Сыновья Ганги и Шантану

Москва, Художественная литература - 01 января 1974
аудиокнига для практикующих из раздела «Шастры и духовные писания» со сложностью восприятия: 4
длительность: 00:08:07 | качество: mp3 64kB/s 3 Mb | прослушано: 1389 | скачано: 722 | избрано: 7
Ctrl+Б и Ctrl+Ю - замедлить или ускорить на 10% Ctrl+Left и Ctrl+Right - перемотки по 5сек
Шантану, сей лучник, искавший добычу, Охотился часто за всякою дичью, Всегда избирал потаенные тропы, Где бегали буйволы и антилопы. У Ганги-реки, на пути одиноком, Встречался, отважный стрелок ненароком С певцами небесными, с полубогами; Звенела земля у него под ногами. Однажды красавицу встретил Шантану, И он удивился прелестному стану. Иль то божество красоты приближалось, На лотосо чистом пред ним возвышалось? Свежа, белозуба, мила и беспечна, В тончайших одеждах, во всем безупречна, Она воссияла светло и невинно, Как лотоса редкостного сердцевина! Смотрел властелин, трепеща, восхищаясь. Глазами он пил её, не насыщаясь. Она приближалась, желанна до боли, - И пил он, и жаждал все боле и боле! Он тоже, в блистании царственной власти, Зажег в ней пылание радостной страсти: Смотрела на воина с жарким томленьем, Смотрела, не в силах насытиться зреньем! Спросил повелитель, исполненный жара: «Певица небесная ты иль апсара? Змея или данави - жизни врагиня? Дитя человеческое иль богиня? Небесной сияешь красой иль земною, - Но, кто бы ты ни была, будь мне женою!» Услышав звучащее ласково слово, Условие с васу исполнить готова И, голосом звонким царя услаждая, Сказала, разумная и молодая: «Твоею женою покорною стану, Но, что бы ни делала я, о Шантану, Хорошей тебе покажусь иль дурною, - Клянись, что не будешь ты спорить со мною. А если меня оскорбишь и осудишь, - Уйду я и ты мне супругом не будешь». «Согласен!» - сказал он, её одаряя Отрадой, не знавшей ни меры, ни края. Ее получив, как желанную долю, Могучий, с женой наслаждался он вволю, Решил он: «Пойдет она прямо иль косо - Смолчу, никогда не задам ей вопроса». И царь был доволен её красотою, Ее добродетелью и чистотою, Ее обхожденьем, спокойным и ровным, Ее угожденьем на ложе любовном. То Ганга была, та богиня-царица, Что в трех мирозданьях блаженно струится! Приняв человеческий облик отныне, Она красоту сохранила богини. С тех пор стал супругом Реки богоравный Шантану, царей повелитель державный. Она услаждала властителя пляской, Истомною негой, искусною лаской, И ласкою ласка её награждалась, - Его услаждая, сама наслаждалась. Шантану, любовью своей поглощенный, Усладами лучшей из жен обольщенный, Не видел, как месяцы мчатся и годы, А мчались они, словно быстрые воды. Шло время. Сменялись и лето и осень. Жена сыновей родила ему восемь. Так было: едва лишь ребенок родится, Тотчас его в Гангу бросает царица. Шантану страдал от сокрытого горя, Однако молчал он, с женою не споря. Когда родила она сына восьмого, Чудесного, сердцу отца дорогого, Он крикнул, восьмой не желая утраты: «Не смей убивать его! Кто ты и чья ты? Возмездье за это злодейство свершится, Страшись, о презренная, сыноубийца!» - Сказала супругу: «Ты сердце не мучай, Желающий сына отец наилучший! Погибнуть не дам я последнему сыну, Но только тебя навсегда я покину. Я - мудрым Джахну возрожденная влага, Я - Ганга, несметных подвижников благо. Жила я с тобой, ибо так захотели Бессмертные ради божественной цели. Я встретила восемь божеств, восемь васу, Подвластных проклятия гневному гласу: Их Васиштха проклял, чтоб гордые боги В людей превратились, бессильны, убоги. А стать их отцом, о властитель и воин, Лишь ты на земле оказался достоин, И я, чтоб вернуть им бессмертья начало, Для них человеческой матерью стала. Ты восемь божеств произвел, ясноликий, Тем самым ты стал и на небе владыкой. С тобою узнала я радость зачатья, И васу избавила я от проклятья. Дала я поверженным верное слово: Когда в человеческом облике снова Родятся, - их в Ганге-реке утоплю я, Бессмертие каждому снова даруя. Теперь я тебя покидаю навеки. Меня дожидаются боги и реки. Смотри, богоравного сына храни ты. То будет мудрец и храбрец знаменитый. В обетах он будет подобен булату, - Дарованный Гангою сын Гангадатту!»