Сатьяван и Савитри уходят в лес

Москва, Художественная литература - 01 января 1974
аудиокнига для практикующих из раздела «Шастры и духовные писания» со сложностью восприятия: 4
длительность: 00:06:48 | качество: mp3 64kB/s 3 Mb | прослушано: 545 | скачано: 500 | избрано: 6
Ctrl+Б и Ctrl+Ю - замедлить или ускорить на 10% Ctrl+Left и Ctrl+Right - перемотки по 5сек
Шло время. К Сатьявану смерть приближалась. В душе Савитри были горе и жалость, На дни, что летели, смотрела в печали, Речения Парады в сердце звучали. «День близок, - подумала, - неотвратимый. Умрет на четвертые сутки любимый», - И строгий обет возгласила трехдневный: Не ела, недвижно стояла царевна. Услышал слепой об обете суровом, К снохе обратился с сочувственным словом: «Решенье такое - уму непостижно: Три дня крайне трудно стоять неподвижно!» В ответ - Савитри: «Так я твердо решила. Меня не жалей, ибо есть во мне сила». А царь: «Я обет призову ли нарушить? Скажу я: «Нарушь», - не должна меня слушать!» Незрячий замолк, сокрушаясь душевно. Столпом неподвижным застыла царевна. В безмолвном и долгом страданье стояла, И ночь отошла, и заря засияла. «День вспыхнул, чтоб жизнь дорогая погасла!» - С той думой в огонь возлила она масло, Почтила, как должно, с смиренной любовью, Отшельников-брахманов, свекра с свекровью. Подвижники, движимы скорбью живою, Взмолились о ней: да не станет вдовою! Царевна ждала рокового мгновенья, Но стало ей легче от благословенья. И свекор с свекровью смиренно сказали: «Исполнила ты свой обет, - так нельзя ли Низринуть, споха, послушания бремя, Смотри, приближается трапезы время». Ответила с ласкою дочь Ашвапати: «Поем я, когда будет день на закате». Тогда подошел, с топором на заплечье, Сатьяван: он в лес отправлялся, далече. «Пойду я с тобою! - сказала, тоскуя, - Тебя одного отпустить не могу я!» А муж: «Не просила ты раньше об этом, И как, изнуренная тяжким обетом, Прекрасная, пост соблюдавшая строгий, Пойдешь ты пешком по нелегкой дороге?» В ответ - Савитри: «Я сильна и здорова, Пойду я с тобой, - таково мое слово». А муж: «Хорошо. Но, над младшими властны, Родители тоже да будут согласны». К свекрови и свекру она, молодая, Пришла и промолвила, скрытно страдая: «Мой муж собирается в лес за плодами, А также чтоб ваше поддерживать пламя. Священный огонь - вот ухода причина, И, значит, не надо удерживать сына. Без мужа мне грустно, - слова мои взвесьте, - Позвольте мне с мужем отправиться вместе. Весь год прожила я безвыходно дома, Мне прелесть лесная совсем незнакома». Дьюматсена молвил: «С тех пор как женою Сатьявану стала, - ко мне ни с одною Ты просьбою не обращалась, родная. Ступай же, супруга в пути охраняя». С таким разрешеньем, тревожась о муже, Пылая внутри и сияя снаружи, С супругом отправилась в лес шумноглавый, Где яркие ягоды, свежие травы, Где нежно касались друг друга вершины, Пронзительно перекликались павлины. Шла с мужем вдвоем вдоль речного потока И лотосы глаз раскрывала широко. «Смотри!» - говорил ей супруг то и дело, Но только на мужа царевна смотрела. Уже он ей мертвым казался, и горе Таила она в жизнерадостном взоре, И, помня слова мудреца и пророка, Ждала, содрогаясь, ужасного срока. Так, думая думу свою втихомолку, Плодами наполнила с мужем кошелку. Затем началась дровосека работа. Устал он, покрылся росинками пота, Внезапно почувствовал боль головную И молвил, взглянув на жену молодую: «Любимая, мне занедужилось, что ли? Болит голова, в сердце - острые боли, Как будто впились в меня копья иль стрелы... Немного посплю, отдохну, ослабелый». Присела царевна средь свежих растений, И голову мужа себе на колени Она положила, часы подсчитала, - Уже роковое мгновенье настало! Тогда-то, в испуге, изверясь в надежде, Увидела путника в красной одежде. С петлею в руке и в короне блестящей Смотрел на Сатьявана страх наводящий Глазами, налитыми жаркою кровью, - Не тог ли, кто участь готовил ей вдовью?