Джараткару подвижник и Джараткару змея

Москва, Художественная литература - 01 января 1974
аудиокнига для практикующих из раздела «Шастры и духовные писания» со сложностью восприятия: 4
длительность: 00:16:41 | качество: mp3 64kB/s 7 Mb | прослушано: 189 | скачано: 375 | избрано: 3
Ctrl+Б и Ctrl+Ю - замедлить или ускорить на 10% Ctrl+Left и Ctrl+Right - перемотки по 5сек
Подвижнику Васуки молвил при встрече: «Твои услыхал я призывные речи. О странник, не шел ты по странам впустую: Прими подаянье - жену молодую». Спросил его праведник, радуясь дару: «Как звать ее?» Змей отвечал: «Джараткару». Но праведник, все еще не убежденный, Колеблясь, не взял дивнобедрую в жены. Сказал: «Содержать я супругу не стану». Ответствовал Васуки, чуждый обману: «Красавица эта - сестра мне родная. Стезей добродетели твердо ступая, Подвижнику сделаться хочет супругой, Возлюбленной чистой и верной подругой. Свою соименницу в жены возьми ты, О славный отшельник, мудрец знаменитый, А я содержать её стану и всюду Ей твердой защитой, охраной пребуду!» Услышав слова: «Содержать её стану, Я дам ей защиту, я дам ей охрану», - Взял за руку мудрый подвижник невесту, Отправились оба к священному месту. Пришлась ему девушка эта по нраву, Они поженились согласно уставу. Змеиный властитель отвел им покои, Где странник убранство нашел дорогое, Где были ковры в жемчугах, покрывала, Которыми дивное ложе сверкало. Супруге промолвил подвижник женатый: «Лишь то, что угодно мне, делать должна ты, А будет мне дело твоё неприятно - Уйду я, покину твой дом безвозвратно. Коль хочешь ты быть мне хорошей женою, Запомни слова, изреченные мною». Услышав приказ, непреклонный и мрачный, Затмилась печалью душа новобрачной. Супруга, чтоб горе не вышло наружу, «Да будет по-твоему», - молвила мужу. И стала - стыдлива, нежна, величава - Прислуживать мужу столь тяжкого нрава. Пред ним трепетала жена молодая, Малейшую прихоть его исполняя. Свои продолжал он святые занятья. Вот время благое пришло для зачатья. Тогда, совершив омовенье заране, К супругу приблизилась тонкая в стане. Зародыш возник в её чреве мгновенно, Зажегся, как луч, засверкал сокровенно. Как пламя, блестящий, как пламя, всесильный, Он вспыхнул, духовною мощью обильный. Как месяц в его полнолунное время, Блистая, росло благородное семя. А муж становился суровей и строже. Однажды, с женой пребывая на ложе, Он голову ей положил на колени, Заснул, утомлен от трудов и молений. Заснул величайший подвижник в ту пору, Как солнце уже заходило за гору. Жена, с мудрецом возлежавшая рядом, С младенчества верная чистым обрядам, Подумала: «Мужу, согласно обету, Пора поклониться вечернему свету. Будить мне его или будет пристойно Но трогать его, чтобы спал он спокойно? Будить? Но тогда его сон я нарушу! Не трогать? Заставлю страдать его душу! Так что же мне делать? Не ведаю, право: Супруг мой крутого, сурового нрава! Будить? На меня он обрушится гневно! Не трогать? Но будет скорбеть он душевно: Не видя, как солнце сошло с небосклона, Допустит мой муж нарушенье закона! Я знаю, что гнев мудреца - прегрешенье, Но все же закона страшней нарушенье!» Змея Джараткару, жена молодая, Так мудро о благе и зле рассуждая, Решилась - и мужу сказала учтиво, Пленительно, ласково, сладкоречиво: «Безгрешный в законе, могучий в ученье, Услышь, господин мой, служанки реченье! Как бог семипламенпый, семиязыкий, Ты спишь, наделенный судьбою великой. О, встань, господин, ибо день на исходе И скоро стемнеет на всем небосводе. К воде прикоснувшись и верен уставу, Воздай ты вечернему сумраку славу! Есть в этом мгновенье и страх и отрада. Начни, господин, совершенье обряда. Пора приниматься за доброе дело, На западе, муж мой, уже потемнело!» Подвижник ответил супруге сурово, - От гнева дрожали уста у святого: «Жена, про своё ты забыла служенье, Ко мне проявила ты пренебреженье. Я верил, я черпал в той вере опору, Что солнце не сможет в обычную пору Зайти, если сплю я: сильней моя сила! Меня разбудив, ты меня оскорбила. Змея дивнобедрая, тонкая в стане! Отныне уйду я для новых скитаний Затем, что мудрец покидает обитель, Где с ним обитает его оскорбитель!» Змея Джараткару, дрожа от испуга, Сказала, покорная воле супруга: «К тебе не явила я пренебреженье, Невольное ты мне прости прегрешенье. К тому я стремилась, о верный обету, Чтоб ты поклонился вечернему свету». Сказал Джараткару, смягчившись немного; «Я слово изрек непреложно и строго. Уйду, как пришел я. Тебе это трудно, Но так мы решили с тобой обоюдно: Свершишь неугодное мне, господину, - Уйду я, твой дом безвозвратно покину. О милая, жил я счастливо с тобою, Скитальческой снова пойду я тропою. Служила ты мне терпеливым служеньем, Прощай, о змея с безупречным сложеньем! Ты брату скажи, что ушел я отныне. Иди, не скорби о своем господине». Лицо у жены потемнело от муки. С мольбою сложила бессильные руки. На мужа она посмотрела глазами, Омытыми нежного сердца слезами. Душа у стыдливой жены загорелась. Не зная, откуда взялась её смелость, Прелестная, робкая, тонкая в стане, Ответила голосом, полным рыданий: «Супруг, соблюдающий свято законы, Яви милосердие мне, благосклонный! Я тоже закон исповедую свято, Пред мужем возлюбленным не виновата. О благе твоем я пекусь каждодневно, Взгляни ж на меня, господин мой, безгневно. Ужели, великий, уйдешь ты отселе, Покинув меня, не достигшую цели? Что скажет мне Васуки, жалкой, несчастной, Чья брачная жизнь оказалась напрасной? Я стала твоей, домогаясь зачатья Во имя спасения змей от проклятья. Еще не созрело желанное семя, Которым спасется змеиное племя, Оно еще только зародыш безликий, А ты меня хочешь покинуть, великий! Прошу я для блага породы змеиной: Останься со мной, пред тобой неповинной!» Ответил подвижник супруге стыдливой: «Отныне себя почитай ты счастливой. Зародыш, который в тебе возрастает, Умом и великой душой заблистает. Как бог вековечный, как пламя и влага, Он явится в мир для всеобщего блага. Он будет подвижником, мудрым ученым, В преданьях, в священных стихах искушенным. Могуч, как гроза, и, как воздух, целебен, Всему человечеству будет потребен. Он есть! - Джараткару сказал на прощанье. - Исполнит он Брахмы-творца обещанье!» Сказав, удалился подвижник блаженный, Душой справедливый, умом совершенный. Забыл о дворце, о блестящем убранстве, Ушел он для нищенства, подвигов, странствий. Жена молодая, грустна, безутешна, Отправилась к Васуки-змею поспешно. О том, что случилось, поведала брату, Оплакала горько живую утрату. Сказал он, печалью сестры огорченный И сам еще больше судьбой удрученный: «Ты с детства услышала вещие речи. Ты облик навек приняла человечий. Была в твоем браке и цель и причина. Должна ты родить несравненного сына. Вершины постигнув законоученья, Избавит он родичей-змей от сожженья. Не должен твой брак с мудрецом благородным, Пойми же, сестра, оказаться бесплодным. Скажи мне всю правду: могучий ученый, Подвижник и праведник дваждырожденный, Тебя одарил ли зародышем сына? Я знаю, об этом не смеет мужчина Расспрашивать, - мне же нужда повелела; Спросил только вследствие важности дела! Теперь Джараткару блуждает повсюду. Преследовать мужа сестры я не буду: Он может проклясть меня, в гневе горячий, И нашему делу не будет удачи. Но что нам до мужа, сурового в гневе? Поведай, сестра: есть дитя в твоем чреве?» Тогда, повелителя змей утешая, Сказала сестра: «Ждет нас радость большая. Сказал мне супруг, разуменьем богатый: «Теперь, о змея, тосковать не должна ты. Подобный палящему солнцу блистаньем, Твой сын удивительным будет созданьем, Чей жар будет равен полдневному жару. Он есть! - на прощанье сказал Джараткару. - Он есть!» - удаляясь, промолвил он снова, А слово подвижника - верное слово!» И змей, осчастливлен подобным ответом, Сестру подношеньем почтил и приветом. И все исполняли её указанья... На этом главу мы кончаем сказанья.