже будет оскорбление, это некрасиво. Но если отношения ещё не сложены, то тогда лучше, как можно дольше их держать на уважительных, как можно дольше. Поэтому, даже между мужем и женой, эти отношения могут быть достаточно длительными, на «Вы», даже могут никогда не переходить на «ты». Это очень хорошо. Между родственниками то же самое. Вообще, чем более высок уровень уважения, вот это, вот, тем лучше. Поэтому, вообщем-то, у нас есть это разделение, и тут есть, вообщем-то, свои блага, есть свои плюсы, есть свои минусы. Плюс в том, что мы можем акцентировать своё уважение. А минус в том, что мы можем проявить неуважение. Поэтому, вообщем-то, аа... в других культурах нет такого разделения, нужно ко всем уважительно относиться. Поэтому у нас есть эта тонкость, и мы должны её учитывать, что переход с «Вы» на «ты», соответственно, будет сокращать дистанцию сразу.

01:03:12 И если уважения в реальности нет, то это сокращение дистанции приведет к напряжению отношений. Поэтому я бы, вот, лично моя рекомендация, вообще, всегда оставаться на платформе «Вы» со со всеми. Это очень хорошее... Вот я лично так просто никому не разрешаю со мной переходить на «ты», просто не разрешаю. Даже если мне говорят: «Ты», я всё равно говорю: «Вы». Мне абсолютно все равно. Только, там...только те, с кем я уже давно установил какие-то отношения на «ты», вот, они так и продолжаются. А так я, вот, не перехожу на «ты», не перехожу. И мне стало жить намного легче. Я почувствовал, что меня устраивает этот уровень уважения на «Вы», и я чувствую себя в нем спокойно, то есть нет этой опасности... Я даже, даже с некоторыми своими новыми друзьями, мы с ними на эту тему разговариваем. Я спрашиваю человека: «Тебе комфортно, что вот, мы так долго дружим уже, а я с тобой, так, на «Вы» обращаюсь?». Он говорит: «Да. Я тоже думал на эту тему, меня это устраивает». И мы это с, с друзьями обсуждаем, и мы принимаем решение не... .добровольно не переходить на «ты», вообще, ради наших отношений. То есть вот эта, вот слишком близкая платформа, она опасна. Мы начинаем... У нас появляются причины, чтоб не уважать. Вот. Причины, чтобы не уважать появляются. Поэтому - дистанция. У нас и так пе...перегибы с дистанцией, и так перегибы, или туда, или сюда, очень много перегибов. Поэтому старайтесь очень аккуратно строить свои отношения, очень аккуратно.

01:05:00 Поэтому отношения сравниваются с огнем, с огнем должна быть очень четкая дистанция. Поэтому, если становится жарче, нужно отходить, становится холоднее, нужно приближаться. Но нельзя нарушать дистанцию с огнем, будут проблемы. Поэтому [вздыхает] пожаробезопасность - очень важная концепция, да? Пожарники приходят, да, проверят, вот, пожарники приходят. Также и мы видим везде, во всех трактатах, мы видим предупреждение по поводу вот этой социальной культурной пожаробезопасности, уважение, уважение. Поэтому эти ограничения по дистанции - это, вот, некоторое такое... наша защищенность. Потому что чуть-чуть пожар только начался, это не факт, что вы успеете его потушить, не факт. Огонь очень коварен. Поэтому все, что угодно, может произойти, поэтому лучше не доводить до огня, лучше не доводить до огня. Все, все должно быть очень аккуратным, очень аккуратным, очень аккуратным, то есть в этом деле лучше перестраховаться, чем недостраховаться. Лучше пусть огнетушителей будет в два раза больше, чем потом нужно бежать в соседний дом за этим огнетушителем.

01:06:28 Знаете принцип огнетушителя? Его должно быть видно, то есть любой человек должен его сразу увидеть. Если огнетушитель надо искать, дом сгорит. Вот я занимался пожаробезопасностью некоторое время, недолго, чуть-чуть занимался, был связан с пожарной охраной, с системой пожарной охраны, и дома горели как щепки. И старые пожарники мне объясняли, вся проблема в том, что огнетушители, они не очень красивые, их куда-то все время ставят за угол. А тушить приходится не тому, кто их поставил, а тому, кто в это время оказался, во время пожара. И так просто не найдешь огнетушитель, нужно куда-то бегать. Где он, кто его знает? А пять минут, и дом сгорел, потому что, если пламя, все, вышло из-под контроля, его уже не потушишь, особенно, если дом деревянный, сухой, все. Пять минут, и все. Даже пожарники, если приедут, они просто будут соседние дома поливать. Этот уже не будут даже тушить. Все, уже бесполезно. Поэтому принцип таков, что культура, вот эта, она должна быть явная, то есть вот, вот, это уважение должно быть на виду, как огнетушитель, его должно быть видно сразу. Также и мы должны быть, то есть как уважительные люди видны, это, вот, уважение должно быть на виду. Мы уважаем друг друга, и мы не идем, так сказать, мы не скрываем эту культуру, мы не прячем её, мы не идем на какое-то попустительство, вот это, вот, расслабление, оно к добру не приводит. Если дом десять лет не горел, это не значит, что он больше не загорится. Поэтому, если мы не ругались целый год, это не значит, что теперь мы можем стать ближе , вовсе не значит, вовсе не значит. В любой момент отношения могут разрушиться, в любой момент, любую секунду, поэтому бдительность, бдительность, бдительность, бдительность. В отношениях должна быть бдительность, вот эта, вот, культура, грамотность.... Ага...

01:08:38 [Рузов В. О.] Еще один вопросик... Чтобы все остались довольными... Должна быть полная ясность, тогда считается, что тема разобрана, полная ясность...
[Из зала] [неразборчиво]
[Рузов В. О.] Может, конечно.
[Из зала] [неразборчиво]
[Рузов В. О.] Ну, обычно такая жизнь очень короткая... [смеется] Такая жизнь будет очень короткая, когда мы снимаем ограничения, жизнь очень короткая. Можно ли, а можно мне ездить только по встречной полосе? Да, пожалуйста, можно, конечно. Вопрос сколько, [смеется с залом] сколько времени это продлится? Конечно, можно. Конечно, можно жить без ограничений. Вопрос: сколько вы будете жить без ограничений. Поэтому, да, то есть в этом и наша задача, вообщем-то, использовать то время, которое нам отведено для развития. И мы его сможем использовать только в том случае, если будем соблюдать ограничение, тогда это время мы сможем использовать эффективно. Если мы не будем соблюдать ограничения, время наше быстро выйдет. прожег жизнь, да?! Попрыгунья стрекоза...да... Так же, вот, и жизнь заканчивается. Вот...

01:10:13 [Из зала] [неразборчиво] … мне опять хотелось, просто, буквально основные [неразборчиво]...Как должны сотрудники компании уважительно относится к сотрудникам другой компании при взаимодействии, хотя бы, вот, первый принцип какой-то, чтобы понимание всегда было в этом вопросе, чтобы было уважение [неразборчиво].
[Рузов В.О.] Это вопрос конкуренции. И принцип конкуренции в том, что, если мы не уважаем конкурентов, то мы им объявляем войну. А любая война - это, так сказать...ааа... неразумные траты. Любая война - это лишняя трата сил, лишняя трата денег, лишняя трата эмоций. И в войне нет победителей, в войне всем плохо. Поэтому, вообщем-то, такой грамотный бизнес - это уважение конкурентов...
[Из зала] И сотрудники должны развивать в себе уважение.
[Рузов В.О.] И сотрудники должны развивать уважение. Ааа... Хотя бы оно должно быть на внешнем плане. Естественно, ааа.. мы не можем контролировать свои эмоции, там ещё как-то, но конкурент, он может прямо за стеной находиться. Очень часто одну и ту же... когда, например, там какая-то услуга, очень часто происходит так, что те, кто выполняет одну и ту же услугу какую-то или один и тот же товар продают, их размещают в одной секции, знаете такое, в одном месте. Какой-нибудь там «Мир обуви», знаете, формируют, и там только магазины с обувью. Соответственно, находится в состоянии вражды с конкурентами в этом случае, это просто устроить себе маленький ад. Поэтому мы должны встать на другую платформу, значит, что мы должны заботиться о том, кому мы отдаем свою услугу. И мы не должны волноваться по поводу того, что наша услуга не подходит человеку. И мы должны спокойно относиться к тому, что он идет к другому, кто лучше может предоставить услугу. То есть мы должны радоваться за клиента, что он нашел то, что искал.

01:13:08 Знаете, то есть вы не купили у кого-то обувь, пошли, купили у, у другого и проходите мимо этого магазина, и вас спрашивают: «Ну, как? Нашли что-нибудь?». Вы говорите: «Да, купил». «Ну, вот, здорово, молодцы!». Здорово. То есть человек радуется, что клиент получил то, что хотел, а не то, что он купил у него, а не у других. И вот, если есть эта, вот, радость за клиента и желание ему помочь, тогда все это будет терпимо и гладко. Но если мы боремся за клиента насмерть и ненавидим конкурентов, это просто, вот, тяжелые боевые действия. Соответственно, будут раненные, партизаны будут, подрывные акции. Все это просто портит жизнь. Поэтому мы видим, что сейчас, например, в той же Москве я вижу, то есть, огромные, эти торговые заведения, там чем-то одним торгуют. И я вижу, что люди уже успокоились по этому поводу, то есть вы можете спокойно ходить, и абсолютно никто не волнуется, что вы в соседнюю зашли лавку. Поэтому в этом случае даже проще, когда, вот, вокруг столько конкурентов. Проблема возникает, когда на нашей улице только один ещё конкурент есть, и тогда мы начинаем сильно переживать по этому поводу. Это называется зависть. Соответственно, да, некрасиво, просто некрасиво. Поэтому нужно уметь жить дружелюбно. Конечно, это не значит, что вы должны быть прямо великими друзьями там, сильно дружить семьями, может быть так и не получиться, но радоваться за клиента, вот это то, что возможно. Это показывает о нашей возвышенности. Факт. Поэтому хотя бы ничего не надо говорить, ничего не надо говорить об этом человеке.

01:15:14 Поэтому, например, так, если на Востоке, обычно тоже также лавочки стоят где-то в одном месте все, и вы приходите, вас спрашивают: «Ну, это купи». «Ну, - говорит, я уже это купил». «Да, а где купили?». «Ну, там купил». Никто никогда на лице не покажет, что «а покажите , за сколько купили, а...» Но никто никогда не скажет: «У нас дешевле», там или ещё что-то. Скажут: «Аааа». То есть так, ничего, ни слова не будет сказано, ничего, ни слова не будет сказано. Но тут, так сказать, для покупателей есть некоторая выгода. Потому что тут можно поторговаться, на Востоке так торгуются. Вы заходите в лавочку напротив и смотрите сколько там стоит, потом заходите к их конкурентам, и они говорят вам такую же цену, цены везде одинаковые. Вы говорите: «Ну, ну там столько же стоит». Они говорят: «Для Вас у нас будет дешевле». [Смеется с залом] То есть это уже нормально, это нормально, бизнес - это торговля, поэтому, но это такая добрая торговля. И они сразу понимают, что, да, в принципе вы можете купить в любое золото, но цена везде одинаковая, поэтому они вам говорят: «У нас для вас всегда будет дешевле». [Смеется] Поэтому обычно на Востоке все ходят в свою лавку. [Смеется]

01:16:49 Такая есть игра на Востоке. Поэтому у меня только свои продавцы, к которым я хожу, я у них все покупаю и ни к кому больше не хочу ходить. Они уже тебя знают, уже тебе сразу скидки, все, все... Потому что нет этой как бы борьбы такой смертельной, и ты можешь всегда развернуться и пойти в другое место, и никто на тебя не обидится. Поэтому такая вот, вообщем-то, есть некоторая игра интересная, потому что все-таки бизнес - это некоторое манипулирование ценой, конечно же, поэтому так интересно. Но добро все-таки, добро. Поэтому так на Востоке интересно все это происходит, торговля то есть. Тебе говорят цену, ты торгуешься, не доторговался - встаешь, делаешь вид, что уходишь, тебе говорят: «Ладно, давай ещё поторгуемся», опять встаешь, уходишь, дверь за собой закрываешь, на следующий день приходишь. Так интересно то есть, говоришь: «Ладно, я через пять дней зайду, Вы подумайте пока», вот такая вот... И цену можно в два-три раза сбросить.

01:18:10 Настолько твоё место, то есть, если не знаешь правила торговли на Востоке, в десять раз дороже купишь. Абсолютно спокойно. И не имеешь права вернуть, на Востоке вещи не возвращаются. Ты заходишь в соседнюю лавку, видишь, что ровно в десять раз дешевле продается, прямо за углом, но возвращаешься, говоришь: «Там же в десять раз дешевле», и, и никто не понимает, что ты говоришь, «ну, ты ж сам купил, ты ж сам деньги отдал, тебя же никто не заставлял, что ты вот», все, уже все. Поэтому на Востоке, если купил, уже лучше в другие лавки не заходить больше. [Смеется] Потому что Восток, он такой, это... Восток, он лечит, лечебный. Особенно западным людям, они должны знать, что такая, есть такая накрутка на бледнолицость, просто [смеется с залом] Поэтому ноль сразу прибавляется. [смеется с залом] И бесполезно, потому что, потому что мы, факт, богаты, а богатый должен платить больше, конечно. Поэтому не жалейте, платите, и все будет хорошо.

01:19:22 [Рузов В.О.] Разоб рались? Хорошо! Значит, что нам предстоит? Продолжать эту тему мы будем дальше, двенадцатого, тринадцатого, четырнадцатого декабря в ДК «Имени Свердлова». Или у вас он кто, тоже «Свердлов»? «Свердлов», да, у вас тоже «Свердлов», хорошо. В разных городах все по-разному. Я... ве..везде улицы, названия городов, все по-разному называется, никогда не угадаешь. Вот, будет встреча с известным психологом-востоковедом. Вот... [зал смеется] Поэтому тема будет продолжаться, я буду, прям, эту тему дальше продолжать раскрывать. Мы поговорим об этом, также у нас будут... ещё будет дополнительная лекция, да, пятнадцатого, да, будет? ещё пятнадцатого будет, поэтому не пропустите. То есть ещё тему мы будем до-раскрывать, до-раскрывать, тут я такие... вещи мы разобрали для узкого круга, а там я буду более, такие, общие вещи рассказывать. И также мы установили даты на следующий раз, это будет с пятнадцатого по восемнадцатое марта. С пятнадцатого по восемнадцатое марта мы опять встретимся. Да...

01:20:52 Погода будет скорей всего такая же [смеется с залом], поэтому я буду очень рад с вами вновь встретиться, мне очень все нравится, надеюсь, вам тоже. Очень хорошо совмещать отдых с интеллектуальной деятельностью потому что, когда отдых без интеллектуальной деятельности, то начинают дурные мысли появляться. Когда отдых сочетается с интеллектуальной деятельностью, то, вот эта, мозговая активность, она правильно задействуется и отдых получается очень гармоничным. Поэтому такой отдых именно, интеллектуальный, это универсальный такой, совершенно, отдых, и, вообщем-то, он не приводит к дурным желаниям. Поэтому, когда человек, там, едет в Турцию, ещё куда-то, то есть ему, конечно, здорово, да, но если он слишком расслабляется, у него нет интеллектуальной деятельности, могут дурные желания возникать, дурные идеи. Поэтому это вредно для здоровья. А вот такое, оно сочетание, очень хорошее, очень хорошее сочетание, поэтому пользуйтесь этой возможностью, и все будет хорошо. Да? Спасибо большое.

транскрибирование: Анастасия Будашева | Георгиевск | Россия | 04 октября 2011