хочешь помочь?

– Не могли бы Вы рассказать, как Вы пришли в Движение сознания Кришны? Где и когда это произошло?

– Это было в конце 1979 года. В то время я занимался йогой и уже почувствовал пользу правильного режима дня и вегетарианства. У нас был небольшой коллектив любителей йоги, и мы иногда собирались на квартирах друг у друга. Первая, так сказать, «нама-хатта» прошла в Москве, в Большом Девятинском переулке, напротив посольства США у одной художницы, которая занималась в нашей группе. Нам сказали, что будет встреча со специалистом по йоге Анатолием Федоровичем. Как потом выяснилось, это был русский ученик Шрилы Прабхупады Ананта Шанти дас.

Анатолий с вдохновением рассказывал о разных системах йоги, и хотя я мало что понял, все же почувствовал, что в этом есть что-то уникальное и притягательное. Ананта Шанти в то время регулярно читал лекции в разных клубах, домах культуры, и я стал их постоянным посетителем.

Со временем я познакомился с его друзьями: Валентином – будущим Бхарадваджей прабху и Евгением – будущим Экатой прабху, которые проводили программы в квартире у метро «Рижская». Затем у меня появилась «Бхагавад-гита как она есть» на английском, которая произвела на меня большое впечатление, и я понял, что столкнулся с глубокой философской системой.

Через какое-то время я достал запись джапы Шрилы Прабхупады и начал слушать мантру Харе Кришна. Мантра на меня произвела такое сильное впечатление, что я стал слушать эту запись каждое утро во время занятий йогой. Постепенно Святое имя вошло в мой ум, и поскольку я уже начал повторять маха-мантру в уме, через какое-то время я начал повторять ее и на четках. Сначала один круг, потом полтора, два круга, а 18 апреля 1980 года я впервые в жизни повторил 16 кругов.

В тот день состоялась еще одна встреча с Ананта Шанти, но на этот раз я уже не был гостем. К тому времени я уже начал активно участвовать в организации этих программ. Лекции в то время читал только Ананта Шанти, но через какое-то время к нам присоединились Володя Девяткин – будущий Шриман Видура прабху, Сергей Приборов – будущий Санатана- кумар прабху, Сергей Куркин – Садананда прабху. Последний сразу стал петь зажигающие киртаны, а Видура прабху первым отважился читать лекции. У него был очень мощный проповеднический дух, и к тому же он оказался прирожденным оратором.

Летом 1980 года Ананта Шанти уехал путешествовать по стране, и мы с Видурой прабху, Бхарадваджем, Санатана-кумаром и Саданандой стали проводить программы уже без него.

– А как насчёт КГБ? Я слышал, что поначалу были сильные гонения со стороны советского государства?

– Первый год в сознании Кришны для нас был безмятежным, поскольку нас никто еще не трогал. Мы проповедовали открыто, приглашая людей на программы прямо с улицы. Конечно, ходили слухи, что КГБ где-то за кем-то следит, но мы этого не ощущали. Так было до осени 1980 года. В сентябре в Москву приехал Харикеша Свами, и мы для него организовали программу. Затем он уехал в Ригу, и там, на программе в Доме пионеров, впервые появились сотрудники КГБ, которые остановили программу. Харикеша Свами вернулся в Москву, где его арестовали и выслали из страны. Так мы впервые, пока еще заочно, познакомились с КГБ.

Соответственно, после этого мы стали действовать более осторожно и устраивали программы, соблюдая правила конспирации. В октябре 1980 года на квартире Санатана-кумара прабху в «Страгино» прошла первая заочная инициация советских преданных. Ананта Шанти послал Харикеше Свами список из 40 кандидатов, и тот решил инициировать нескольких из нас. Посвящение получали 25 человек, из них человек 10 было москвичей. Я помню, как покупал 25 металлических тарелок для ягьи.

Церемония продолжалась целый день. Мы собрались с утра и, в соответствии с инструкцией, стали по очереди принимать омовение (некоторые матаджи сидели в ванной по полчаса). Когда все помылись и начало смеркаться, Ананта Шанти начал следующую часть обряда. У него на бумажке было подробное руководство, и он все старался делать четко, без искажений. Мы хорошо понимали, что во время инициации получим связь с Кришной. Я помню, как сидел и ждал, когда же произойдет чудо. И действительно, в конце обряда, когда были прочитаны все мантры и брошены зерна в костер, мы почувствовали, что сверху низошла какая-то благодать – все начали петь киртан.

Второй раз, уже по-настоящему, КГБ дало о себе знать осенью 1981 года – ровно год спустя после инициации. Мы проводили программу у матаджи Галины, в квартире около станции метро «Первомайское». В ее двухкомнатную квартиру народу набилось битком. В каждой комнате было человек по тридцать минимум, плюс на кухне несколько человек готовили прасад. Проповедь шла в обеих комнатах. В одной комнате читал лекцию я, а в другой – Видура прабху. В прихожей до потолка штабелями лежали пальто и куртки.

И вот в самый разгар программы двери распахиваются и врываются кэгэбэшники в штатском и сотрудники милиции с понятыми: «Всем оставаться на местах! Предъявите документы!» Это стало нашей первой встречей с КГБ. Несколько часов продолжалась проверка документов, пока не переписали всех. Позже они стали сообщать о нашей связи с Сознанием Кришны на работу и на место учебы. В КГБ на нас были заведены дела, и через какое-то время начались обыски. Мы все же продолжали проповедовать, но ещё более осторожно. На программы стали приглашать выборочно только своих друзей и знакомых. Однако кэгэбэшники легко подсылали к нам своих людей.

Однажды на нашу программу пришел интеллигентный человек с бородкой. Во время премадхвани, когда все стали кланяться, он достал фотоаппарат и стал фотографировать всех. Через пару дней он появился на очередной программе и подарил всем нам по несколько фотографий. На следующий день у всех преданных на квартирах начались обыски, а те фотографии стали вещественным доказательством и легли в уголовные дела как свидетельства того, что мы занимаемся нелегальной религиозной деятельностью.

– Может быть, Вы расскажете о подпольном печатании и распространении книг Шрилы Прабхупады?

– Летом 1982 года мы начали переводить «Бхагавад-гиту» под руководством Шримати Премавати. Мне достались две главы «Бхагавад-гиты» – первая и двенадцатая. Я перевел первую главу и, к счастью, успел отвезти ее Шримати Премавати. На другой день ко мне нагрянуло КГБ с обыском и конфисковало всё, что было связано с сознанием Кришны. Перевести двенадцатую главу я не успел, потому что был арестован в июле 1982 года и осужден на 4 года. В моё отсутствие началось печатание книг в Армении и подпольное их распространение.

Когда я вернулся в Москву в конце 1987 года, уже вовсю шла перестройка. Кроме Шримана Вриндавана прабху, все преданные уже были на свободе. В Москве вайшнавы ходили с харинамой по Арбату и распространяли маленькие «Бхагавад-гиты». Я сразу подключился к проповеди.

Помню, мне нравилось распространять «Бхагавад-гиту» среди друзей и знакомых. Моим своего рода шикша-гуру по санкиртане был Ашутоша прабху. Как-то раз мы с ним куда-то ехали вдвоем, и он, проходя мимо киоска, достал книги и стал их показывать продавцу. То же самое он проделывал, проходя мимо магазинчиков. Он проповедовал всем подряд, чуть ли не каждому прохожему рассказывая о Сознании Кришны. У него я и заимствовал эту методику.

С тех пор я всегда ношу с собой книги и газеты. Ведь распространять книги можно везде – по дороге куда-то или, например, на рынке. Пока ходишь по рядам, делая закупки, можно встретить какого-нибудь скучающего продавца. Я обычно подхожу к такому продавцу и рассказываю о ведической культуре, показываю газеты и книжки. У домохозяев много дел, много семейных обязанностей, и ходить на санкиртану на полдня просто нереально. А вот проповедовать по дороге с работы вполне возможно. У меня, например, всегда кто-то покупает газету или книгу.

Итак, вернувшись в Москву, я застал период распространения первых армянских «Бхагавад-гит». В тот период квартира Шримати Ягьи была штабом, где собирались преданные. Они могли придти к ней в любое время и переночевать. Помню, днем у нее вся большая комната была устлана страницами из «Бхагавад-гиты», и преданные сортировали эти страницы, чтобы отдать на переплет. Это был очень яркий период, когда началась открытая проповедь сознания Кришны.

КГБ мы уже не боялись, поскольку нас официально признали осужденными незаконно. 20 мая 1988 года, спустя полгода после моего освобождения, нас зарегистрировали как официальную организацию. Соответственно, мы получили право открыто распространять свои книги. В этом заслуга Шримана Радха-Дамодара прабху, который ездил каждый день в Совет по делам религии, по разным инстанциям, собирая документы и справки.

Первоначально нам привезли партию книг из Швеции: «Бхагавад-гиту», «Учение Шри Чайтаньи» и «Источник вечного наслаждения». Распространяли их мы, как могли, – кто на улице, кто ставил столик в парках, в метро. В 1989 году состоялась первая наша поездка в Индию, а в 1990 году мы получили храм у станции метро «Беговая», и началась эпоха массового распространения книг Шрилы Прабхупады в СССР.

– Что бы Вы хотели пожелать преданным санкиртаны?

– Я глубоко убеждён, что преданные санкиртаны должны тесно сотрудничать с прихожанами на нама-хаттах. Нама-хатта – это очень мощная система проповеди, не только потому, что преданные нама-хатт ходят на санкиртану. Нама-хатта – это более глубинная проповедь: если санкиртана – это первое знакомство людей с сознанием Кришны, то на нама-хатте человек уже получает систематическое обучение. Так что преданные санкиртаны должны раздавать интересующимся людям листочки с телефонами нама-хатт. Сознание Кришны неполноценно как без санкиртаны, так и без нама-хатт.

В «Бхагавад-гите» Кришна говорит: «Мысли моих чистых преданных всегда сосредоточены на Мне, их жизни отданы служению Мне, и они черпают огромное наслаждение и блаженство, просвещая друг друга в беседах обо Мне». Так вот, нама-хатты помогают понять не только философию, но и духовную практику, то есть уловить вкус, настроение, в котором нужно нести свое служение. Хочу в заключение пожелать всем распространителям книг успеха и вдохновения на передовой линии проповеди сознания Кришны!

Материал подготовил Радхика Раман дас.