Царствовать в аду или служить на небесах?

Навадвип-дхам - 16 января 1982
Любая деятельность в мире эксплуатации имеет реакцию. Стать нищим в измерении любви. Позитивная жизнь в свободном служении. Мир адхокшаджа. Невозможность самопожертвования в мире материи.
запись беседы для глубокого изучения из раздела «Религия и духовность» со сложностью восприятия: 9
длительность: 00:09:43 | качество: mp3 64kB/s 4 Mb | прослушано: 57 | скачано: 84 | избрано: 0
Ctrl+Б и Ctrl+Ю - замедлить или ускорить на 10% Ctrl+Left и Ctrl+Right - перемотки по 5сек

00:00:09 Закон природы, закон эксплуатации таков, подобные реакции, реакция подобного рода. Даже творец этого мира не может избежать этой участи. Позаботься о себе. Это относительное положение, люди, разум, последователи, интеллект, деньги, реакция - все это реакционно.

00:01:15 На основании подобных концепций пытайся отыскать свой путь, найти свой путь. Что ты выбираешь: стать жителем, стать приемником мирского царя, стать наследником царя, или стать нищим в измерении, в том измерении, где единственная реакция – это Любовь. Выбирай. Стать мирским владыкой или нищим в мире Любви. Будда и Шанкар принесли идею вечного сна, растворения эго, растворения эго, но это негативное достижения.

00:02:25 Возникает, здесь возникает вопрос позитивного достижения. Возможно ли позитивная жизнь? Рамануджа Ачарья резко противостоял Шанкаре, утверждая: «Существует позитивная жизнь, и эта жизнь в измерении Вайкунтхи, где ты не будешь владыкой, но в качестве слуги тебе позволено будет жить там, и служение не есть нечто низкое, низменное служение благородно, достойно. Прими жизнь свободного служения, речь идет о свободном служении на честной земле. На честной земле. И это не рабство, как ты думаешь здесь, в настоящий момент».

00:03:22 Эта истина уже была представлена в писаниях, но Рамануджа развил идею Веданты и выступил против Шанкары, против школы отречения. Затем, конечно же, Мадхава Ачарья и эти идеи присутствовали в Ведах, в Упанишадах, в Пуранах, но ученые ложно поняли эти идеи. И пришли к заключению, что высшая цель – это сон без сновидений.

00:04:09 Однако речь идет об этом измерении адхокшаджа, о благородной жизни в служении в высшем измерении. Не о жизни в низшем измерении бытия, где ты можешь быть владыкой, но в высшем измерении бытия. Хотя они называются слугами, но в действительности это жизнь в счастье, наслаждении, это жизнь царя. Подобное возвышенное, высокое положение: лучше служить на небесах, чем царствовать в аду, господствовать в аду.

00:05:00 Адхокшаджа. И Махапрабху, Махапрабху, опираясь на Бхагаватам, показал: высочайшее служение возможно в измерении любви и нежности. Состязание присутствует там, конкуренция, конкуренция преданности, в благородном измерении все реалии благородны, в благородном. Здесь, летом мы можем в комнате, где стоит кондиционер, чувствовать некий комфорт, но бедняк, который живет на берегу моря, также пользуется преимуществами свежего воздуха. Самый бедный человек, самый бедный член общества наслаждается свежим воздухом, но здесь кондиционер обходится очень дорого.

00:06:22 И почва, земля того мира такова, что самый бедный человек досыта накормлен и имеет все удобства, таково это измерение жизни. Все слова подобны песне, музыкальны, каждая ходьба подобна танцу. Определенное представление дано там, гармония достигает там такой степени, что все сладостно, все сладостно там.

00:07:12 Существует такое бенгальское выражение: существует смерть, которую человек жаждет словно рая. Подобная смерть сравнивается с раем, счастливая смерть, с небесами. Измерение бытия, о котором идет речь, таково, что каждый, каждый, тот, кто дает, тот, кто берет, счастлив. Мы можем, мы можем предположить, что основанием этого измерения бытия является самопожертвование и служение, не эксплуатация, поэтом можно предположить, что это измерение бытия не может не быть миром счастья.

00:08:11 Здесь мы не можем жить, не эксплуатируя окружающий мир, там все обстоит прямо противоположным образом, мы не можем не быть счастливыми, каждый вносит вклад, никто не берет, никто не крадет. Каждый стремиться дать. Брать - там это считается преступлением, и тогда каждый становится счастливым. А здесь каждый занят тем, озабочен тем, чтобы брать, не давать. И то, что дается, также делается ради интереса, будущего, ради Сварги, рая, поэтому самопожертвование в подлинном смысле слова практически недоступно здесь, практически отсутствует здесь. Такая низменная жизнь здесь, в этом мире. Чистый дар, чистая жертва невозможна здесь, в этом мире. Все ложно, все это черный рынок здесь. Кто дает? Кому что принадлежит? Все это ложно, собственничество зиждется на ложном фундаменте, основании.