Цель жизни важнее жизни

08 августа 2009
Главное Существо. Что важнее: сама жизнь или ее смысл? Иллюзия и истина. Любовь в понимании вайшнавов. Правда и правота. Уровни сознания в отношениях с Богом. Что такое вайшнавизм?
лекция для практикующих из раздела «Философия» со сложностью восприятия: 5
длительность: 01:01:20 | качество: mp3 32kB/s 14 Mb | прослушано: 1345 | скачано: 797 | избрано: 1
Ctrl+Б и Ctrl+Ю - замедлить или ускорить на 10% Ctrl+Left и Ctrl+Right - перемотки по 5сек

Главное Существо

00:00:00 В третей песни говорится в основном даже не столько про сотворение. Вот как есть в диалектике понятия тезис, антитезис и синтез. Вот если тезис — это бытие, антитезис — это небытие, то синтез — это становление. Вот если объединить тезис и антитезис, у нас получается в синтезе становление. Вот третья книга, она как раз говорит о становлении. Там основанная идея — это то, что творение подчиняется правилам поэзии. Вообще древнегреческое слово, вообще слово поэзия происходит от древнегреческого «поэзис», означает, творить. Вот окружающий мир, он как раз создан по правилам речи, по правилам языка.

00:01:11 Вот в этом, что есть главное существительное или философия Его называет Главное Существо. В языкознании это существительное. Есть прилагательное, т.е. то, что нам объясняет, то что указывает на качество этого существительного. Например, мы говорим, большой человек. Вот «большой» это его прилагательное, т.е. то, что прилагается, его атрибут, а человек — это само существительное. Вот без существительного прилагательное не имеет никакого смысла. Но без прилагательного существительное может все-таки может существовать. Вот об этом вкратце говорится. Вот, например, мы смотрим на окружающий мир и по сути мы наблюдаем одни прилагательные. Это все пестрота прилагательных, пестрота качеств, но самого существительного мы с вами не можем видеть. Вот на его фон, на фоне этих прилагательных или качеств, мы можем, обладая здравым рассудком, увидеть самое существо. Это существо есть Всевышний, Вседержитель. Его называют еще Вишну. Вишну означает вседержитель. Вот Он существительное. Все остальное — прилагательное.

00:02:47 Нет, Кришна — это существительное. Собственно, это единственное существительное. Но вообще мир, бытие, это все сплошные прилагательные, разные части речи. Там глаголы есть, наречия, прилагательные, да? Как они еще? А?
— Местоимения.
— Местоимения это очень интересная часть речи. Это собственно мы с вами. Мы как бы имеем некое место, но по сути мы лишь прилагательные к нему. Местоимения без существительного тоже не имеет никакого содержания. Что такое я, ты? Он? Если нет связи с главным существительным, то они не имеют никакого содержания. Нет наполнения в них. Но вот мы, как говорится, созданы по образу и подобию. К нам могут быть приложимы прилагательные. Я большой, он маленький. Это зеленое, это красное. Все это местоимения. К ним можно прилагательные добавить. Но если не будет главного существительного в этом предложении, то вообще все теряет смысл. Но главное прилагательное основное — это Его обратная половина этого главного существа, которого мы называем Кришна. У него есть обратная половина.

00:04:40 На Её фоне... То есть Она есть всё-всё предложение, а Он в центре этого предложения. Он в центре бытия. И Его можно увидеть только в связи с Ней, т.е. с Его обратной половиной. На её фоне… Вот у Шрила Шридхара Махарджа есть книжка, она называется «Сердце и сияние» или «Сердце и аура». Вот Она есть аура. Она есть все остальные части речи, а Он есть сердце. Вот Его можно увидеть только в Ее сиянии. В контексте… Она контекст, а Он главное существительное. Еще вот как литературное произведения, особенно поэтическое литературное произведение, оно создано вдохновением. Т.е. творец, он создает по вдохновению и дальше он, творя, т.е. получив некий поток вдохновения, он начинает в своё творение вкладывать какой-то смысл. Поэтому этот мир, окружающий нас, он наполнен смыслом, но сам очаг вдохновения, т.е. реальность, от которой исходит вдохновение к творцу и он дальше творит, вот сам очаг не имеет никакого смысла.

00:06:16 То есть мир по образу и подобию которого создан вот этот путем вдохновения, как бы написания этой поэмы, он не имеет никакого смысла. Как игра или забава. Забава не имеет смысла. Если бы у божественной забавы был смысл, то смысл был бы важнее, чем сама забава. Понимаете? Смысл всякого явления, он по определению важнее или первичнее, чем само явление. Ну, как, например, жизнь.

Что важнее: сама жизнь или её смысл?

00:06:58 У каждого из нас есть жизнь. Так вот смысл жизни, он важнее самой жизни. Если мы поставим на чашу весов смысл жизни и саму жизнь, т.е. жизнь, как осмысление, как биологические процессы. То есть у каждого явления есть смысл и оно само. Вот смысл, он важнее самого явления. Вот в частности, жизнь. Гуманисты, это сейчас современная новая религия. Современная, это лет триста, наверное, или четыреста. Называется гуманизм. Где человек это… Все для блага человека. И мы знаем этого человека. Но тем не менее, люди поклоняются человеку, тем самым, они поклоняются себе. Так вот главный постулат в религии под называнием гуманизм — это то, что жизнь человека — самоценна. Вот жизнь, как таковая, продолжение рода, поедание ресурсов, даже если вы вегетарианец, вы всё равно кого-то едите. Вот сама жизнь, она самоценна. Таким образом, они постепенно заходят в тупик, потому что зрелым плодом религии под названием гуманизм, является философия потребления, а кульминацией этой философии потребления… То есть смысл жизни — это когда ты больше через себя пропускаешь, через свою пищеварительную систему ты не одну тележку в супермаркете, а две каждое воскресение.

00:08:58 Впечатления. Вот это тяга к путешествиям. Это пропустить через свои органы зрения и мозг, как можно больше картинок. Больше пощупать, больше послушать, больше почитать. Вот они говорят: «А ты читал это?». То есть пропустил ли ты через свой ум еще и вот эту тележку с буквами? Вот это вот общество потребления. Чем больше у тебя, есть в русском языке «впечатлений», языковых, вкусовых, слуховых. Чем больше впечатлений, тем больше ты получаешь удовольствий, тем больше ты наполняешь свою жизнь смыслом. И кульминацией вот этой философии является — это когда ты лежишь на диване с хорошими видео очками, шлемом, всякими тактильными, вкусовыми ощущениями и только чувствуешь. Скоро они будут уже летать на Луну, находясь на диване. Ощущения будут те же самые. Вот это кульминация философии потребления. Когда говорят, что жизнь самоценна, т.е. ценнее жизни, особенно человеческой, нет ничего, это приводит к тому, что нужно просто лежать и пропускать через себя впечатления. Вот поглощение впечатлений и называется жизнью. Жизнь — это когда ты ешь, впечатляешься.

00:10:29 Но если мы примем во внимание вот эту философскую истину, которая дается в Шримад-Бхагаватам, что смысл явления важнее, чем явление. Скажем так, если смыслом путешествия является прибытие в точку Б из точки А, то точка Б важнее, чем сама дорога. Точно так же жизнь. Если у жизни есть какой-то смысл, то этот смысл важнее, чем сама жизнь. Отсюда появляется такое понятие, но оно и существует изначально, как жертва или самопожертвование. Когда кто-то говорит благо моей родины важнее моей собственной жизни и бросается на амбразуру или благо человечества важнее, чем жизнь. Правда, под благом он понимает ту же самую жизнь, но чью ту другую. Когда человек понимает, что есть что-то важнее его жизни, он начинает искать эту цель, этот смысл и подстраивает под этот смысл всю свою жизнь. Жизнь подчиняется этому смыслу, т.е. не продление биологических реакций, а достижение какой-то цели, по сравнению с которой жизнь вообще не имеет никакой ценности.

00:12:07 Когда вы на чашу весов ставите собственную жизнь и некий смысл. Вы говорите: «Мне жизнь не нужна, потому что смысл для меня важнее». И в богословии вайшнавов вот этот самый смысл, в отличие от гуманистов, является счастье. Счастье или гармония, или красота важнее, чем сама жизнь. Счастье — это и есть смысл жизни и он важнее, чем жизнь. Когда наступает, в конце концов, выбор: жизнь или счастье, то соответственно он выбирает счастье. Потому что жизнь является маленькой частичкой счастья, как вспомогательная вещь.
— Вот такой вопрос: «Если счастье окажется иллюзорно, то есть то, что мы отдает, единственное, что у нас есть, жизнь, для счастья, условно говоря, а счастья — это иллюзия, майя. Ну как вот?»
— Значит, вам не повезло. Мы лишь говорим, что смысл такого явления, как жизнь, важнее, чем само явление.
— Может получается…
— А то, что мы под счастьем можем понимать какие-то следствия его, в этом наше несчастье, наша беда.
— То есть счастье это чувственное переживание?
— Вот, когда мы думаем, что счастье — то чувственное переживание, мы возвращаемся на круги своя. Потому что чувственные переживания это и есть жизнь. Если нет переживаний, то и нет жизни. Правильно? Получается мы жертвуем жизнью ради жизни, а это бессмысленно. Это все равно, что обменять одну копейку на одну копейку. Обменять жизнь на жизнь бессмысленно.

00:14:21 Следовательно счастье это не переживание, это нечто другое.
— Удовлетворение.
— Счастье не есть наш атрибут, потому что переживание — это следствие моего существования. Если меня нет, то и нет переживаний. Следовательно, то, что мы с вами, в данном случае, вы понимаете под счастьем, как переживание, это как бы отросток жизни, хвостик жизни. Мы говорим, что счастье, оно выше жизни. А жизнь, как мы с вами установили, это сгусток сознания, в которое включено переживания, осмысление и ощущения. Осмысление, переживание и ощущение. Вот это все составляет наше целостное Я. Мы называем его душа или сознание. Так вот оказывается счастье, оно важнее, чем это. А что может быть важнее, чем сознание? Это некая иная совсем категория. Мы называем счастье или Кришна. На санскрите Кришна, это звучит так. Некая более ценностная категория. И если мы с вами есть частица сознания, то очевидно, что счастье — это даже не частица, это сверхсознание. Это некая личность. Вот поэтому мы и не можем счастье схватить и понести в чемодане, потому что Счастье или Кришна, Он независим. Он не зависит от наших переживаний. Он находится за гранью нашего воображения, постижения и переживания. Он главная часть речи в этом предложении.

00:16:21 — Вот что такое само счастье, в конце концов? Если это не чувства…
— Это Существо.
— Существо?
— Ага.
— Которому я должен отдать свою жизнь, поэтому я…
— Нет, не должен. Это существо, которое пронизывает собою все. Все существует, каждая точка, каждая запятая в этом предложении существует для того, чтобы подчеркнуть Его бытие, для того чтобы подчеркнуть Его присутствие, Его величие.
— А мое бытие, если?
— Оно прилагательное к Его бытию.
— Но если оно пронизывает все, то и мое бытие и моя жизнь и есть счастье. И мне как раз [не слышно] отметить.
— Нет. Оно пронизывает, но оно независимо от вас. Оно пронизывает, конечно. Как солнечный свет пронизывает каждую травинку, хотя мы видим, что травинка находится в тени, но она произошла от солнечного света. Солнечный свет наполняет своей силой все вокруг и благодаря Солнцу где-то даже в тени вырастает мох. Получая тепло, приводя в движение землю, приводя в движение реки, облака, все вырастает даже в тени. Там где солнечный свет непосредственно не падает, всё равно все растет.

Иллюзия и истина

00:17:46 Точно так же мы с вами, даже не видя, не ощущая Его своими чувствами, мы существуем благодаря тому, что Он пронизывают Собою все, каждую частицу нас. И другое Его имя еще параматма или всемирная душа, т.е. душа, которая везде находится. Парам атма — всемирная душа, всеобъемлющая. Мы — точка, а Он — все. Точка не может существовать без всего. Если все вокруг убрать, то точки не будет. Сознание не может существовать без счастья. Счастье и есть смысл сознания. Поэтому эта философия «жизнь — самоценная», т.е. продлить жизнь, как можно больше, это, по сути, яд. Потому что жизнь без перспективы счастья не имеет смысла.
— Но а сама жизнедеятельность, это разве не счастье? Я есть атма, я воплощение всемирного.
— Но для чего я есть?
— Я есть, потому что я есть.
— Потому что, да. А для чего вы есть? То что вы есть благодаря…
— Для того чтобы быть.
— Опять, это поменять копейку на копейку.
— Чувственные переживания.
— Ради переживаний. Я живу ради переживаний.
— Накопление опыта.
— Вот это и есть. Опять, живу ради того, чтобы жить.
— Так и есть.
— Поэтому и…
— А принесение себя какой-то иллюзорной цели в жертву, не принесет мне счастья, на самом деле.
— Но откуда вы знаете?
— Я, конечно, на амбразуру не прыгал. Но я сомневаюсь, что это мне доставит удовольствие.
— В общем, да.

00:19:36 — Счастье это, действительно, миг, но растянутый в бесконечность, а жизнь — это просто бесконечность.
— Может быть я не прав, но мне кажется, что принесение себя в жертву иллюзорной цели это [не слышно]
— Иллюзорной, верно. А если цель не иллюзорна? Или все цели иллюзорны?
— Ну, а что может сказать, что есть реальность, а что есть истина?
— Мы не можем конкретно сказать, что есть реальность, а что есть истина, но мы можем сказать, очевидно, что если есть иллюзия, то обязательно есть истина.
— Может быть, совокупность иллюзий и есть истина?
— Это уже пошла казуистика, может быть, а может быть и нет. Я лишь призывают вас понять, если есть иллюзия, что это такое, мы тоже не знаем, то обязательно есть истина. Если есть фальшивая монета, то обязательно есть настоящая. Если бы не было настоящей монеты, то фальшивая была бы той самой настоящей.
— Может быть, иллюзия и есть та самая настоящая монета?
— Нет, иллюзия не может быть чем-то настоящим. Не может быть все копией. Вот вы берете. Вот среди всех ксерокопий должен быть оригинал, с которого сделаны все остальные копии. Понимаете? Если это вам понятно, то тогда вам понятен и дальнейший ход всех рассуждений.

00:21:08 То есть если есть иллюзия, а иллюзия — это копия с копии, даже заверенная нотариусом. Все равно это копия с копии. Но всё равно где-то должен быть оригинал. Вот этот оригинал и есть истина, отличная от иллюзии. Но если вы результате долгого пути вы пришли к выводу, что все, что вы перепробовали была иллюзия, следовательно, истины вообще нет. Это неправильный вывод. Если все, что вы перепробовали было иллюзией, наоборот, вы еще ближе подвинулись к истине, потому что вы второй раз уже в ту же иллюзию не вляпаетесь. Вы еще ближе. Когда вы перепробовали все копии, вы приходите в магазин, даете эту банкноту, а у вас целая пачка, вам говорят: «Нет, это фальшивка». Значит, у вас появился шанс купить что-то настоящее.
— Вы говорите о том, что существо иллюзии ограничено. Но если оно постоянно и бесконечно порождается, то сколько бы мы не…
— Терпите. Их бесконечно. Правда, они комбинация из четырех кирпичиков. Все иллюзии, вот эти все копии, они есть комбинация из четырех. В этом смысле их всего четыре. Ну, можем добавить пятую. Об этом отдельно.

00:22:34 Первое — это здоровье, т.е. жизнесопротивление, некая жизненность. Здоровье, богатство, власть и уважение. Вот смешение этих четырех есть бесконечное количество иллюзий. Копий можно делать сколько хочешь.
— Но опять же, если вы говорите, что существует иллюзий бесконечно…
— Сочетаний.
— И вы говорите о том, что перебирая их, в конце концов, вы повышаем свой шанс к тому, чтобы прийти к истине, условно говоря, то это противоречит первое. Потому что если они постоянно растут, то и шанс…
— Тогда вы должны из этих стихий. Это здоровье, деньги, власть и уважение, какую-то одну убрать. У вас тогда, опять, математически, количество комбинаций уменьшится.
— А почему именно вот эти четыре?
— Например, уберите уважение. Это самое сложное. Уберите из своей жизни стремление к тому, чтобы вас уважали. Тогда станет проще, ближе к истине.
— А почему именно вот эти четыре?
— Ну, приведите другие. Есть еще самая опасная — это свобода. Это стремление к свободе.
— [Не слышно] к власти всегда.
— Свобода к власти, к самоутверждению так же близко, как на циферблате единичка и пятьдесят девять. Хотя они очень далеко друг от друга, тем не менее, круг замыкается. Но это такие очень сложные, неинтересные вещи. Может быть, есть что-нибудь?

00:24:33 Вот в том, настоящем мире, смысла нет. Потому что Он и есть Сам Себе смысл. У первопричины нет причины. Так же как нет причины у игры. Игра, она сама по себе. Вот работа имеет смысл. Поэтому в этом мире нет, в материальном мире, в мире окружающем, точнее, каждое действие есть работа. Потому что у каждого действия есть смысл, плод усилий. А в мире прототипе, в оригинальном мире, смысла нет. Он сам себе смысл. Но когда Он сюда нисходит, когда прототип превращается в копию, появляется какой-то смысл. То есть там, скажем, игра. Там играет флейта, к примеру, или контрабас, она сама по себе. Она не имеет смысла. Так же как в музыке нет смысла. В музыке нет слов. Музыка, она сама по себе. А вот песня, она уже придает какой-то смысл. На мотив, на музыку накладываются слова. Вот на этот мотив, который играет там? накладываются слова, которые называются Веды или какие-то священные писания, или какие-то философии, какие-то бого-, теологии. Как это? Богословство. Наложить слова на ту мелодию. Вот здесь мы постоянно ищем смысл.

00:26:24 Когда мы приходим к выводу, что в мире-оригинале смысла нет, тогда легче становится. Душа становится мягкой, как расплавленный пластелин. Она может принять любвую форму. Она может залиться в любую формочку, которую принимает Персона номер один. Он такая сложная, многогранная форма. Или Господь Бог. И каждая Его поползновение души, и каждая черточка Его нрава, это отдельная ниша, в которую душа, ставши мягкой, без затвердения, она заливается. Она принимает ту самую по образу и подобию.
— Можно еще вопрос? Какое место в настоящем вашем мире, о котором вы говорите, занимает любовь?
— Любовь занимает. То есть любовь по отношению к Персоне номер один, к Кришне, это так же, как солнечный свет по отношению к Солнцу. Она не может жить без него. Солнечный свет не может жить без него, без Солнца. Если Солнце погаснет, то и солнечного света не будет.
— А по отношению ко всему окружающему?
— А по отношению ко всему окружающему она освещает. Она призывает стать тоже частью этого света солнечного, частичками любви. То есть перейти в качественно иную категорию. Сейчас мы с вами частицы сознания, то извините за пошлость, мы можем перейти в другое качество, стать частицами любви, фотонами того самого солнечного света.

Любовь в понимании вайшнавов

00:28:08 — Как соотносится счастье и любовь в вашей философии?
— Так же как муж и жена. Отношения примерно такие же. Счастье и любовь, как у мужа и жены в первый месяц.
— То есть [не слышно].
— Потом все превращается в тень. Вот мы с вами живем на дальних подступах основного действия, основной сцены, т.е. там, где свет переходит в тень, там где звезды становятся планетами и остывают постепенно.
— Выходит, получается, не иллюзорные чувства, не относятся…
— Нет, это реальные чувства. Вопрос: «К чему оно направлено?»
— Ко всему.
— Это проституция. Когда любовь направлена ко всему, это называется проституция, блуд. Маркетанки такие были вот в средневековых армиях, маркетанки. Они следовали вместе с солдатами. И на передовой они наливали вина, перевязывали раны. После боя они представляли иные удовольствия. Вот когда любовь ко всему, это такое маркетанство.

00:29:38 — По-моему, вы опошлили несколько понятие «любви».
— Наоборот. Вот когда любовь направлена к одному, это называется любовь или целомудрие, а когда ко всем… Это называется.
— Это к Кришне…
— Как они поют? У меня жена была. Она меня любила. Изменила только раз, а потом что-то сказала: «Эх, раз! Еще раз, еще много, много раз!»
— Во многих философиях, концепциях Бог — это распределенное понятие, а не конкретное, как фонарь. То есть Он порождает все и находится в каждом, абсолютно во всех вещах, предметах, как солнечный свет порождает [не слышно]. Значит, любовь ко всему окружающему, есть любовь к Богу.
— Но Он существует отдельно от всего или Он есть совокупность всего?
— На мой взгляд, нерелигиозный, так сказать, не принадлежащий ни к каковому религиозному, конкретному течению, это разветвленное понятие, принадлежащее всему.
— То есть Он есть сумма чисел? Да? Если каждый отдельно это предмет, вот если их все сложить, будет Бог. А Сам по Себе Он не существует. Он не существует независимо от всех.
— Я не знаю.
— А вы подумаете. Это вопрос очень серьезный.

00:31:10 — Бесконечность — это сумма единиц, или единица — это часть бесконечности. По вашей философии или ту, которую вы только что изложили, Бог — это сумма всего.
— Да.
— Вот, сотня — это сумма единиц или сумма двадцаток, сумма пятерок, а бесконечность не является суммой.
— На самом деле, на мой взгляд, не может быть однозначного мнения, является ли единица частью бесконечности или бесконечность является множеством единиц. То есть правильный взгляд — это взгляд с разных позиций.
— Но однозначного не может быть, но одно правильное может быть. Правильное мнение — это бесконечность не получается путем сложения, а вот части бесконечности путем вычленения.
— Но тогда если с бесконечности вычленить все части, тогда…
— Вам надо с математиками спорить, потому что они более солидно объяснят. Они, например, вам скажут, что бесконечность не является путем сложения, потому что всегда найдется новое число n…
— Я ж не спорю.
— Да, поэтому, если вы просто хотите поболтать, но давайте поболтать.

00:32:26 — Нет, серьезно, просто, что является Богом?
— Бог, бесконечность является Его частью, причём маленькой-маленькой частью. Он существует независимо от бесконечности, потому что например линия, она бесконечна. Но по сравнению с плоскостью она ограничена. А плоскость, несмотря на то, что она бесконечна, по сравнению с объемом, тоже ограничена, причём бесконечно ограничена по сравнению с объемом. Вот Господь Бог, Он есть все. А все прочие так называемые «бесконечности» Его части, а уж что касается частей вот этих самых «бесконечностей», о них и говорить-то не стоит.
— Вы говорили о [не слышно].
— То есть Он внутри всего и существует независимо. Если все исчезнет, Он всё равно останется существовать. Есть две разные вещи «правда» и «правота», хотя у них корень одинаковый, но они очень разные вещи. Вот часто мы спорим за правоту, а не за правду. То есть доказать свою правоту важнее, чем найти правду. Это безотносительно вот разговора, а вообще. Нужно различать, цель моих поисков, моих, извините за пошлость, духовных изысканий. Что является моя правота, т.е. доказать то, к чему я изначально пришел или найти что-то, что может мне даже не понравится, но всё равно принять это.

Правда и правота

00:34:11 Вот если целью наших изысканий является правда, то мы обязательно её найдем, а если правота — мы найдем правоту, но необязательно правду. Мы всем докажем, что мы правы. Мы будем разными способами, в оснвоном, способами призванными понравиться другим, мы будем доказывать свою правоту. И мы найдем эту правоту, и все будут согласны с нашей правотой, потому что эта правота будет им очень нравиться. Когда, например, они говорят, что цель, духовная цель — это когда капля становится океаном. Другими словами, когда ты становишься Богом. И всем это нравится. И все говорят: «Да, действительно. Это и есть настоящая цель». Ты есть Бог, но пока что ты забыл об этом и твоя задача — это разлиться, стать всем океаном. Капля станет океаном. Или они еще говорят. Это как вода в стакане. Вы стакан убрали, а вода всё равно осталась. Она никуда не делась. Вернее, вы стакан вытащили из воды, та вода, которая была в стакане, она там же и осталась. Вопрос: «А куда вы стакан вытащили, и вообще откуда Он взялся?».

00:35:25 Но поскольку это всем нравится, вот эта идея «Я — Бог, но забыл про это», то вот эту правоту легко доказать, легко объяснить. И приверженцев этой правоты так называемой правоты очень много. Это буддисты, майавади, пантеисты, всевозможные философы, теологи, их очень много, материалисты, в конце концов. Говоря, что человек — венец творения природы, они говорят тем самым, что человек — Бог. Потому что венец, он же выше всего. Он самый сильный.
— У меня [не слышно].
— Очень плохо. Ну, так сказать, мы все их философии глубоко презираем. Вот презираем до брезгливости, но самих ищущих мы уважаем, как уважаем почтенного сизифа.

00:36:38 — Вопрос такой: «Например, очень часто пытаются найти фразу [не слышно]. Он понимает, что есть что-то, что-то высшее. И он начинает искать. И, к примеру, один человек родился на богатой стране и в его селе была [не слышно] и он пошел, нашел, а другой человек родился в Индии, а третий родился, я не знаю, [не слышно]. Получается, если ты родился в Индии…»
— Почему в Индии-то?
— К примеру.
— А.
— Если ты родился в Индии, и вокруг тебя буддизм, вайшнавы, то у тебя хорошая карма, что ты там родился. Знания с рождения. Да, то есть вокруг тебя?
— Да.
— А если ты родился в Тундре, тогда ты съел мясо.
— Да, причём тут мясо? Верность истине или это еще называется искренность, это вне религиозное понятие. А причём тут православие? А причём тут другие религии? Мы же говорим о внутреннем убеждении человека. Человек может носить кришнаитские тряпки, но при этом быть по духу своему тем самым несостоявшимся Богом. То есть верность истине — это вне религиозное понятие, так же как честность. Нельзя сказать, что честность православная и индийская честность. Честность, она честность. Так же как совесть. Совесть — это не религиозное понятие, правда? Точно так же.

00:38:29 — Но если ты можешь достигнуть просветления, ну, назовем это так.
— Нет, так мы не будем называть.
— Почему?
— Просветление ты можешь достигнуть где угодно, но это не есть истина.
— Познать истину можешь.
— Я могу так сказать, тогда нам нужно разграничить религиозные конфессии и, так сказать, классы разных религий. Наверное, по их целям. Не называя имена, что является целью, там приведите любую религиозную конфессию, с которой вы знакомы. И кому они поклоняются? Что является божеством в той или иной религиозной конфессии? Перед чем они преклоняются? Ну, вот что вам больше всего ближе, например?
— Мне… Я хочу просто разобраться.
— Ну, не знаю, вот возьмем христианство. Что для христиан божество не по именам? Потому что можно жонглировать словами сколько угодно, но по сути? Перед чем они преклоняются? Они преклоняются перед понятием спасения. Поэтому Бог для них спаситель. То есть это Тот, кто избавит тебя от страданий, например.

Уровни сознания в отношениях с Богом

00:39:59 — Насколько я слышал, вот если говорить о Ветхом завете и Новом завете. В Ветхом завете немного другое.
— Ну, что именно?
— В Ветхом завете, око за око, глаз за глаз.
— Нет. Кто Он тогда функционально?
— Создатель, который тебя может наказать.
— А цель какая?
— Его?
— Нет, твоя в отношениях с Ним. То что он может наказать, это понято. Тогда значит они преклоняются, для них божество — это судья. Если он меня может наказать, а чтобы избежать наказания, я должен жить по его заветам. То есть функционально это судья, правильно?
— Есть конфессии.
— Заветы есть у любых конфессий.
— Если ты вайшнав, и заветы не соблюдаешь, значит, тебя тоже могут.
— Нет, тогда ты тот же самый око за око. Мы же говорим сейчас понятийно. Мы разделяем ведь сейчас в этой беседе понятийно. Религии мы разделяем не по названиями и не по формам сопровождения, а по сути. Если ты, так называемый, вайшнав, но ты соблюдаешь заветы для того, чтобы не быть наказанным, для того чтобы не родиться собакой в следующей жизни, то Бог для тебя судья. То есть ты живешь иудейскими законами, ветхозаветными законами. Правильно, если мы понятийно говорим?

00:41:35 Если ты поднялся выше и ты говоришь: «Независимо от того грешил я или не грешил, но я раскаялся и попросил прощения, и Он меня спас», тогда ты стал на ступеньку выше. Независимо какие одежды ты носишь, ты уже живешь новозаветными представлениями. Даже если ты ходишь в розовых одеждах и говоришь «Харе Кришна», ты уже христианин, потому что для тебя Он спаситель. Потому что ты думаешь: «Я столько нагрешил, но если я помолюсь, повторю Харе Кришна и Он меня спасет» Значит, ты перед Ним преклоняешь, как перед спасителем. Значит, мы концептуально разделим религии, где Бог судья и Бог милостивый спаситель. Потому что можно разные Его качества вычленять, например, создатель. То есть Бог — тот, кто сотворил, но в отношениях со мной это никак не выпукло. Ну, создатель или уничтожитель. Он действительно потом все уничтожит. Или всемогущий — тот, кто может все или всеведующий — тот, кто все знает. Но это никак не отражает моих отношений с Ним. Вот принципиально — это тот, кто меня накажет, если я не буду делать, что он хочет и тот, кто меня спасет, который независимо от того, что я делал, даже если я против его законов жил, но он меня милостиво спас.

00:43:10 В этом смысле вайшнавизм не на ступеньку, а скажем, на пропасть выше, потому что для вайшнава… Опять независимо в черном он ходит, с гимнастом на груди или с деревцем на шее. Для него Господь — тот, кто играет, тот кто Сам по Себе и для Себя. Цель бытия которого не спасти, не наказать, а Он просто Сам по Себе.
— Если мы…
— При этом Он не подчиняется никаким законам. Вот, кстати, на двух предыдущих ступенях, Бог, Он все-таки связан какими-то законами. На худой конец, законами морали. То есть Он не может перешагнуть через что-то, через какой-то моральный закон. Например, Он сказал не делать этого и Сам он тоже не должен делать. Ну, конечно. То в богословии вайшнавов Он может делать все, что угодно, даже говоря: «Вот, вам заветы. Вот вам нормы поведения, но сам я могу делать вообще, что хочу» И таким образом, мы приходим к пониманию Его самого главного свойства. То, что Он не судья, Он не спаситель, а Он — красота. Потому что только красота, гармония или счастье собственной Персоной может делать, что заблагорассудится и не ожидая последствий, не боясь последствий. Если предыдущие религии, они поклоняются судье, спасителю, то вайшнавы поклоняются Игроку, непринужденному Игроку. Вот это понятийно отличается.

00:45:21
— Сами [не слышно]. Для них жизнь это тоже игра?
— Нет, вайшнавы соблюдают заветы, стараются соблюдать все заветы, которые довольно строгие в общем. Но Ему они оставляют поле для любых маневров. И в момент крещения или это у них называется инициация, они обещают выкинуть все свои представления о добре и зле, свои представления о прекрасном, то что до этого существовало и накопилось у них в сундуках, и обещают набрать новые представления о прекрасном согласно вот этому выводу, что Он может делать все, что угодно. Что бы Он ни делал, это красиво! Дальше возникает вопрос: «А как Он выглядит вообще, помимо того, что Он прекрасный? А дальше-то что?» Вот вайшнавская философия говорит, что у Бога очень много ликов, и все они отражены какими-то Его качествами: великий, всемогущий, вседержитель, создатель, спаситель, много их, тысячи. Любое качество: самый маленький, самый большой, самый толстый, самый худенький, любое качество. Везде, к чему представлены все или самый, это Господь Бог. Но среди всех вот этих качеств, среди всех этих ликов есть один, который самый главный, т.е. оригинал, а все остальное копия.

00:47:09 В вайшнавском богословии, которое сформулировал Джива Госвами пятьсот лет назад, он сказал, что изначальный Его облик — это тот облик, в котором Он больше всего получает удовольствия. Вот где Его удовольствие в бесконечной степени. Вот если вы увидите Бога, получающего максимальный набор удовольствий, это есть изначальный Бог, а все остальное Его проистечения, Его атрибуты или Его ипостаси, отражения Его.
— Вы сказали, что в вайшнавском богословии [не слышно]
— Нет, сформулировал Джива Госвами. Оно существует, вайшнавское богословие существует столько же, сколько существуют вайшнавы.
— А сколько существуют?
— Вайшнавы существуют столько же, сколько существует предмет их преклонения. Ни днем раньше, ни днем позже. А поскольку предмет преклонения для них Кришна, по-гречески, это гармония, а по-русски, красота, то Она существует вечно. И соответственно вайшнавы и главный вайшнав, не будем всуе Ее имя упоминать, Она существует столько же, сколько и он.
— То есть вайшнавизм это не какое-то отдельное учение…
— Нет, конечно. Вайшнавизм, он всегда был в загоне, в Индии он был. Если бы не вселенская толерантность индусов, вайшнавов давно бы уже вырезали, потому что они камня на камня на кастовости, на богоизбранности. Они всегда были отверженными, не уничтожаемы физически, но отверженными всегда они были. Это так.

Что такое вайшнавизм?

00:49:16 — Они как бы тоже получается особенные.
—Конечно, вайшнавизм это особенная вещь. Что такое вайшнавизм? Это предельная гибкость, предельная готовность принять истину в том виде, в каком она явится. Никаких условий. Она называется еще… Если философски переводить понятие вайшавизм, то это безусловность. То есть когда ты принимаешь положение безусловности. Ты никаких условий не ставишь. Это вайшнавизм.
— Просто если говорить, вот я почему спросил, когда был составлен [не слышно] и давно ли существует вайшнавизм, потому что, например, есть науки, года, сколько лет какой-то религии. И по-моему буддизм называется самой древней.
— Не знаю. Наверное, самая древняя религия — это когда обезьяны слезли с дерева, и вот первое их верование это было самой первой религии.
— Мы оттолкнемся чуть-чуть дальше.
— А если отталкиваемся, тогда верность Всевышнему, бесконечная, безусловная — это самая древняя религия.
— Тут надо понять.
— Давайте поймем. С теорией Дарвина трудно, потому что там очень много нужно доказывать, а с теорией Творца все просто. Он создал. А почему? Захотел.

00:51:02
—В религиозных конфессиях так говорят: «Есть Бог. Бог создал все» Мне просто показалось, что в принципе, все эти конфессии [не слышно].
— Понимаете, научные люди, они даже не могут объяснить факт полной Луны. Никогда не задумывались, а почему мы видим круглую Луну? Как так можно? Это же физически невозможно. Это значит Солнце должно находится за Землей. Чтобы увидеть полный круг, то источник света должен быть направлен не сбоку, не сзади, а вот так. А мы находимся между Солнцем и Луной. А почему мы её видим?
— Она же тень.
— Как? Вот так? Не работает. Мы с Луной вот так вот находимся, а Солнце вот здесь. То есть оно никак не может. Луна… А вот так? Ну, это научно. Свет вот так. Ну, да. Конечно. А мы говорим «наука».
— Тот же самый [не слышно] В каких религиозных конфессиях говорится, что [не слышно]?
— Не то, что нельзя, его жалко.
— Жалко.
— Конечно.
— Это вопрос такой эстетический. Мне жалко убить зверюшку.
— Это скорее этический вопрос.
— Либо нам жалко становится убить зверюшку, потому что это скажется на нашей карме.
— Тогда уже не жалко, тогда это себя жалко. Но если все-таки мы милость проявляем, то жалко его, прежде всего. Жалко его убивать.

00:53:13 — Просто, если говорить о том, что… Вопрос, карма.
— Мясо, оно застревает здесь. Куски мяса, они, понимаете, между зубами.
— А ты можешь воплотиться в собачку или зверюшку, а ты можешь воплотиться деревом?
— Можешь.
— Получается, что жалко сломать дерево.
— Жалко, конечно.
— Получается, что даже если ты срываешь плод, то ты всё равно как бы «насилие»,
— Тоже жалко, да.
— Значит, насилие в любом случае: срываешь ты дерево либо ты убиваешь зверюшку.
— Любое насилие. Насилие. Мы не можем шага ступить, чтобы не причинить насилия кому-либо.
— Какая тогда разница убил ты зверюшку или срубил дерево?
— Ну, разница. Убиваешь ли ты существо, которое спит или ты убиваешь существо, которое… то есть его во сне убиваешь или оно смотрит на тебя и плачет: «Не убивай меня!» Вот такая разница. И то и другое убийство, но когда он просит тебя «не убивай» и плачет при этом, рука не поднимается. А когда он спит, ну…

00:24:24 — Деревья, помидоры — это те же самые живые существа, но они находятся в такой амнезии, в такой коме, что ты их убиваешь, но им не больно.
— Ну, мы этого не знаем. Мы не знаем. Понятно, что убиваешь зверюшку, она пищит, кричит. Мы просто может быть не слышим, как кричит помидор.
— Ну, тем не менее, они… Когда человек находится в коме, то его не так жалко, когда он стоит на коленях и просит: «Не надо! Не убивай меня».
— Я к тому, что существует тоже теория «круговорота веществ в природе». К примеру, мы…
— Надо только.
— Мы как бы умираем, из нас вырастает травка, эту травку ест корова.
— С этой точки зрения мы никого не убиваем, потому что душу убить нельзя. Это точно. Но причинить боль можно.
— Больно можно причинить.
— Ну, да. Дереву, поскольку оно находится в подавленном состоянии сознания, ему меньше больно, чем хомячку.
— К примеру, если мы задавим случайно таракана, ему же больно [не слышно].
— Не могу сказать. Я просто. Вайшнав, он причиняет насилие, таким образом, этих поедает чеснок. Нет. Чеснок нельзя. Помидоры есть, огурцы. Но он это приносит в жертву. Он говорит: «Господь мне нужно служить Тебе, но я физически умру, если я никому не причиню зло. Вот давай договоримся так, я буду их убивать, благодаря этому я буду жить и служить Тебе. Тем самым я их принесу себе в жертву. Если вся моя жизнь подчинена Тебе, то если я кого-то приношу в жертву, то я, по сути, тебе приношу»

00:56:33 — Если ты, например, находишься, предположим, на крайнем севере. Есть нечего. [не слышно] медведи, причём они тебя тоже могут съесть. Закон выживания [не слышно]. Получается, у тебя нет выбора. Ты, в принципе, родился в среде, где ты можешь питаться оленями, либо там…
— Так.
— Получается, что ты изначально будешь совершать постоянно кармически.
— Да, ну и что?
— К тому что, получается, есть места на планете…
— Есть места на планете, где хорошо играют в футбол. Есть места, где играют в хоккей. Следуя по вашей логике. Получается, если вы родились за полярным кругом, вы не сможете играть в футбол. Ну не сможете. Ну и что?
— Нет, я к тому, что вегетарианство очень тонкая вещь.
— Очень тонкая линия.
— Если ты ешь мясо, то ты как бы плохой.
— Вайшнавы, они не вегетарианцы. Мы же не вегетарианцы. Наша цель это не съесть кого-то, потому что голуби и ослы, они тоже вегетарианцы.
— Просто…
— Как быть? Если брать вашу конкретную жизнь, вам же не надо белых медведей убивать и оленей.
— К примеру, я оказался.
— Ах, вам жалко чукчей. Как же быть с их кармой? Ничего. Вы же материалист. Они когда-нибудь родятся где-нибудь в районе экватора.
— Вот.
— Подождите, вы же не материалист.
— То есть если ты родился на крайнем севере, то получается у тебя bad карма.
— Это значит, тебе закрыт доступ к вайшнавизму.

00:58:24 Ничего такого. Вот один из близких спутников Кришны по имени Бхима, он разрывал людей на куски и пил их кровь, свежую, теплую. Ничего. Был нормальный вайшнавом.
— Вопрос по поводу чеснока.
— Не знаю.
— Скажите поподробнее, зачем он это делал?
— Он куражился.
— Энергию впитывал.
— Куражился.
— Почему нельзя есть чеснок?
— Я не знаю.
— Вы едите чеснок?
— Я, нет, но я не знаю, почему его нельзя есть.
— Это написано в ведах, нет?
— Не знаю. Это написано? Наверняка где-нибудь да написано.
— Я слышал, что чеснок и лук.
— Ну, вот, чеснок и лук это плохо. Я просто помню, когда бабушка резала лук, у нее слезы текли. Чтобы этого не было, вот мы не едим лук.
— Да, но при этом в наших краях ведь издревле чеснок и лук средства от простуды…
— Какой ответ вы от меня ожидаете? Вы хотите меня загнать в угол и сказать: «Да, действительно вайшнавизм это… Вообще безусловный поиск истины это настолько локальное, настолько местячковая идея, что вот здесь она не приживется».
— Нет, я хочу сказать, что есть другие пути помимо вайшнавизма, которые…
— Но не к Богу, не к Богу в нашем понимании.
— Не к Богу в понимании вайшнавов.

00:59:58 — К Богу в таком понимании, как Красота, никакие другие пути не приведут, кроме безусловной верности Красоте. Там где истина и красота вступают в противоречия. Другими словами, там где этика и эстетика вступают в противоречия, вайшнав выбирает эстетику. Для вайшнава важнее «как», чтобы важнее было красиво, чем «что». Если это плохо, но красиво, вайшнав поступит красиво, а человек религиозный, он поступит хорошо. Он не поступит плохо. Он поступит хорошо. В этом разница.
— Красивое насилие.
— Да. Если Он красиво ел, то… Главное с чьей точки зрения красиво, Персоны номер один. Главного зрителя и участница всего этого действа под названием «мироздание». Если Ему это нравится, значит…
— Ну, а как [не слышно]?
— А Он был с ним в дружеских отношениях. Они, собственно, выросли вместе. Понимаешь, когда с другом вырос, то ты знаешь, что Ему нравиться. Нам не повезло, поэтому мы лучше поступаем хорошо. Потому что в нашем понимании красиво — это относительно.

транскрибирование: Илья Костюченко | Запорожье | Украина | 16 февраля 2012