Дары Бога Смерти

Москва, Художественная литература - 01 января 1974
аудиокнига для практикующих из раздела «Шастры и духовные писания» со сложностью восприятия: 4
длительность: 00:10:59 | качество: mp3 64kB/s 5 Mb | прослушано: 629 | скачано: 532 | избрано: 6
Ctrl+Б и Ctrl+Ю - замедлить или ускорить на 10% Ctrl+Left и Ctrl+Right - перемотки по 5сек
Царевна сложила молитвенно руки И молвила голосом горя и муки: «Ты мощи нездешней явил мне высоты. Я вижу, ты - бог. Назови себя: кто ты?» И был ей ответ: «Савитри дорогая, За то, что живешь ты, добро постигая, За то, что ко благу ты шествуешь прямо, Откроюсь тебе: я - всеправящий Яма. Сатьявана срок наступил. И петлею Свяжу, унесу его, в бездне сокрою. Он, праведник, был тебе верным супругом, Поэтому сам я пришел, а не слугам Своим поручил унести его ныне, - Смиренный, он чтил и богов и святыни». Связал он Сатьявана быстро, умело И душу извлек из безгласного тела: То был человечек, не больше чем палец, - И стал бездыханным царевич-страдалец. Исчезла душа - красота отлетела, Уродливым стало бездушное тело. Бог смерти направился в сторону юга, Однако великая сердцем супруга, Страдая и плача, с надеждой упрямой, Безгрешная, шла неотступно за Ямой. «Вернись, - посоветовал бог непреклонный, - Сверши над супругом обряд похоронный, Свой долг до конца ты исполнила честно!» В ответ - Савитри: «Нам издревле известно, - За мужем жена да последует всюду. Он жил, - с ним была я, и с мертвым пребуду! За то, что при муже отшельницей стала, За то, что я старших всегда почитала, За то, что усердно молилась, постилась, За то, что и ты мне явил свою милость, - Преграды не будет мне ставить дорога! Нам, людям, законов завещано много, Но дружбы закон - выше всех возглашаем, И если мы дружбы обряд совершаем, Семь раз вкруг огня мы ступаем стопою. Я тоже прошла семь шагов за тобою, И, значит, закон я исполнила главный, С тобой подружилась я, бог многославный!» Царь предков, бог смерти, сказал, красноокий: «Явила ты, женщина, разум глубокий, Слова твои звуком и мыслью богаты, Даренье за это проси у меня ты, Я дам, кроме жизни супруга, - любое!» Страдалица молвила слово такое: «Мой свекор ослеп и лишился державы, Беседуют с ним лишь деревья и травы, Владыке, живущему в кротком смиренье, Верни, благородному, сильному, зренье!» А бог: «Этот дар ты получишь как милость. Вернись, безупречная, ты утомилась. Усталая, вижу я, ты исстрадалась». А та: «Рядом с мужем - откуда усталость? Где муж, там и я. Скреплены мы судьбою. Ты мужа уносишь, и я за тобою. Владыка богов! Ясный ум обнаружим, Сказав, что светла встреча с праведным мужем. В одной даже встрече - добро и отрада, Дружить с этим праведным каждому надо!» Ответствовал бог: «Твоя речь благодатна, И мысли на пользу, и сердцу приятна. Теперь обретешь ты даренье второе, Проси, кроме жизни супруга, - любое». А та: «Пусть получит мой свекор державу, Привержен да будет он благу и праву». А Яма: «Воссядет он вновь на престоле, Приверженный благу и праведной доле. Поскольку второй дождалась ты награды, - Ступай, соверши над усопшим обряды». В ответ - Савитри: «Самовластно ты правишь, Предел ты людским поколениям ставишь, Насильно в свою их уносишь обитель, За что и прозвали тебя - Покоритель. Но знаешь ли ты, в чем добро вековое? Должны мы любить всех живых, все живое, Ни в мыслях, ни в действиях зла не питая, - Вот истина вечная, правда святая. Все люди ко многим занятьям способны, Но те лишь прекрасны, что сердцем беззлобны». Бог смерти воскликнул: «Слова твои - благо, Они - как для жаждущих свежая влага. Заслуженно третье даренье тобою, Проси, кроме жизни супруга, - любое». А та: «Мой отец не имеет потомства. Чтоб радостью кончилось наше знакомство. Ты сто сыновей подари Ашвапати, - Правителей царства, водителей рати». И Яма: «Отвагой, умом наделенных, Сто братьев тебе подарю я законных. Я этим дареньем тебя успокою, Вернись, - далеко ведь зашла ты за мною». А та: «Рядом с мужем идти - далеко ли? Душа моя дальше стремится на воле! Послушай: сияющим Солнцем рожденный, Ты - Дхарма, дарующий правды законы. Бог смерти, ты грозным могуч правосудьем, Даешь ты покой и забвение людям. Мы праведником правоту измеряем, И больше ему, чем себе, доверяем. Из той доброты, что в душе утвердилась, Доверье ко всем существам зародилось. Прекрасные качества есть человечьи, - Но самое ценное - добросердечье!» А бог: «От тебя услыхал я впервые, Прелестная, мудрые речи такие. Ты правду познала, - и в этом заслуга. Что хочешь проси, кроме жизни супруга». Сказала царевна: «Пусть род наш продлится, Пускай от Сатьявана сто народится Отважных сынов, - у меня ли, на счастье, Иль, может, у равной супругу по касте. Хочу, чтобы милость над нами простер ты, - И это я дар избираю четвертый!» «Родишь ты, о женщина, - молвил Всеправый, - Сто смелых сынов, полных силы и славы. Но ты исстрадалась от горькой утраты, Вернись, потому что далеко зашла ты». «Кто добр, тот и прав, - отвечала царевна, - Он крепок духовно и стоек душевно. Общение добрых сердца озаряет, На доброго добрый без страха взирает. На добрых земля утвердилась в покое, В них, в добрых, - и будущее и былое. От доброго добрый не ждет злодеянья, За благодеянья не ждет воздаянья. Добро никогда не бывает напрасно, Всевластно добро, потому и прекрасно!» «Пока, - бог ответствовал, - ты говорила, Душе моей речь твоя радость дарила, И мысль твоя, слогом красивым одета, Казалась источником чистого света. Ты стала мне ближе дитяти родного. Добро, - ты права, - всех деяний основа. Проси, чего хочешь, и дар несравненный Я дам тебе - любящей, верной, смиренной!» А та: «Мною дар избирается пятый. Да будешь ты милостив, благом богатый! Верни мне Сатьявана, если права я! Пускай оживет он: без мужа мертва я! Без мужа не надо мне хлеба и крова! Без мужа не надо мне неба дневного! Без мужа не надо мне вешнего цвета! Без мужа не надо мне счастья и света! Не надо мне дома, и поля, и сада, - Без мужа мне жизни не надо, не надо! Ты сто сыновей посулил мне, однако Уносишь Сатьявана в логово мрака. Прошу я: ты жизнь возврати ему снова, И правдой твоё да насытится слово!»