Бхимасена решает убить Кичаку

Москва, Художественная литература - 01 января 1974
аудиокнига для практикующих из раздела «Шастры и духовные писания» со сложностью восприятия: 4
длительность: 00:06:25 | качество: mp3 64kB/s 3 Mb | прослушано: 338 | скачано: 435 | избрано: 3
Ctrl+Б и Ctrl+Ю - замедлить или ускорить на 10% Ctrl+Left и Ctrl+Right - перемотки по 5сек
Сказал он: «Пусть наши покроются руки Позором, и пусть опозорятся луки, За то что тебя обрекли мы трудиться, Что руки в мозолях твои, о царица! Хотел я начать на глазах у Вираты Побоище ради великой расплаты, Но старшего брата увидел я рядом, - Меня удержал он косым своим взглядом. А то, что доселе с возмездием правым, С погибелью мы не пришли к кауравам, Что, царство утратив, живем на чужбине, - Стрелою сидит в моем сердце поныне! Жена дивнобедрая, будь справедлива, Избавься от гнева, от злого порыва. Юдхиштхира, Царь Правосудья высокий, Умрет, если эти услышит упреки, Иль Арджуна, Завоеватель Добычи, Иль два близнеца - и пастух и возничий - Погаснут, - погибну, их смертью сраженный! Ты вспомни, как прежде вели себя жены. Суканья была всей душою невинной С супругом, что в куче лежал муравьиной; Пошла Индрасена и лесом и лугом За старым, за тысячелетним супругом; Царевна, чье имя досель не забыто, Скиталась с супругом прекрасная Сита; Измучена ракшаса злобой упрямой, Шла Рамы супруга повсюду за Рамой; Отвергнув тщеславье, корысть, любострастье, Верна Лопамудра осталась Агастье; У женщин таких и тебе, о царица, Супружеской верности нужно учиться. За горем последует вскоре отрада: Терпеть полтора только месяца надо, Тринадцать исполнится лет, - и по праву Ты славу опять обретешь и державу». А та: «Я страдаю и горько рыдаю, Но разве Юдхиштхиру я осуждаю? Оставим былое, Бхима знаменитый, В лицо настоящему зорко взгляни ты. Царица всегда опасеньем объята, Что прелесть мою возжелает Вирата, И Кичака, зная тревогу Судешны, Ко мне пристает, многолживый и грешный. Безумным от страсти он стал, и сказала Я Кичаке, гнев затаив свой сначала: «Страшись! Пять мужей у меня, и с тобою Гандхарвы расправятся с яростью злою». «Сайрандхри! - сказал он, исполнен порока, - Гандхарвов твоих презираю глубоко. Пусть будет не пять их, а тысяча даже, - Я их уничтожу в сраженье тотчас же!» Сказала я: «Пусть ты победами славен, Но разве гандхарвам ты силок» равен? Ты жив, от погибели мною спасенный, Затем что добра почитаю законы». В ответ рассмеялся не знающий срама, Законы добра отвергая упрямо, Но если меня этой страстью слепою Он вновь оскорбит, - я покончу с собою. Погибнет добро, хоть добра вы хотите, Лишитесь жены, хоть условие чтите. Жену ограждая, детей ограждают, Детей ограждая - себя утверждают. «Для воина, - учат нас брахманы свято, - Единый закон - умертвить супостата». Пред взором Юдхиштхиры и Бхимасены Ударил меня сластолюбец презренный. Не ты ль меня спас, о душою великий, От ракшаса злого и Синдха владыки? Пойди - и да будет разрублен на части Сей Кичака, грешной исполненный страсти. Его размозжи, как о камень посуду, Тогда лишь обиду и горе забуду. А если взойдет над вселенною утро, Увидев: остался в живых Сутапутра, - Умру я от яда: и смерть мне - отрада, Коль жить под владычеством Кичаки надо!» Супруга припала к груди его с плачем, И он её словом утешил горячим, И, губы кусая, сказал: «Ради мести Убит будет Кичака с близкими вместе. Тая отвращенье, с любезною речью, Пойди и назначь в эту ночь ему встречу. Для танцев воздвиг помещенье Вирата, Где пусто становится после заката, И есть там постель, и на этой постели Я Кичаку к предкам отправлю отселе. Никто пусть не знает, что с ним в это зданье В условленный час ты придешь на свиданье».