Брахман дарит царевне Кунти заклинание

Москва, Художественная литература - 01 января 1974
аудиокнига для практикующих из раздела «Шастры и духовные писания» со сложностью восприятия: 4
длительность: 00:10:09 | качество: mp3 64kB/s 4 Mb | прослушано: 534 | скачано: 479 | избрано: 4
Ctrl+Б и Ctrl+Ю - замедлить или ускорить на 10% Ctrl+Left и Ctrl+Right - перемотки по 5сек
К царю Кунтибходже явился когда-то Высокого роста, прямой, бородатый, С косой заплетенною брахман суровый, Могучий сложением, желто-медовый, Готовый на подвиг, исполненный рвенья, Со взором, в котором - огонь откровенья. «О добрый, - сказал сей источник сиянья, - В жилище твоем я прошу подаянья. И если и ты, и твои домочадцы Меня не принудят страдать, огорчаться, И если тебе это будет угодно, То стану я жить у тебя, благородный. Когда пожелаю, уйду и приду я. Тогда лишь покину тебя, негодуя, Когда уличу вас в дурном поведенье, - И ложе мое оскорбят и сиденье». А царь: «Твой приход, о безгрешный, прекрасен, О жрец, я на большее даже согласен! Есть дочь у меня, что горда, и стыдлива, И благочестива, и трудолюбива. Зовут её Кунти. Кротка, добронравна, Тебе она будет служить преисправно». Почтил он жреца и со словом наказа Направился к дочери огромноглазой: «О милая! Светел душой, как денница, Решил в нашем доме святой поселиться. Я верю: служить ему будешь любовно, Что скажет, исполнишь ты беспрекословно. Служением брахману сердце очисти, И что ни попросит - отдай без корысти, Затем, что жрецы - это блеск беспримерный И подвиг безмерный и неимоверный. Ватапи, что славился демонской властью, Разгневал своим поведеньем Агастью: К жрецам непочтителен был он, - за это Его уничтожил блюститель обета. Когда бы не брахманов мудрых моленья, Сокрылось бы Солнце от нашего зренья. Отраду, святому служа, обретаешь. Я знаю, ты с детства почтенье питаешь К жрецам и родителям, к близким и слугам И к каждому, кто нам приходится другом. Все в городе нашем довольны тобою. Ты ласкова даже с бесправной рабою. О дочь, за тебя мое сердце спокойно, Гневливому гостю служить ты достойна. Ты, Кунти, мне дочерью стала приемной, Отец тебя отдал с любовью огромной. «Она, - он сказал мне, - сестра Васудевы, Померкли пред ней наилучшие девы». Ты, в доме рожденная славном и знатном, Мне стала сокровищем, сердцу приятным. Как лотос из озера в озеро снова, В мой дом перешла ты из дома родного. Средь девушек низкорожденных, не строго Воспитанных в доме, - испорченных много. А ты унаследовала и величье Властителей, и послушанье девичье. Поэтому ты безо всякой гордыни Служи многомудрому брахману ныне, А если рассердится дваждырожденный, - Погибнет мой род, на костер осужденный!» Царевна: «О Индра среди властелинов! Служить ему буду, гордыню отринув! Я счастье и благо найду, молодая, Жрецу угождая, тебя почитая. Придет ли он рано, вернется ли поздно, - Я сделаю так, чтоб не гневался грозно. Мне радостно брахманам мудрым служенье: В подобном служенье - мое возвышенье. Мудрец будет мною почтительно встречен, И будет уход за жрецом безупречен. На пользу тебе и на благо святому С усердьем начну хлопотать я по дому. О царь, из-за брахмана смуты не ведай: Служенье ему завершится победой. Виновных пред брахманом ждет наказанье. Ты вспомни, - беда угрожала Суканье: Был Чьявана-жрец погружен в созерцанье, Тогда муравейник - высокое зданье - Создать вкруг него муравьи попытались: Глаза только видными в куче остались! Царевна Суканья, увидев два ока, В них палкою ткнула. Рассержен жестоко, Хотел наказать её дваждырожденный, Но отдал отец её брахману в жены...» Приемную дочь повелитель восславил И мудрому брахману Кунти представил: «Вот дочь моя, брахман. Не надобно злиться На девушку, если она провинится: Великий судьбою на старых и малых Не сердится, если проступок узнал их. Довлеет от брахманов, мир утешая. Большому проступку и кротость большая. О лучший из мудрых, явив снисхожденье, Принять от нее соизволь угожденье». Ответил согласием знающий веды, И царь, осчастливленный ходом беседы, Отвел ему дом, что своей белизною Соперничал с лебедем или с луною, И там, где священное пламя хранилось, Дал пищу, сиденье и всякую милость. Отбросив гордыню и леность, царевна Служила святому прилежно, безгневно, - Ему, что покорен обету, упорно, Как богу, служила, обету покорна! «Я утром приду», - говорит он порою, А ночью придёт иль с вечерней зарею, Подвижнику девушка не прекословит, - И воду, и пищу, и ложе готовит, И что он ни сделает, - лучше и чище Становятся ложе, сиденье, жилище. Придет на рассвете иль ночью глубокой, - От девушки брахман не слышит упрека. Нет пищи? «Подай!» - говорит он сурово, А девушка с кротостью: «Пища готова!» И с радостью хочет ему подчиниться, Как дочь, как сестра, как его ученица. Доволен был брахман её поведеньем, Ее обхожденьем, её угожденьем. «Доволен ли жрец?» - вопрошал каждодневно Отец. - «О, весьма!» - отвечала царевна. Предметом внимательнейшего ухода Был брахман на всем протяжении года. Сказал он: «О ты, с безупречным сложеньем! Весьма я доволен твоим услуженьем. Увидев добро, мы добра не забудем. Дары назови, недоступные людям, Чтоб тяжкий твой труд был достойно увенчан, Чтоб стала ты самою славной из женщин». А Кунти: «И ты и отец мой довольны, И в этом - дары для меня, сердобольный». А жрец: «Если дара не хочешь, то дать я Хочу тебе чудную силу заклятья. Какого захочешь ты вызовешь бога, Бессмертным приказывать сможешь ты строго, И все, что прикажешь, заклятью подвластны, Исполнят, - пусть даже с тобой не согласны». Вторично она отказаться страшилась: В проклятье могла обратиться немилость! И жрец даровал ей слова заклинанья Из древних письмен сокровенного знанья. Затем он сказал Кунтибходже: «Приемной Твоею доволен я дочерью скромной. Я жил у тебя, наслаждаясь покоем. Прощайте, я вам благодарен обоим». Сказав, он исчез, растворясь в отдаленье, И царь Кунтибходжа застыл в изумленье.