хочешь помочь?
NO |

Я с большим интересом прочел замечательную статью, помещенную в двух выпусках бенгальского еженедельника Гаудия Миссии — за десятое и двадцать шестое мая. Эта статья озаглавлена несколько драматически — «Локаприята о сатьянусандхана», что можно перевести с бенгали приблизительно как «Поиски славы или поиски истины?» Статья прошла фактически незамеченной, ибо современных бенгальцев больше интересуют их религиозные догмы и демократические реформы. Однако выйди она на одном из европейских языков, она, скорее всего, привлекла бы широкое внимание мыслящей публики — если не своими взглядами, то, по крайней мере, бескомпромиссным отрицанием демократических идеалов, на основе которых строится жизнь нашего поколения в большинстве цивилизованных стран мира.

Суть вопроса, поставленного в ней, можно сформулировать так: «Можно ли судить об истине на основе предпочтений большинства людей, живущих в нашем мире? И если это не так, то по какой причине столько образованных и влиятельных граждан нашего общества так настойчиво советуют принять именно этот способ познания?» Общественное мнение — тот судья, что выносит свой вердикт по любому вопросу касательно повседневной жизни. То, что одобрено им, немедленно вызывает всеобщий интерес, и напротив, темы, идущие вразрез с его убеждениями, сразу же вызывают подозрение аудитории. В той степени, в какой некоторому вопросу сопутствует общественная поддержка, настороженность людей по отношению к его «законности» или «приличности» уменьшается вплоть до полного исчезновения, и в этом случае тема снова обретает «внимание широкой общественности». Те, на ком лежит ответственность за формирование общественного мнения, следят за таким распределением тем по их важности. Суд публики — вот единственное средство выяснить, насколько актуален тот или иной вопрос. Все, что не проходит этого «естественного отбора», обречено на прозябание вне святая святых общественной благосклонности и, несомненно, встретит только холодную недоброжелательность.

Но кто возлагает эти важные темы на алтарь нашего внимания? Кто эти священники — из числа ли они лидеров нашего общества или из тех, кто просто выносит свой приговор и свое суждение? В последнем случае способны ли они без помощи первых достаточно точно определить истинную важность какой-то проблемы? Почему именно к этой теме публика должна отнестись со всем вниманием и серьезностью? Сейчас на повестке дня стоит множество вопросов первостепенной важности. В таких условиях любое новое предложение обязано пройти испытание у компетентных специалистов, или иными словами, у лидеров общества. Фактически, именно они определяют, что достойно внимания публики, а что — нет. Темы, которые регулярно выносятся на общественное обсуждение, со временем становятся популярными и как бы естественными для масс в силу того, что вызывают исключительное волнение в умах людей, подавляющее большинство которых не будут ставить под сомнение «правду», какой бы она ни оказалась. Такова подлинная награда стойким приверженцам истины, которые прилагают свои бескорыстные усилия ради того, чтобы нести людям богатство просвещения во имя всеобщего блага. Этот метод считается наилучшим среди всех практических средств отыскания объективной истины, и даже если он далек от идеала, ничего лучшего не остается, как аккуратно использовать его, пока не открыты другие способы, приносящие лучшие или хотя бы такие же результаты. Предпосылки, лежащие в основе этой распространенной философии, проверены на истинность в упомянутой статье. Анализ показал следующее. Общество состоит из отдельных граждан. Идея не выживет, если ее не примет несомненное большинство людей, составляющих некоторую социальную группу, общину или человечество в целом. Мнение отдельных людей — вот подлинная основа общественной оценки того или иного явления, если, конечно, общество не предоставит судить о всех «за» и «против» своим лидерам либо не положится на волю случая. Собственно, нет существенной разницы, что принять — мнение большинства или чье-то частное мнение, первое основано на втором, поэтому степень истинности того и другого одинакова. Если же мнение о проблеме исходит от лидеров, которые не подвержены ошибкам и поэтому заслужили всеобщее доверие, то и в этом случае истинность ему придает надежность источника.

Мы вынуждены признать, что только мнение определенного человека или группы людей служит окончательным критерием истины, в противном случае нас можно обвинить в предвзятости и в том, что мы судим о вещах на основе обстоятельств, не имеющих отношения к делу — скажем, на основе того, что думают об этом непосвященные.

Поэтому в наших рассуждениях мы неминуемо должны говорить о чьих-то личных мнениях. Этот скрытый порочный круг всегда возникает в наших рассуждениях, и мы надеемся попасть в рай, ведомые «гласом Божьим», который фактически суть «глас народа». Демократы, в особенности современные, неприкрыто презирают частные мнения, основанные на чьих-то незрелых идеях и амбициях, считая себя бескорыстными искателями истины. Но в действительности именно это кошмарное частное мнение играет в обществе первую скрипку. Стая тигров способна, на взгляд демократов, возвыситься до уровня смиренных ягнят, а обезьяны, знай они принципы демократического общества, превратились бы в чистейших филантропов, но главное, оба вида забыли бы свою необузданную свирепость и буйство, свойственные по природе их менее удачливым собратьям в «частных» отношениях. Не стоит отчаиваться — говорят демократы — ибо «чистый поток непрерывно бьет из неоскверненного источника, освященный божественным вещанием оракула, роль которого исполняет политика демократического общества! Он оказывает благотворное влияние на характеры граждан». Иными словами, все обезьяны станут тиграми, когда наступит наконец эра всеобщей любви, которую приблизит стабильная работа демократического механизма! Это произойдет с той же вероятностью, с какой отбросы можно перегнать в мед.

На самом же деле именно средний обыватель определяет общественное мнение в демократически организованном социуме. Этот среднестатистический представитель человеческого рода, точно так же, как и представитель любой другой животной формы жизни, заботится — прямо или косвенно — лишь об удовлетворении своих потребностей. Следовательно, «общественное мнение» суть просто сумма убеждений некоторого количества людей, и этот общий принцип проводится в жизнь с большей или меньшей чистотой и завершенностью, в зависимости от того, насколько отлажена организация. И если демократические идеалы оправдывают ожидания публики и приносят ее чувствам желанные удовольствия, они, без сомнения, будут встречены с нескрываемой радостью. Знание этих законов психологии масс принесло всем выдающимся общественным деятелям тот успех, который, в свою очередь, удовлетворяет их собственные чувства.

Вот что лежит в основе философии либерализма и демократии. Это инфекция, которая перекидывается от очага заражения на все прочие части тела, переносимая каким-то вредным микробом.

Этим рассуждениям можно, казалось бы, противопоставить блестящую плеяду гордых имен тех героев, которые обычно возглавляют почетное шествие в честь идеалов демократии, дабы своей стойкостью и благородством поддержать ее шаткие опоры. Однако даже эта «соль земли» вдруг становится пресной, если посмотреть на дело глазами разума. Действительно, чем они заслужили свою великую честь? Тем, что способствовали удовлетворению желаний своих собратьев. Ведь иначе кто стал бы прославлять их? Рассмотрим, например, особенно трудный случай, когда ученый заслужил признательность за свои уникальные труды, но отвергает все личные титулы и премии. Его исследования весьма ценятся людьми, но по какой причине? Они либо напрямую дают им новые возможности для наслаждений, либо делают это косвенно, помогая бороться с болезнями физического или психологического толка. При этом сам ученый доволен собой, думая о том, что, способствуя утолению чьих-то потребностей, совершил нечто полезное для человечества. Он сам также удовлетворил свои амбиции, которые в данном случае приняли тонкую форму наслаждений его ума. Итак, беспристрастный анализ, опираясь на силу неумолимой логики, приводит нас к заключению, что все происходящее в физическом или психологическом мире, имеет прежде всего экономическую ценность. Вся внешняя убедительность и мощь европейской цивилизации основана на ясном осознании и неуклонном проведении в жизнь этого принципа. Современную филантропию породил сентиментальный и необоснованный эгоизм большого количества леди и джентльменов, которые жаждали так или иначе выполнить свои желания, не ведая тому никаких преград. Только такая филантропия, только такая наука может рассчитывать на поддержку общества, состоящего из людей, не желающих знать ни о чем, помимо решения своих собственных материальных проблем.

Что же касается религии, то и ей занимаются в основном те, кто мечтает о популярности. Такие деятели пытаются доказать, что религия — не что иное, как надежный и вечный фундамент, позволяющий легко построить нерушимый замок чувственных удовольствий — задача, которую наука пытается решить с таким трудом и так несовершенно. Если кто-то желает, чтобы политика или общество в целом изменились в лучшую сторону, он просто должен принять определенное вероисповедание, и все произойдет само собой. Религия даст вам все, что вы хотите. Проповедник как бы говорит своей пастве: «Доверьтесь мне безоговорочно. Посмотрите: разве я нуждаюсь в том, чтобы сводить концы с концами? Безусловно, нет. Поэтому предлагаю вам последовать моему примеру». Но понимают ли эти служители Господни, которых знает любая страна и любая эпоха, какова настоящая основа такой популярности? Можно ли считать, что эта основа доказывает истинность их проповедей?

Теперь посмотрим на это с другой стороны. Известно, что Иисус Христос был распят по приговору иудейской толпы, с которой слабохарактерный Пилат был вынужден согласиться против собственной воли. Проповедь Магомета встретила крайнее озлобление окружающих. Шри Чайтанья избежал гонений со стороны высших кругов общества только потому, что своевременно отрекся от дома и семьи и добровольно ушел в изгнание. Подобные события случались в жизни всех истинных религиозных проповедников. Все они не только не заслужили широкой популярности среди современников, но напротив, подвергались всевозможным оскорблениям и преследованиям. Та поистине безграничная слава, которой они удостоились впоследствии, не должна сбивать с толку. Ее создали ловкие люди, сделавшие себе имя и славу на страданиях этих святых, провозглашая имена истинных мучеников в качестве средства для удовлетворения мирских притязаний широких масс.

Люди в большинстве своем не интересуются настоящей верой. Склонность к этому проявляют единицы. Те, кто действительно обратились к ней, всегда малочисленны, и каждый из них с содроганием отвергает саму возможность близких отношений с мирскими людьми, ибо вкусы и убеждения побуждают их категорически отрицать экономические ценности, на которых зиждется лицемерное единство «цивилизованного общества». Это «единство» в сердцевине своей осквернено даже больше, чем племя необразованных туземцев, которые не утруждают себя одеждой, но в своей неприкрытой животности не оправдываются сложной софистикой или призывами к «свободе», которые исходят из темнейших адских глубин — из современных газет.

Нельзя служить и Богу, и мамоне. Только ищущий Истину ради Нее Самой способен понять истинное величие тех, кто отказался от всякого стремления к благам этого мира и служит Кришне, послушный велениям священных писаний. Благодаря этому он освободился ото всех обязанностей по отношению к богам, риши или питриям (предкам), — обязанностей, которые, строго говоря, подобны любым другим рутинным долгам «общества», живущего только для себя. Все эти мирские обязательства только преграждают нам путь служения подлинной Истине — Самому Богу. Он, Абсолютная Личность, благословляет их, но не теми благами, которых алчут люди этого мира — ибо они не имеют в глазах этих чистых душ никакой ценности, — Он награждает их Своей любовью, побежденный их бескорыстной преданностью.

^ наверх